Национальный абсурд

В 1980-ом
Игорь Шафаревич написал отличную книгу «Русофобия». Удивительно – на пике интернационализма
лауреат Ленинской премии, член-корреспондент АН СССР и создатель математической
школы защищает русский народ, рискуя попасть под пресс системы! Сильный гражданский
поступок, однако, не даёт покоя один вопрос – так ли это сейчас, действительно ли
русские не изменились за прошедшие тридцать лет?

В 70-ых советская
эмиграция злобно шипела на русский народ – у него смесь злобы, зависти и преклонения
перед властью; рабская психология и нет собственного достоинства; нетерпим к чужому
мнению и подчинён жестокой силе, да плюс «мессианство» или «вселенская русская спесь»
– всех поучает новому пути. Россия во власти деспотических режимов – от Грозного
до Сталина, причину своих бед русские не понимают, винят кого угодно – татар, немцев
или евреев, но не себя. У русских нет шансов на осмысленное существование, сплошное
«бытие вне истории», их народ – мнимая величина. Россия обречена на скорый распад,
а спасение – в отказе от этих тенденций и построении общества по шаблону западных
демократий.

Шафаревич
легко опроверг приговор, отметив много лиц еврейской нации среди бывших сограждан.
Для понимания этого феномена он обратился к концепции «малого народа»– социального
слоя, создавшего свой интеллектуальный мир и желающего освобождения от косности
и предрассудков старого мира. «Малый народ» – антинарод, являет особую творческую
силу, презирает других сограждан, а получив власть – жестоко перекраивает жизнь,
представляясь спасителем «мертвой биомассы» большинства, погрязшей в бессмыслии.

В Англии
XVII в. – это пуритане, во Франции конца XVIII в. – масоны и якобинцы, в Германии
XIX в. – «левое гегельянство». Для России начала XX в. – это большевики, а в эпоху
Перестройки – демократы. Неважно, что Шафаревич видел «еврейский сегмент» основой
«советского малого народа», что «богоизбранные» винили русских в том, что свойственно
их нацсознанию – мессианство, религиозное главенство в Израиле, нетерпение к чужым
и поучение их новому пути. Интересно другое – что представляем собой мы, русские?

Если отбросить
обидный тон эмигрантских обвинений, подавить раздражение и оценить наши «архетипические»
черты на макро-уровне, то трудно опровергнуть «претензии». Приятно гордиться сияющим
прошлым, но лишь в современности проясняется реальный уровень эволюции народа. Что
имеем на сегодня? Страна распалась, а Россия подогнала западную демократию под авторитарное
правление. Мир высокомерно поучаем – по кризису или однополярности, но в своих бедах
виним каких-то экстремистов и иноземных финансистов. Не создали теории, объяснившей
200 лет борьбы патриотов с властью, а ценность советского или царского времени не
понятна. Мы словно родились без всякой истории в 1991-ом. Двадцатилетняя работа
оппозиции не то что, не переросла в противостояние, а похожа на басню про Слона
и Моську: лаю, ибо карлик, не укушу, ибо страшно. Чем не смесь зависти и злобы перед
кремлем? Защитники справедливости съёжились в политиканов, алчущих стабильных депутатских
зарплат.

Как назовём
свою психологию, если в РФ нет Русской республики, и никто из русских лидеров не
выдвинул эту цель, а «носители крови» вовсе безразличны к этой теме? Когда нет нацсубъекта,
нет и народа: люди растворяются в космополитизме, теряя смысл бытия. Выходит, «русские»
– мнимая величина? Достоинство народа – в сознании нацпринадлежности и ценности
традиции, реализованных в социальном укладе, а если внедряют чуждые правила, народ
самоорганизуется и стремится к защите «закона отцов». Ничего подобного: льготы и
выборы глав субъектов отменили, цены на ЖКХ задрали, образование реформировали,
производство в упадке, а народу фиолетово, будто речь о чужом добре нерадивого соседа.

Молодёжь давно
молчит про «русскость» – томно и скучно. Другое дело – оттянуться как в клубе или
на концерте и покричать: «Вперед, Россия!». Ура-патриотизм моден, но старшее поколение
уныло бормочет: были бы счастливы дети, остальное приложится. Если в Татарстане
или Башкирии башкир и татарин, знают кто они: надписи на родном языке, президенты
из своих, и традиции зримы, то для русских – ни язык, ни надписи роли не играют.
Русский язык в РФ – международный, а традиции и этнические черты виртуальны, им
попросту негде проявляться. 2/3 субъектов – некие космополитические образования,
насаженные на буржуазную демократию, а его население – безличная биомасса. Кто оно,
это население?

По переписи
2002 г. – 4/5 русские, по факту – лица какой-то «славянской внешности». Кто же выиграл
от отмены графы «национальность» в паспортах? Национальные меньшинства. В их субъектах
уклад «взывает» к принадлежности, а в областях и краях – «русские» под запретом.
Можно поднять плакат – «Русские, присоединяйтесь!», но подойдёт милиционер: «Мужик,
верю, что русский, у тебя на лбу написано, но нельзя. Давай, не дури!», и обвинит
в разжигании розни и экстремизма. А мы и не выходим, разве на кухне грозимся, а
наутро – в офисы. Получаем абсурдную ситуацию – все народы узаконили своё имя, и
лишь русские – 80% населения, что «Иваны, родства не помнящие». Сказка про «великанов
и гномов», часть вторая.

Разберемся
с «малым народом» в современном варианте. Демократы ранее были «новой творческой
силой», а сейчас половина граждан одобряет их курс, а остальным и размышлять лень.
Раз не протестуют, их молчание – знак согласия. Однако есть другой малый народ –
националисты «русских маршей», интернет-сообществ и неофициальных партий. Они пытаются
привлечь внимание к «русскому вопросу», но успеха у русских не имеют, и порой подвергаются
показательным судам. Имеем абсурд второго порядка, доказывающий мнимую величину
народа.

Есть еще Русская
Православная Церковь, но епископы «открестятся» от национализации веры: Богу угодны
все народы, христианин интернационален, а аббревиатура «РПЦ» – дань памяти о былой
силе народа. Крамольный лозунг «Россия для русских» уже не имеет смысла: глупо поднимать
того, кто забыл себя, и точнее сказать – «Россия без русских». Значит, «малый народ»
ныне – русские патриоты, и они вновь желают избавления от косности и предрассудков
старого, то есть современного мира. Нормально, но «вывернутая логика» покрывает
бытиё как заклятие.

Отчего решили
свернуть контртеррористическую операцию в Чечне? Ежедневно задерживают бывших боевиков,
на минах подрываются бойцы и слышатся перестрелки, находят схроны с оружием, и самое
главное – действует отряд Доку Умарова в 500 бойцов! 26 марта Кадыров предложил
снять ограничения по закону от 1999 г., а на следующий день президент Медведев заявил
о прекращении операции. Сразу видим – РФ печётся о чеченском народе, а у русских
нет главы, чтобы позаботится о них. Какая незадача, ведь годами властные чинуши
«примучивают» их поборами.

Вот свежий
случай – с февраля на Западносибирской ж/д ввели комиссию за предварительную покупку
билетов в 50 руб. Неможно брать мзду в госпредприятии, и кассиры сокрушаются, а
полтинники улетают. На месяц более 100 тысяч прибытку, как бы ниоткуда. Наверное,
кризис «потребовал» проявить смекалку, или – побочный источник дохода. Это что –
Президент решил реформировать ЦСКА и другие клубы, входящие в Минобороны. Почему
сейчас? Так – деньги, а охочих до них немало, и вспоминается эпоха передела. Таких
случаев тьма.

Шафаревич
защитил русское прошлое, но кто прикроет настоящее? Некому и невозможно, пока народ
не воспрянет ото сна. По желанию или призыву не выйдет, разве через добрую встряску
– после коллапса, войны или катаклизма. Русофобия потеряла смысл: некого бояться
или ненавидеть. У нас развилась национальная фобофилия – смесь отторжения и приятия,
любви и ненависти к себе, два в одном. И впали русские в спячку, и гоняет власть
нынешний «малый народ» – Не дай Бог, разбудят «медведя», усмиряй его потом рогатиной,
пущай в берлоге сидит. За спорами и поиском виноватых мы потеряли главное, и ни
политики, на этнологи, ни идеологи не ведают, что внутри русичей – какие свойства
и черты, что определяет характер. Слишком много версий, чтобы быть правдой, но и
это мало кого волнует.

Особо рельефно
проступают наши противоречия в такой мелочи, как деньги. Русские не любили мерить
идеи деньгой, но ныне это фактор существования, и пришлось «думать» рубликами. Именно
потому, что презираем купюры, нас и дурят: поднимут цену на несколько рублей – отмахиваемся,
а из этих 10-15 % наценок вырос коррумпированный слой, посадивший нас «на счетчик»
дороговизны. Получаем лихой парадокс – чем мы выше бытовых проблем, тем хуже нам
живется, ибо своим «высокомерием» потакаем олигархам, да злимся на «денежные мешки».
РФ самая дорогая страна, если мерить цену от средней зарплаты – и машины, и недвижимость,
и продукты, но терпим и еще смеемся в три горла. На ТВ сплошные юморины, себя оборжали
уже до костей, а всё плачемся, что загнали нас угол.

Никто не загнал,
сами залезли. И лечат нас плохо, и платят мало, и не слушают, и пугают, и судят
– всё кто-то мешает. А эти «кто-то» и есть «мы» – каждый в отдельности и все вместе.
Пора осознать нашу слабость, сразу станем сильнее. И благородный гнев обласкает
сердце, и выбирать проще. Либо вложим свою толику усилий в создание «русского субъекта»,
и тогда сделаем шаг к «славному прошлому», либо предадим его, и лукавая глобализация
догрызёт некогда великий народ, оставив в истории еще одну мёртвую цивилизацию…

Оригинал этого материала
опубликован на сайте «Русский прорыв».

Поделиться:
comments powered by HyperComments
57, за 0,200