09:12 27-04-2010 Просмотров: 188

Политика есть!

23 апреля состоялось очередное
заседание Нижегородского эксперт-клуба, посвященное теме «Нижний и Дзержинск
накануне осенних выборов. Социальное самочувствие нижегородцев и расстановка
политических сил в регионе». Эксперты обсудили результаты последнего исследование
фонда «Открытая социология». Предлагаем вашему вниманию фрагмент одного из
выступлений.

Александр Прудник, старший научный сотрудник Института
социологии РАН:

Отличие этого исследования «Открытой
социологии» от предыдущих в том, что нами был поставлен социологический
натурный эксперимент. Только что возникла проблема транспортного коллапса – и
мы на этом фоне проводим опрос. Выясняется, что из всех проблем последних лет эта
проблема находится на первом месте. 92 процента нижегородцев среди проблем, с
которыми они сталкивались, поставили ее на первое место.

Люди моего круга общения все ездят
«на своих колесах» – и они жалуются на пробки. Но они не представляют, что
приходится переносить таким, как я, передвигающимся на общественном транспорте.
Нужно представить себе на секундочку маршрутку, в которой набился народ и
которая стоит на развязке. Впечатление непередаваемое. Реплики, которые там
звучат в адрес власти, тоже непередаваемы. Кто-то говорит даже, что «это
специально делают, чтобы над нами издеваться».

В чем же заключается натурный
эксперимент? Мы посмотрели, каким образом такая проблема, которая затронула
абсолютно всех, сработала на политическом уровне. Мы впервые зафиксировали
снижение на десять процентов рейтингов губернатора и мэра – такого не было
никогда. Это прямое следствие того, как отреагировало население на эту
ситуацию.

И это показывает, что инструменты
манипулирования общественным сознанием есть. Что любого, даже самого успешного
руководителя, можно укатать, устроив нечто подобное.

Второй момент, который интересен.
Каждый из двух политиков, которые вступают в конкуренцию между собой, считает
себя правым, и полагает, что если он улучшает свои позиции, то соперник их
теряет. У нас в городе это не так. Мэр и губернатор – это не сообщающиеся сосуды,
это один сосуд. Они или оба падают, или оба поднимаются.

Всем без разницы, кто из
руководителей отвечает за развязку на мосту. Есть мэр и губернатор – они и
отвечают за все по полной программе.

Есть и еще один момент – чем жестче
мэр и губернатор конфликтуют между собой, тем больше они наносят ущерб,
во-первых, самим себе, во-вторых, партии «Единая Россия». Этот конфликт снижает
ее рейтинг. Почему? Да потому что именно они являются символом партии в
регионе, а не кто-то другой.

Насколько это важно – посмотрите на
таблицу событий, вызвавших отрицательные оценки населения. Пятая строчка сверху
– 40 процентов нижегородцев относят конфликт губернатора и мэра к разряду самых
негативных событий — на втором месте после автомобильного коллапса на мостах.

Это был не открытый вопрос, но в
предыдущих исследованиях мы просили население в открытых вопросах назвать самые
острые проблемы, оговаривая лишь, что это не проблемы плохих дорог, озеленения
и т.д., (потому что если это не подчеркнуть, все пишут «понизить тарифы»,
«заасфальтировать дороги»), а более широкие проблемы. И в этот раз мы предложили
уже названные людьми вопросы, выбрав самые значимые. Результат мы видим.

Я понимаю, что результат обе эти
стороны не остановит, но понимать эту ситуацию нужно.

Еще один момент, уже несколько
абстрактный политический. Это образ, который складывается у партии «Единая
Россия» в общественном сознании. Партия «Единая Россия» — партия удачливых,
успешных людей.

Те же, у кого дела идут не очень
хорошо, по сути, остались без настоящего партийного представительства – ведь
нельзя же КПРФ считать их представителем. Многие ее не принимают по
идеологическим причинам. Но проблема остается – правящая партия оказалась сегментированной
в определенной части общества, она, являясь правящей и претендуя на то, чтобы
представлять все общество в целом, какую-то часть общества не охватывает.

Что касается ситуации в Дзержинске,
то ее многие воспринимают как кризисную, но она мне нравится. Я говорил с
людьми, которые убеждали меня, что в нашей стране политики больше нет, что она
кончилась. Я им ответил, что когда я слышу такие слова от оппозиционеров, от
противников нынешней власти, я понимаю, почему они это говорят, но когда я слышу
это от вполне успешных представителей политической элиты, мне это не понятно. С
чего они решили, что политики нет? Мартовские выборы показали, что есть, да еще
какая политика.

Что мы увидели в Дзержинске – когда
возникла проблема, которая затрагивает все население – появились и общественные
движения, и лидеры. Появились и формы политической активности – я не имею в
виду даже замечательные надписи на стенах, которые войдут в анналы истории
технологий. Возникла инициативная группа за референдум, инициативная группа за
проведение опроса, — то есть оказалось, что политические проблемы остались, началась
настоящая политическая борьба, началось согласование интересов. Ситуацией
пытается управлять и губернатор, и местные элиты, Оказалось, что политика есть,
и что она останется. Это очень хороший позитивный процесс – и его нужно со
стороны руководителей областной администрации всячески поддерживать, одобрять,
мол, «молодцы!». Надо помогать конфликтующим сторонам.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
104, за 0,263