07-03-2012 Просмотров: 195 Дмитрий Елькин

Путин 2.0. Дедушка с веслом

После обнародования итогов выборов
президента России многих участников гражданской кампании против избрания
Владимира Путина на этот пост, – а это десятки миллионов людей, ходивших на акции
протеста, работавших наблюдателями или просто голосовавших за «альтернативных»
кандидатов, – постигла некоторая апатия. Она безосновательна.

Путину, чтобы быть избранным на
новый президентский срок в первом туре, оказалось недостаточно не только собственной
популярности, не только предельно грязной, построенной на истерике и угрозах
«мобилизационной» пропагандистской кампании, но и использования сравнительно
«чистого» – в сравнении с прямыми фальсификациями – административного ресурса.
То есть, ни круглосуточного «освещения деятельности» премьера российского
правительства и по совместительству кандидата в президенты на государственном
телевидении, ни риторики, сводящейся к тому, что в случае поражения Владимира
Путина на выборах Россия утратит суверенитет и будет управляема внешними
силами, ни снятия потенциально опасных кандидатов для победы не хватило. Не
гарантировало Путину избрание и то, что почти все главы регионов прямо
агитировали за него, а сотрудникам государственных и муниципальных предприятий
и организаций начальство настоятельно рекомендовало голосовать за нынешнего
премьера.

Все равно потребовались
фальсификации. И совершенно не важно, санкционировал ли их персонально Владимир
Путин или нет. В сухом остатке – пронзительный, как мысль о конечности всего в
этом мире факт: чтобы выиграть выборы у собственных сателлитов (а других
кандидатов в бюллетене не оказалось), Владимиру Путину потребовались
фальсификации. Что они были, собственно, признает
и сам будущий президент.

Слезы Путина на «митинге
победителей» на Манежной – это слезы человека, в один день потерявшего все. Он
говорит, что плакал из-за
ветра
. Пожалуй, что так. Ветер истории на Манежке вышибал слезы из глаз
экс-национального лидера, которого значительная часть общества теперь считает узурпатором. И поскольку эту позицию
разделяет большинство лидеров общественного мнения, через некоторое время она
будет экстраполирована во все социальные страты общества и станет мейнстримом.
В известной степени маргинализация путинского электората уже происходит – за
Путина на последних выборах с наибольшим энтузиазмом голосовали нацреспублики,
село и городские люмпены, а в числе его доверенных лиц оказались, в частности, вот
такие граждане.

Те люди, которые пришли 4 марта
проголосовать за Путина, – а это в своей массе люди с невысоким уровнем
достатка и образования, люди, оказавшиеся по разным причинам в самом низу
социальной лестницы, – оказались преданы. Их обманули. Путин призывал их
поверить ему, прийти и проголосовать за независимую Россию, призывал «умереть
под Москвой», а сам, получается, в тех, к кому обращался, не поверил. Не
поверил и притащил «спасать Родину» мошенников с фальшивыми открепительными
талонами. Но нельзя высокопарно призывать людей к подвигу и в то же время
обращаться за помощью к жуликам – это несовместимы жанры. Это чудовищное
оскорбление, так нельзя поступать и этого нельзя простить. Сегодня вся страна
знает, что выборы прошли с масштабными нарушениями, в том числе это знают и те,
кто голосовал за Владимира Путина. Вряд ли большинство из них найдут в себе
мотивацию в следующий раз проголосовать за того, кого им порекомендует новый
президент.

Как политическая фигура Путин
периода третьего срока, разумеется, не равновелик самому себе первого и второго
сроков.

Вследствие того, что выборы
президента в 2012 году были в значительной степени сфальсифицированы (в первую
очередь, руками региональных и местных администраций), поменялся полюс во
взаимоотношениях между будущим президентом и региональными элитами. Если до 4
марта Путин был лидером в диалоге с региональными элитами, делегирующим
властные полномочия тем или иным региональным группам по своему произволу и
усмотрению, то после выборов ситуация изменилась на обратную – именно региональные
элиты обеспечили будущему президенту победу, и теперь уже Путин получает власть
из рук регионалов.

Платить за эту победу Путину нечем.
Возвращение всенародных выборов губернаторов делает невозможной пролонгацию
полномочий непопулярных глав регионов путем аппаратной процедуры. Публичная
поддержка новым президентом того или иного кандидата на региональных выборах
тоже теперь недорого стоит. Она, возможно, способна принести некоторое
количество голосов путинского ядерного электората, который в основной массе и
так будет голосовать за действующего губернатора, но в то же время и настроит
заметную часть избирателей против такого кандидата – по
данным «Левада-центра»
«мягкий» антирейтинг Владимира Путина в феврале
текущего года составил 38%, а жесткий — 15%. Очевидно, что эти показатели уже
сейчас выше и в обозримой перспективе продолжат расти.

Повестка третьего срока Путина
жестко детерминирована актуальной политической и экономической проблематикой и
оставляет для будущего президента крайне узкое окно возможностей. Экономическая
конъюнктура вряд ли позволит Владимиру Путину реализовывать масштабные
популистские проекты. Более того, необходимость решать острые проблемы в
российской экономике (в частности, связанные с наполнением Пенсионного фонда)
может привести к заметному снижению уровня жизни в стране и, как неизбежное
следствие, к росту социальной напряженности и обвальному падению уровня доверия
населения к власти.

Кроме того, третий срок Путина
пройдет в условиях резкого снижения объема полномочий нового президента в
качестве модератора конфликтов внутри федеральных и региональных элит. В
условиях прямых всенародных выборов губернаторов президент не будет
единственным источником власти для глав регионов и, соответственно, не сможет в
прежнем объеме контролировать региональные элиты. Строго говоря, его отношения
с претендентами на губернаторские кресла станут лишь одним из множества значимых
факторов, актуальных для региональных выборов, но уже не будут определяющими. А
в условиях свободной регистрации партий и общей либерализации политической
жизни в стране позиция Владимира Путина в качестве арбитра отношений внутри
федеральных элит также перестанет быть монопольной.

На этом крайне неблагоприятном фоне
Путину придется реализовывать ряд проектов, которые де-факто сводятся к
ликвидации построенной им в нулевые политической системы. Во-первых, это
политическая реформа, которая восстановит механизмы реальной демократии как на
уровне органов государственной власти, так и в муниципалитетах. Во-вторых,
возвращение к идеологии правового государства, в рамках которой необходимы
судебная реформа и тотальное переформатирование всей правоохранительной
системы.

Эта повестка совершенно «чужая» для
Владимира Путина, она навязана ему обществом, но исключительно от того,
насколько своевременно и эффективно новый президент сможет реализовывать ее
этапы, зависит, долго ли он сможет занимать высший государственный пост.
Повестка, с которой Путин пришел к власти в 1999 году и которую он реализовывал
вплоть до 2012 года, сегодня полностью исчерпана и в основном дискредитирована.

Очевидно, что никаких шести лет
застоя, «царствования» и «ничегонеделания» у нового президента нет. В некотором
смысле слова Путина о «рабе на галерах» оказались пророческими – в ближайшие
годы шестидесятилетнему президенту предстоит систематически уничтожать то, что
он предыдущие 12 лет увлеченно строил. Это действительно большая, сложная и
опасная работа. Так что «Путин 2.0» – это не «более лучше» «либеральный» Путин,
которого некоторое время назад пытались «продать» стране. Нет, «Путин 2.0» –
это тот самый «галерный раб», дедушка с веслом, которому придется грести туда,
куда скажут, причем без всякой надежды на благодарность по прибытии в место
назначения.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
102, за 0,690