Прометей: сажа вместо огня

Кинокритика

Общеизвестен сюжет фильмов о Чужих, история колоритная, и
многие предвкушали выход «Прометея». Дело не столько в продолжении франшизы, сколько в ценности воображения. Порой хочется
оторваться от циничной реальности и помечтать у экрана, ведь оптимизм стоит на
яркой идее, а ныне всё зыбко, условно и опорочено. Политика и
религия особо не радуют, прекрасное далёко, в прессе сплошь негатив, а верить
во что-то надо. Неважно, в какой форме появится мысль, а тема «Прометея»
многообещающая. Поиск колыбели человечества и его создателей – что может быть
интереснее? На Голливуд можно махнуть, ведь картину снял мастер и автор первой
части о Чужих, поэтому ожидали нечто особенное.

С первых кадров задан эпический размах – полубожественный гуманоид трансформирует себя в клетки с
ДНК, из которых появились люди. Далее ученые совершают мировое открытие и звездолёт мчит к планете небесных отцов. Картинка
достоверная, действие плавное, интерес устойчивый, но, увы – есть тень
сомнения.

Пробуешь отмахнуться, но неудовольствие нарастает, поток
штампов всё очевиднее, и к финалу уже открыто иронизируешь. Вот тебе и
откровение. Ну, Ридли, ну, Скотт. Подфартил
с полётом фантазии. Хочется чего-нибудь рявкнуть и
шаркнуть кулаком по экрану для острастки. Наверное, хотелось одолеть Дж. Кэмерона – автора второй части
Чужих. Конкуренция – вещь полезная, но если зависть глаза застит, то усилия попусту.
Ладно, всё по порядку.

Научное открытие в наскальной живописи – ход не новый.
Пробуждение астронавтов от криосна и подготовка к
высадке напоминает эпизоды первых Чужих. Положим, это неизбежно для развития
действия, но далее-то – сплошной стандарт и комиксы. Почему-то влетели в
атмосферу на звездолёте, мол, к отчему порогу можно не снимая обувь. Логичнее
корабль на орбите оставить и готовить высадку, изучив планету. Какое там, увидели высокую гору – нам туда, и сразу попали к
древнему городу. Сели, тотчас выкатили вездеход, еще какие-то смешные квадроциклы и погнали по дороге. Зачем? В 2093 г. можно и
по воздуху, а не по-старинке – на колёсах в клубах
пыли.

Подъехали к купольному строению, вошли в щелевой проход,
и началась фантасмагория. Тут тебе и мёртвые создатели, и раздор среди ученых,
и кремневая буря. Почти час с начала фильма никакого действия, и вот – спешная
эвакуация и спасение андроидом неловких землян у
звездолёта. Затем оживление головы создателя: воткнули электроды, подали
импульс и глаза открылись, хоть две тысячи лет голова пролежала без тела. Это
много раз использовано и показано. Слабовато для фильма экстра-класса.
Претензия на научную фантастику идёт фоном, а в сути – нелепый дилетантизм в
упаковке спецэффектов.

Встреча с создателями – важнейшее событие, но никаких
контактов с Землёй, всё буднично: компания Вейланд
снаряжает экспедицию во главе двух антропологов и вперед. Учёные вздорные и
какие-то липовые. Геолог Милдер как панк – весь на понтах и пол-лица в татуировках, экипаж корабля быдловатый и ради денег, всех словно спешно завербовали и
махом выпнули в космос. Капитан (Элба)
– простецкий парень-качок, ему бы тачки гонять, а не
звездолётом управлять. Диалоги туповатые, а стиль
общения – как молодёжный гонор. Напрягает сильно.

Мало того – еще порция мелодрамы и щепотка секса. Робот
Дэвид влюблён в Шоу, Чарли и Шоу утоляются в постели, а начальник Викеерс (Терон) – лезет на
капитана. Воистину, не стоит превращать научную проблему в альковную историю, а
в «Прометее» полдействия на кровных связях. Дэвид отравляет своего соперника
Чарли, геройствует ради Шоу. Томно-высокомерная дочка главы фирмы Вейланд мечтает через находки на планете LV-223 обойти отца
и возглавить компанию. Шоу не в силах зачать дитё и ожесточённо забывается в науке.
Какая проза, но через упрощение охват аудитория расширится
и доходность проекта возрастёт.

От любовно-родственных передряг в середине действие
исчезает, и можно было опустить такие мелочи, если бы появились ответы на
главные вопросы. Отнюдь, Скотт и не думает что-то пояснять, лишь нагромождает
вздор, и сюжет сползает к избитому хоррору.

Андроид запрограммирован для
помощи Вейланду, и хоть он вышел выразительным, но
всплывает типичный образ своевольного робота. Дэвид собирает биомассу и коварно
травит ею доктора Холлувэя, может солгать и, конечно,
– мается от комплекса искусственного разума. Внезапное
появление главы Вейланда – эдакий
детективный подвох, но старцу побоку тайна бытия, его волнует банальный возврат
молодости.

Купольная структура оказывается западнёй-хранилищем самооживающего биооружия. Новый
штамп – появление бронебойных червей, проникающих через рот в тело человека.
Наконец видим создателя, выжившего после неведомой катастрофы. Дэвид ловко его
пробуждает и просит продлить жизнь Вейланду, но
создатель вдруг всех крушит и спешно стартует с планеты. Палеонтолог Шоу после
зачатия монстра храбрится в духе лейтенанта Рипли из
первых частей, но выглядит натужно, вызывает жалость, чем усиливает неловкость
происходящего.

Самый финал – апофеоз глупости. Экипаж «Прометея» идёт на
таран звездолёта спасителя, враз разгоняя свой
фотонный аппарат. Под обломками падающих кораблей Викеерс
гибнет, а Шоу спасается. Да от взрыва на пару километров всё выгорело бы, но
надо же поддать героизму. Потом вдруг является спаситель, Шоу лихо натравливает
на него монстра, тот откладывает в спасителя личинку, и появляется Чужой. Бравая Шоу устремляется на звездолёте из другого купола в
мир создателей искать ответы. Ага, там её ждут с хлебом-солью. Наивность на
грани бестолковости. Из кинотеатра выходишь
раздраженным, поневоле бросая режиссеру – вот вздорный старик, загубил такую
идею на корню.

Можно было промолчать о «Прометее», подумаешь, неудачный блокбастер. Но если
миллионы ожидали хит, то не найден правильный вариант с ответами и новыми
горизонтами. Фантастика – мост к настоящему через будущее. Убери из человека
воображение и получишь говорящее животное без перьев, а мощная идея будоражит
разум. Если не замечать абсурд, скоро отупеешь, и будут тобой манипулировать,
все кому ни лень. На примере этого ожидания, если чуть абстрагироваться,
откроется любопытная подоплёка.

Идея с претензией на «знаковость» требует осознания.
Многие учёные склоняются к гипотезе заселения Земли «зародышами жизни» из
космоса, тогда подсознание людей хранит информацию о прошлом. Любой мозговой
штурм, пусть в кино, приоткрывает завесу тайны и приближает к истине. Сценарий
«Прометея» писал Годдар, порядком напортачивший в
«Ковбоях против пришельцев», и вышел холостой выстрел. Именно наличие ярких
идей говорит о развитии Хомо, а с этим на планете,
похоже, большая проблема.

Ширится финансовый кризис, Евросоюз на грани распада, в
России бедлам и размягчение мозгов, а народ таращится на экран или в прессу,
шурует на работу, словно лучше не бывает, но при первой возможности бежит на
курорт, рыбалку, корпоратив, к любовнице, вон,
подальше от нелепой реальности. Дожили: что являло суть жизни – мешает, что её
дополняло – стало смыслом. Вывернулись наизнанку, но кичимся
своей бесполезной шкурой.

Полтора десятка лет в фантастике кризис. «Матрица» вышла
из «Темного города» (1998), с тех пор оригинальных идей нет, сплошь ремейки и
сиквелы. Р. Скотт хотел взять новый уровень, да провалился с треском, но если
мастер «раньших времен» допускает явный ляп, дело
табак. Художник отражает уровень социума, выходит, деградируем мы основательно.
Дело не в хитрых киномагнатах и падении интереса к серьёзным фильмам, но
размышляем всё меньше. Нравится или наоборот – вот и весь разговор.

В «Прометее» циничная бизнес-леди Викеерс
– отрицательный персонаж, её надобно убить в итоге, чтобы подогреть зрителя, но
лишь она соблюдала инструкции и радела о спасении землян. Остальные комплексовали со стаканом или в слезах, нарушали правила
выживания, но предстали героями. Эрозия морали стала нормой, абсурд вползает в
нас как Чужой, а мы, не замечая трансформации, ждём приятных ответов. Что с
ними делать-то будем, если надо деньги считать и чужой товар впаривать?

Не секрет, кино – важнейшее из искусств, сейчас пацанам и
девам мелодрамы и пафос криминала подавай, а человек помудрее
давно сообразил, уж лет сто в искусстве застой. Очевидно же, хорошее – хорошо,
а худое – враг добродетели, но всё копируем избитые сюжеты, после умиляясь
вечным ценностям и гордо поднимая палец вверх. А за окном по-прежнему бурлит
злодейство, словно не было великих художников духа. Не дурость ли?

Наудачу ткнув в нечто заметное в искусстве, увидишь
пустоту. Оглянешься на граждан – спокойны как удавы, еще подначивать
начнут: терпи и не рыпайся, а то спать плохо будешь. Тогда признаем за честь
толоконный лоб и ожиревшую душу, лихо приговаривая: «Обыватель – это звучит
гордо». Всё суета сует, если сажа вместо огня – благо, а Прометей, преобразив
несчастных созданий в глупых потребителей – самовлюблённый изменник …

16 июля 2012

Оригинал этого материала
опубликован на ленте АПН и на сайте КМ.ru

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
100, за 0,294