26-03-2013 Просмотров: 152 Марина Игнатушко

«Мерседес» № 666 таранит «бельведер»

Проект,
который вызвал возражения

Что
сегодня происходит возле дома № 126 по улице Ильинской, так
называемого «дома с бельведером»? Сейчас – это
почти разрушенный дом, но его уличный фасад еще цел. Специалисты по
охране памятников уверены: еще можно говорить о сохранении объекта
культурного наследия и его восстановлении. Сегодня возле дома дежурят
ребята, которые взялись за охрану этого объекта.

«Бельведер»
означает «прекрасный вид», фотографии здания, размещенные
в Сети, вызвали массовые симпатии архитекторов и неархитекторов из
других городов и стран. Коллеги из Питера рассказали, что у них
однажды застройщик за ночь снес ценный дом, а потом по суду был
вынужден его восстановить.

История
эта началась с того, что в феврале текущего года прошли публичные
слушания по застройке данного квартала. На слушаниях все участники
просто осмеяли представленный проект застройки и не получили ясных
ответов, почему же, например, надо сносить только что
отремонтированный детский сад. На слушаниях застройщик и организаторы
так и не назвали истинную цель проекта – выжать с территории
максимум «продажных» квадратных метров.

Да,
граница исторического города проходит по Ильинке чуть ниже, и
высотные регламенты в этом квартале позволяют строить 12 этажей. Но
помимо высотных параметров есть и другие важные определения среды –
ее плотность, проницаемость, масштабность, историческая
преемственность.

Но
с такими категория застройщик не знаком. Да и город – тоже об
этом не думает, иначе давно бы обзавелся стратегией развития.

Известно,
что прежде для квартала Ильинская-Новая-Горького Градостроительным
советом был принят другой проект, его разработало бюро «Архстрой».
Согласно тому проекту, вдоль улицы Ильинская должен был сохраняться
весь ряд старинных домов, за ним – тротуар для проезда машин и
для пешеходов, и только потом вырастали многоэтажки.

Старинные
дома утрачивали дворы, но зато Ильинка сохраняла свой исторический
облик.

Однако
появился новый инвестор – и понадобился новый проект, без
архитектурных и исторических излишеств. Его сделал молодой
архитектор, которому еще надо заработать имя, опыт, репутацию. Его
проект показывает, что архитектор работает не с городом, а с
заказчиком, «сервирует ему стол».

Куда
только смотрит полиция…

В
четверг на прошлой неделе эксперты подали в Управление
государственной охраны объектов культурного наследия, которым сейчас
руководит Владимир Хохлов, материалы, что этот объект, дом № 126 по
улице Ильинской, является ценным и имеет смысл сохранить его как
объект культурного наследия.

Далее
по процедуре необходимо, чтобы Управление в течение недели уведомило
застройщика, что получена экспертиза, и снос «Бельведера»
недопустим до полного выяснения ситуации. И это могло означать, что
пришлось бы вообще менять весь проект застройки, а при этом — терять
этажи и квадратные метры.

Естественно,
тут оказывается, что застройщик, как мы предполагаем, получил
сведения о факте подачи в госорган экспертизы. Поэтому тут же стал
спешно возводить вокруг здания и примыкающей территории синий забор.
Конечно, это — хороший шанс, чтобы снести этот дом: сослаться на
незнание, на то, что документы еще не получены, отделаться, по
крайней мере, меньшим штрафом.

В
четверг экспертиза получена Хохловым, в субботу застройщик приступил
к сносу «Бельведера».

Что
же получается: вот возвели забор вокруг симпатичного домика,
сравнительно недавно приведенного в порядок, надстроенного мансардой.
Собираются ломать. Почему-то исключительно в выходные. И на заборе –
никаких сведений о том, кто это делает, есть ли у него лицензия. Даже
от трамвайной остановки снос не отгорожен. Все это – признаки
безудержной самоуверенности застройщика. Правда, нам на площадке
ответили про выходные, что только на эти дни нашли свободный
экскаватор. Но, похоже, что это вранье.

С
шести часов утра субботы ребята-активисты вышли на дежурство к дому
на Ильинке и стали разговорами, уговорами, «песнями и плясками»
увещевать экскаваторщика. Вызвали полицию. Быстро сломать дом не
получилось.

И
стало казаться, что ситуация спокойная, все нормально. Чтобы не
стоять весь день на улице, многие ушли — люди взрослые, у всех есть
дела. Договорились дежурить по очереди. Но, как оказалось, одного
дежурного мало: вечером, в сумерках, почти в темноте началась атака.
Экскаватор начал громить дом. И пока мы опять собрались, одна стена
была пробита.

Ребята
вызвали полицию, опять показали материалы, заключение экспертизы.
Приехал руководитель строительной организации, которая собирается
работать на этом участке, — Олег Балмусов. Он, такой невозмутимый
человек, прокомментировал действия экскаваторщика: «Ну что ж,
наши инженеры посмотрят на это здание, и если оно находится в
аварийном состоянии, придется его снести».

Да,
застройщик выкупил здание, это теперь его собственность. Но часто
бывает, что люди купят одно, а потом оказывается, что это — гораздо
ценнее, чем предполагалось при покупке. А сохранять объекты
культурного наследия – наша общая обязанность. Вне зависимости
от формы собственности, это уже общее достояние, несмотря на то, что
находится в чьем-то владении.

Крепкие
«эксперты» на «мерседесе
» № 666

В
воскресенье с утра никаких работ не производилось. Днем экскаватор
еще продолжал работать на доме №70 по улице Горького. Защитники
«Бельведера» были, соответственно, в доме № 126 по улице
Ильинской, и экскаватор сюда не подходил.

Днем,
где-то в начале второго или третьего часа, на объект вдруг неожиданно
привезли на микроавтобусе молодых людей в черном. Крепкие такие
молодые мужчины и наблюдатели с ними — на «мерседесе» №
666.

Они
были очень вежливы, они никуда не лезли. Но всем своим видом внушали,
что лучше с ними не связываться. Они всех прогнали, оттерли от дома,
ребятам-активистам пришлось встать уже на противоположной стороне
дороги, а экскаватор начал бомбить стены опять.

На
наших глазах ломают объект культурного наследия, а мы стоим. Но из
ступора все-таки вышли и стали пытаться войти в дом, чтобы остановить
разрушение. Конечно, эти «люди в чёрном» делать ничего не
давали. Мы вызывали полицию – реакции никакой!

У
«сломщиков» нет никаких документов, у «бригады №
666» – тоже. Мы просили звонить в полицию знакомых –
без результата. Похоже, полиция была в замешательстве.

Мало-помалу
начались мелкие потасовки, которые «выкатывались» на
проезжую часть улицы, и тут возникло спонтанное решение –
перегородить проезд транспорта. И это удалось.

Трамваи
встали, машины подъезжали, некоторые пытались проехать, некоторые
сразу разворачивались. Люди спрашивали, что происходит, мы им
объясняли. Одни говорили: вы — идиоты. Другие говорили: вы — молодцы.
И, важно, что тут же приехали представители ГИБДД. Оставаться один на
один с «бригадой 666», видеть, как спокойно рушат дом —
было невыносимо.

Потом
и полиция появилась. После разговоров снос, в конце концов, временно
прекратили.

Как
вели себя различные ветви власти?

Известно,
что Городская дума Нижнего Новгорода буквально накануне единогласно
одобрила проект застройки этого участка. А глава города Сорокин в
прошлый понедельник сказал, что никаких скандальных строек в Нижнем
Новгороде не происходит.

Можно
ли говорить, что подобные ситуации превратились в нашем городе в
тенденцию? Думаю, да. Власть позволяет себе вести себя цинично.

В
субботу мы звонили в первую очередь депутатам различных уровней.
Депутаты в большинстве своем были за городом — у всех был выходной.

Депутат-коммунист
Законодательного собрания Нижегородской области Владислав Егоров
отметил, что заказчик не случайно выбрал для своих действий именно
это время — выходной день, когда никого нельзя позвать на помощь.

Эта
методика сноса с предварительной «процедурой», за которую
отвечает Управление государственной охраны объектов культурного
наследия, хорошо известна.

Какому
застройщику нужны «исторические обременения»? И в Москве,
и в Питере, и в других городах есть примеры коварного сноса, когда
специалисты, знакомые с процедурой прохождения материалов по
экспертизе объектов культурного наследия, помогают застройщику
обойтись меньшей кровью. Все это сопровождается тотальной атакой на
сознание граждан, речами про ветхий фонд и улучшение жилищных
условий.

Но
«Бельведер» в частности — это не ветхий фонд. Здание на
редкость крепкое. Его надстраивали мансардой в конце 1990-х годов и
дом полностью реконструирован, в хорошем состоянии — в том числе и
внешне. Его беда – мало в нем этажей и площадей, способных
принести большие доходы.

Власть
говорит, но не слушает

Как
происходящее сегодня с этим домом, равно как и с другими подобными
зданиями, соотнести со словами главы Нижнего Новгорода Олега
Сорокина? Он в ходе своего ежегодного отчета о проделанной работе
меньше недели назад сказал, что в городе все спокойно. А если
граждане где-то выступают против какого-либо проекта — власть всегда
готова к диалогу с горожанами.

Но
нам непонятна форма этого диалога и как он осуществляется. На
публичных слушаниях? Но это просто спускание пара! Замечания
принимаются к сведению, но никак не влияют на проект.

У
горожан ни малейшей возможности высказать свое мнение так, чтобы оно
было услышано заранее, до того, как Инвестсовет выделит площадку
очередному инвестору.

Все
архитектурные проекты всплывают в самый последний момент. Мы видим
уже результат работы, готовую декларацию намерений застройщика. На
стадии обсуждения концепции вообще никто и никогда не знает никаких
специалистов, кроме специалистов по недвижимости. Потом появляются
«смежники» — для разных согласований.

Что
думают горожане, как они формулируют свои потребности и что стоит за
этими формулировками — можно узнать не в спекулятивных ТВ-опросах или
интернет-голосованиях, а только поработав хотя бы с социологами. Хотя
бы из практических соображений: ведь горожане и являются
непосредственными, скажем так, потребителями всего этого
строительства в конце концов. Именно они вынуждены будут находиться в
той среде, в которую хотят поместить нас господа инвесторы.

Механизм
защиты памятников будет создан

Как
будут развиваться события с «Бельведером» в дальнейшем?
Скорее всего, похоже, и, в общем-то, это было ясно изначально, что
шансов сохранить дом крайне мало. Активистов-защитников многие
упрекают в том, что в их действиях нет организованности, что у них
нет того, сего, что они много шумят, а технологии защиты памятников
нет и так далее.

Но
в подобных ситуациях, при недостатке информации, людей, сил и средств
наладить технологию защиты памятников истории и архитектуры
невозможно. Тем более если предательское отношение к историческому
городу – норма повседневности.

И
в ситуации с «Бельведером» важно показать, что такой вот
дом в центре города невозможно снести втихаря, незаметно, в выходной
день. Что это не вызывает удовлетворения и не будет принято
единогласно. Что на такой снос будет реакция общества. Что политика,
которая проводится властью в отношении исторического центра, крайне
не нравится гражданам и никто, кроме штрейхбрехеров, с нею
соглашаться не намерен.

Для
того, чтобы активисты-общественники не были вынуждены спасать каждое
отдельное здание в пожарном порядке, чтобы выработалась система в
решении подобных вопросов, первым делом структура, которую
возглавляет господин Хохлов, должна работать открыто.

Нужно
рассказывать не только о количестве отреставрированного и о
средствах, потраченных на это, но и объяснять, почему дело обстоит
так или иначе. Конечно, если есть неформальная задача сохранение
культурных ценностей хотя бы в сознании людей.

На
сайте организации «СпасГрад» есть информация о домах,
которые могут быть снесены. Известна и история с так называемым
«расстрельным» списком из семи десятков обреченных на
снос объектов, списком, который никто из нижегородских экспертов не
подписывал, кроме господина Кудряшова. Господин Кудряшов подмахнул
бумагу и теперь эти объекты из списка не имеют шанса быть включенными
в реестр культурного наследия.

И
этот фокус с экспертом, когда находится один сговорчивый, и есть та
самая «процедура», против которой выступают защитники
исторического города.

Механизм
противодействия такому произволу власти, конечно, будет выработан.
Но все-таки важно не искать каждому действию противодействие, а найти
формат диалога, настоящего взаимодействия, когда вектор общих усилий
направлен на развитие города.

Не
такого развития, каким его воображают отдельные инвесторы с их
партнерами и покровителями. А такого, каким оно является в успешных
городах, в которые нам всем так приятно ездить.

И
если власти не готовы к настоящему диалогу, учету самых разных
мнений, значит, по большому счету, им этого не нужно. А все они
находятся друг с другом в сговоре.

Источник фото — http://great-spirit.livejournal.com/62702.html

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
104, за 0,425