10-10-2013 Просмотров: 144 Геннадий Григорьев

Я знаю, кто победит Шанцева

Без выбора, но с вариантами

«Кто будет губернатором Нижегородской области после
2015-го года?» — вот основной вопрос, который чем дальше, тем больше нервирует
местных наблюдателей. Останется ли во главе области Валерий Шанцев — или же
кто-то его сменит? Состоятся ли губернаторские выборы — и сможет ли кто-то
победить на них Валерия Шанцева?

Лично я этим вопросом не слишком озабочен. Я знаю, кто
победит Шанцева. Шанцева победит Владимир Путин. Он вызовет нижегородского
губернатора к себе и скажет: «Так, Валерий Павлинович, посидели, поправили,
поработали — все хорошо. Спасибо, вы — свободны». И точно так же, как в столице
Юрия Лужкова, Шанцева попросят освободить место, прислав на него такого
человека, которого сегодня и предсказать-то трудно. Никто и не догадается, кто
это будет.

Я как-то опубликовал статью «Молчание Ипполита
Воробьянинова» — заметку в «Новой газете», которая была посвящена следующему.
Еще до смены Юрия Лужкова какой-то источник называл Шанцева гарантией
нормальной передачи и преемственности власти в Москве и прочил тогдашнего
заместителя Юрия Лужкова в новые столичные градоначальники. Я же говорил о том,
что все это — полная ерунда.

Сейчас вдруг я заметил, что из всех перечисленных фамилий
претендентов на пост мэра Москвы практически ни одна не востребована — за одним
небольшим исключением. Тогда же я написал, что все эти фамилии — своеобразная
дымовая завеса, а реальный претендент появляется только в нужный момент — и это
всегда оказывается тот, о ком и не думали. Теперь же я заметил, в частности,
что фамилия «Собянин» в тогдашнем списке претендентов на московское кресло
все-таки была, но она прошла у меня где-то в третьем составе «через запятую». Я
сейчас  не говорю о том, плохой Собянин или хороший. Он работает, у них в
Москве социальная обеспеченность составляет 147 тысяч на человека, у нас — 12
тысяч. В таких условиях даже не важно, какая у московского мэра фамилия.

Однако фамилия нового губернатора Нижегородской области
также окажется для нижегородцев неожиданностью — вот что необходимо отметить.

Я долго размышлял о том, что при нынешней системе власти,
при нынешней конструкции управления, при отсутствии реальных, настоящих,
честных выборов — все эти муниципальные фильтры, все эти межэлитные
договоренности, которые на самом деле означают лишь одно: ежели хвост
поднимешь, мы тебя по нему хлопнем, а хлопать их там всех есть за что, — при
всем этом, я думаю, точно сказать, кто именно будет губернатором Нижегородской
области в 2015-м году, никто не может, и, уж конечно, никто не может гарантировать,
что губернатором останется Валерий Шанцев.

Предчувствия у меня самые плохие. Главная проблема — это
именно отсутствие нормальных конкурентных выборов. Этим многое определяется и
объясняется.

«Тиранов делают рабы, а не рабов тираны»

В своем прошлом материале на АПН-НН я говорил о некоем
своем «эстетстве». Так вот, Валерий Павлинович, когда он ступил на
нижегородскую землю, лично на меня произвел чисто эстетически очень тяжелое,
прямо-таки удручающее впечатление. Потому что он выглядел очень державным, словно
вылитым из чугуна или бронзы, словно бы отлитым из жидкого гранита, — этакий
памятник самому себе при жизни.

Но потом я понял одну вещь: как в свое время пел
Александр Дольский, «тиранов делают рабы, а не рабов тираны». Если себя так
гранитно-державно ведут — это своеобразная обратная связь с окружением,
энергетический обмен между высшим и низшими. Когда все начинают лебезить,
ходить на цыпочках и застывают перед начальственным взором в сакральной позе
креветки — начальник и не может себя вести иначе. Начальнику в этих условиях
просто не остается ничего иного, как забронзоветь и начать царить мгновенно и
окончательно.

И таков закон нашего общества, таков закон нашей
политической жизни, ее структуры и ее сути.

В свое время на сайте shanzev.net я написал стихотворение, посвященное Валерию Павлиновичу
Шанцеву, он тогда собственноручно
выбирал мэров для городов нижегородского края. Там были такие строки:

Как папа Карло резал Буратино,

Как Галатею сек Пигмалион,

Глядел на мэра мудрый сын Павлина —

С себя лепил. Кто ж лучше есть, чем он?!

И концовка в этом стихотворении была такая:

Который век наглеющих мерзавцев

Страна моя не в силах усмирить.

Рули смелей, мой богоносец Шанцев!

Такой как ты и должен здесь рулить.

Ты сам — народ, сусанинский колхозник.

Куражься всласть! Ты это заслужил.

Люби людей в своей любимой позе,

Пока не задолбались жить по лжи.

Сегодня я только надеюсь — и это тоже патерналистское
ощущение и такое вот ощущение «надежды-терпилы» — что, может быть, делегируют
нам какого-нибудь сравнительно порядочного, сравнительно интеллигентного,
сравнительно более чистоплотного и сравнительно честного человека, чтобы не
расцветали у нас махровым цветом одиознейшие личности и порядки.

Но это, без преувеличения, очень сложная задача. Выбирать
на политической арене особенно некого — так, чтобы был более порядочным и более
приличным.

Стряхивая морок

Нам же, нижегородцам, нужно, в конце концов, тряхнуть
головой, скинуть с себя морок — и взглянуть вокруг трезвым взглядом. Мы
посмотрим на того же Сорокина, на того же Аверина, на Кондрашова — и что мы
увидим?

Если вспомнить, как все было еще какие-то десять лет
назад и какие люди тогда были на вершине нижегородской власти, — насколько все
было тогда иначе! Иван Скляров, Юрий Лебедев, Дмитрий Бедняков, Вадим
Булавинов, Дмитрий Савельев, Сергей Кириенко — все это были личности со своими
заморочками и недостатками. Но это были личности.

Нынешняя же «элита» по сравнению с ними выглядит
настоящим пустым местом — они и сами словно бы стремятся к этой пустоте,
которая способна вместить в себя больше материальных ценностей. Отчего вдруг
героями сегодняшнего дня стали воровство и беспредельщина? Неужели мы сами
«сделали» этих людей, как короля делает свита, а рабы делают для себя тиранов?
Неужели мы и вправду заслужили, чтобы нами правили именно такие люди — и именно
эти конкретные люди?

Думаю, что любое назначение на княжение в Нижегородскую
область будет для региона уже благом — если, конечно, Валерию Павлиновичу не
разрешат оставить здесь себе преемника. В такие преемники сегодня прочат Олега
Кондрашова — но очевидно, что Кондрашова в таком случае быстро «сожрет»
Сорокин. И тогда будет еще более крутая заварушка, еще более крутая история.
Как говорил Сергей Довлатов, «упадок куда стремительнее прогресса».

Я не удивлюсь, если нам назначат сразу Олега
Валентиновича. Поговаривают, он получил свое место, занеся что-то в
администрацию президента, — так почему бы истории не повториться? И уж как бы
нам именно Олега Валентиновича в губернаторы и не определили. Хотя, конечно,
это вряд ли. По крайней мере, я надеюсь, что этого не будет.

Наблюдатели говорят, что вот, мол, сам Олег Валентинович
вроде бы на такое не настроен, что он любит руководить, но не фигурировать. Но
мне кажется, что если поговорить с Олегом Валентиновичем по душам, выпить с ним
и развести его по-журналистски, — там такое откроется! Как говорил Василий
Иванович Чапаев: «А вы, Василий Иванович, и всеми вооруженными силами
руководить могете?» — «Могу, Петька, могу!» — «А в мировом масштабе?» — «Нет, в
мировом масштабе не могу — языков не знаю».

А этот все может, все знает, все умеет, все понимает, все
у него налажено.

«В те страшные времена, когда нижегородцы просыпались
по ночам от визга пилы…»

Как же быть тем «беднягам», которые уже сейчас хотят
знать, кого им встречать-величать в нужный момент? На какую лошадку вовремя
поставить? Кому начинать исподволь петь осанну, быть готовым присягнуть на
верность? Кого же им ждать? Когда можно начинать разоблачать «режим Шанцева»,
чтобы оказаться в нужном тренде в нужное время?

Таких «борцов с кровавым режимом» в один прекрасный
момент и вправду окажется немало. Тех, кто будет утверждать, что расшатывали
систему изнутри и «сотрудничали с режимом» просто потому, что «всей правды о
нем не знали».

В свое время Виктор Шендерович не зря ядовито заметил,
что из числа таких, как Ксюша Собчак, выдвинутся такие «борцы с режимом
Путина», по сравнению с которыми Валерия Ильинична Новодворская покажется этого
курса адептом.

Так и у нас. Я, например, присутствовал как-то на
совещании при прежнем губернаторе региона Геннадии Ходыреве, когда там же
сидела Гулий Иргашевна Ходырева. Обсуждались медиа-планы на неделю — как бы
Геннадия Максимовича получше пропиарить. И Гулий Иргашевна несла, в общем-то,
совершенную околесицу. А затем сказала: «Ну, высказывайтесь». И Елена Лебедева
вдруг вскакивает, замахав руками аки крыльями, и выкрикивает — клянусь, это я
передаю дословно: «Гулий Иргашевна! Это гениально!»

А потом Геннадия Максимовича «схлопнули». И понеслись
голоса о том, что, мол, Геннадий Максимович то, Геннадий Максимович се, а уж по
сравнению с Валерием Павлиновичем Геннадий Максимович и вовсе какой-то ужас,
страх, шок и трепет — полное, дескать, ничтожество. И я бы мог даже нормально
отнестись к этой оценке нового нижегородского лидера: тогда Шанцеву выдавали
большие авансы, он воспринимался как управленец лужковской школы, все
по-взрослому.

Но вот, само собой, лебедевская компания «Кремль» также
стала выступать в таком стиле, как пел Александр Галич, — «оказался наш отец не
отцом, а сукой». И мне стало как-то очень противно и тоскливо.

Это как у Толстого сказано о Наполеоне: «Дрожание его
левой икры есть великий признак». Таким же признаком будет поведение таких вот
«журналистов». Как только они проявятся хоть как-нибудь (а они умеют
проявляться в нужное время в нужном месте), как только они заговорят о том, что
Валерий Павлинович то, Валерий Павлинович се, такой он и сякой, станут заводить
речи о том, что, мол, «у нас, у принципиальных журналистов, есть к нему
вопросы», — все, пиши пропало.

Тогда будет ясно, что пришло время Валерию Павлиновичу
отрясти прах этого города и этого региона со своих сандалий. А как только он
этот прах отрясет — через неделю первыми против него выступят именно они. Они
нам скажут: «Да, мы жили и боролись! В те страшные времена, когда нижегородцы
просыпались по ночам от визга пилы, которой оккупанты распиливали нижегородские
деньги и нижегородские народные святыни, — мы жили и боролись!»

Кто действительно выступал с критикой — тот будет
отодвинут в сторону. Я, по причине скандальности своего характера, не выдержу и
выкрикну: «Эй! Да вы что там такое себе позволяете! Что вы там такое говорите?
Вы себя вспомните — какими вы были еще неделю назад!» Но мой скромный голосок
утонет в едином хоре «принципиальных ниспровергателей прошлого».

Хотя, конечно, поговорить будет о чем. И об
Англичанинове, и об Аверине, и о Сорокине, и о Макарове — и о многих других.
Как я писал в свое время — не без иронии, конечно, — внуки нас будут уважать
только за то, что мы жили и выжили в эти времена, которые не выбирали.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
104, за 0,293