Это какой-то чиновничий мир

Преобразование регионального Минэкономики в министерство
экономики и конкурентной политики приведет, в первую очередь, к увеличению
площадей, которое ведомство занимает. Если во времена Немцова все правительство
умещалось на территории кремля, то сейчас чиновники расползлись по всему
городу, приходится оплачивать очень дорогую аренду помещений.

Что касается министерства экономики, то все четыре последних
года я выступал с предложением ликвидировать это подразделение, которое, в моем
понимании, занимается профанацией. Оно рисует прогнозы до 2020, 2025, 2030
года. Где мы – и где 2030 год? Сейчас не ясно, что через год будет.

Главный аргумент в пользу сохранения министерства –
необходимость предъявлять Москве некие программы, чтобы получать под них
финансирование. Но было бы логичным поставить двух человек в министерстве
финансов, которые будут писать программы и отвозить их в федеральный центр.
Главное – получить средства, как это делают наши соседи, которые пишут лже-проекты, аналогичные маниловским мечтаниям нашего
правительства. Однако у нас предпочитают держать несколько десятков человек,
занимая пол-этажа и используя служебные автомобили.

Каждый год мы требуем отчета по ранее принятым проектам – и
ни разу прогноз социально-экономического развития региона не совпадал с
реалиями. Абсолютно пустое министерство. Если его завтра не будет, область
ничего не потеряет.

Это же касается и министерства промышленности, которое только
потихоньку делит деньги для крупных предприятий – государственных и 
полугосударственных, вместо того чтобы заниматься существенным – той же
тарифной политикой или лоббировали продажи продукции наших предприятий
(возможно, называясь при этом министерством промышленности и торговли). В
сегодняшнем же виде министерство совершенно бесполезное.

По поводу назначенного министром экономики и конкурентной
политики Игоря Норенкова – несмотря на то, что он работает
в правительстве уже десять лет, я с ним никогда не встречался, никогда его не
видел. Да, я согласен с тем, что лучшая власть – та, которую
не замечают, и, возможно, это свидетельство того, что Норенков
не рисовался, а работал. Но ничего определенного сказать не могу — 
кроме того, что в Минэкономики (которое находится на третьем этаже, тогда как Заксобрание на втором) работают очень симпатичные девочки.
Не знаю, насколько они глубоко разбираются в прогнозировании, экономике, а
теперь еще и в продажах и закупках, но – очень симпатичные.

Я не могу понять, зачем присоединять к Минэкономики
департамент закупок, который сейчас находится под шквалом критики. При Склярове
и Немцове все эти вопросы решало министерство финансов, рядом сидела
контрольно-счетная палата и казначейство – и был взаимный контроль. Главными
принципами были конкурсность и открытость. Что
происходит сейчас? Выделяется 170 миллионов рублей на строительство седьмого
корпуса кремля, средства закладывают в бюджет и –
через три дня начинают
ремонтировать этот корпус, а конкурсы на проведение этих работ были проведены
только через два месяца
!  Я
пишу в прокуратуру, в антимонопольный комитет – да, говорят, здесь какое-то
нарушение. Откуда взялись спецпропуска на то, чтобы завозить стройматериалы на
территорию кремля? – таких пропусков не выдавали.

Наше коррумпированное нижегородское правительство постоянно
живет в таком режиме. Фракция КПРФ наконец-то получила ответ, что на достройку
седьмого корпуса кремля нужно еще один миллиард семьсот миллионов рублей –
чтобы разместить там две тысячи чиновников. Это какой-то чиновничий мир – вы
посмотрите, сколько одних машин чиновников в кремле и
вокруг него. А бывшего министра экономики, кстати, оставили с той же машиной,
на окладе, кабинет ему дали – это советник губернатора теперь. У нашего
губернатора несколько десятков таких советников. Все сидят на окладах, все с
машинами, с преференциями.

По поводу конкурентной политики, которая будет входить в
сферу ответственности нового министерства, могу напомнить, как у нас в
последние два года «прибивают» маленькие магазины шаговой доступности.
Лоббируют этот процесс, конечно, крупные торговые сети, представленные в Нижнем. Чтобы товаропроизводитель смог войти в эти сети, он
должен платить бонусы, которые малый бизнес не может осилить. В то же время, я
обращал внимание, что и в Санкт-Петербурге – каждые двести метров стоит магазин
шаговой доступности, и в Кирове, и в Ульяновске, и у всех наших соседей
местного производителя поддерживают как раз через эту мелкую торговлю.

Весь малый бизнес «прибили». Мы предлагаем вообще оставить
предпринимателей в покое. Сегодня каждое рабочее место на счету. Только у ВПК
дела идут хорошо. Другие заводы переходят на трех-, четырехдневку, на шестичасовой рабочий день, приходится
сокращать людей. А куда они пойдут работать? Наша власть действует на
уничтожение малого бизнеса, чтобы люди сидели дома и водку пили. 

На основе интервью порталу Столица Нижний.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
100, за 0,210