Человек в чехле

От Бориса до «Айдара»

Когда в прошлом году, на 23 февраля, литератор и журналист
Дмитрий Быков написал в очередной своей стихотворной колонке, что Савченко —
единственный мужчина в России, я поскорее это стихотворение убрал с глаз долой
и, насколько возможно миролюбиво сказал себе: «Ну, Диму заносит… Дима
гуманист».

Однако на Быкове ничего не закончилось, с Быкова всё только
началось.

8 марта сего года началось обострение.

Сотни российских либеральных публицистов и блогеров разом
объяснились Савченко в любви.

Телеведущая и шоу-вуман Татьяна Лазарева сказала, что если
Савченко умрёт — она уедет из России.

Письмо в поддержку Савченко подписали Людмила Улицкая, Виктор
Шендерович и ещё целый выводок маститых российских писателей.

Российский литературный критик Анна Наринская, либеральней
которой не придумаешь, и публицист Олег Кашин, человек «правых» взглядов — все
оказались на удивление солидарны в отношении Савченко.

Художник и писатель Максим Кантор написал, что Савченко — это
Зоя Космодемьянская наших дней.

Так же о ней написали, что Савченко — это Жанна Д’Арк и вообще
лучшая из женщин, идеал.

Что получается?

Позавчера десятки тысяч человек шли с портретами Бориса
Немцова по Москве — что, в сущности, объяснимо, он же российский политик, к
тому же, трагически погибший.

Но уже завтра эти же самые люди готовы идти куда угодно с
портретами Савченко, что объяснимо куда меньше: она солдат армии той страны,
которая уже два года, — их президент об этом говорит! — ведёт войну с Россией.

И если на Юго-Востоке Украины есть российские солдаты, как
уверены все участники московского Марша мира и немцовского марша — значит,
Савченко стреляла в этих солдат.

Мы же отдаём себе отчёт, что военный — существо подневольное —
куда Родина пошлёт, туда он и поедет?

Сегодня мы стали свидетелями того, как легко осуществляется
моральный (он же — аморальный) выбор: если солдат нашей страны ведёт войну,
которая российскому интеллигенту не нравится — российский интеллигент будет
болеть за тех, кто этого солдата убивает.

Про добровольцев из России даже речи не идёт. Случится такое,
что завтра их всех выкрадут и посадят на сто лет каждого — ни один из
вышеперечисленных интеллигентов и слова по этому поводу не скажет.

Суд над Савченко — это, в моём понимании, не совсем о
правосудии история. Суд над Савченко — это история о войне, которая идёт.

Есть ли вопросы к российскому правосудию по поводу дело
Савченко?

Конечно, есть. Главный вопрос: как она вообще попала на скамью
подсудимых? Её, судя по всему, выкрали; это нехорошо. Брать чужое нельзя.

Есть ли вопросы по поводу того, кем является Савченко?

Вопросов всё меньше. Савченко — солдат подразделения «Айдар»,
имеющего самую отвратительную славу — на них уже висят дела по бессудным
расстрелам и жуткому мародёрству. Если она не снайпер, то определённо
наводчица. Безусловный, патентованный, стопроцентный враг тех людей, что воюют
на Донбассе за то, что именуется «русской весной».

И вот Олег Кашин пишет: «Националистка из батальона
"Айдар", вот этот живой символ украинской "антитеррористической
операции", человек, воплощающий в себе все или почти все, чего в обычной
жизни не приемлет средний антипутинский интеллигент — благодаря талантам
российских спецслужб и судов даже такая спорная фигура превратилась в важнейший
антипутинский символ».

Я хочу сказать, что Кашин сильно лукавит. Он попросту
наговаривает на среднего антипутинского интеллигента.

Средний антипутинский интеллигент никак не проявлял своего
отношения к украинской "антитеррористической операции",
добровольческим батальонам, известиям о бомбёжках мирных кварталов, могильниках
с мирными людьми и прочими одесскими пожарами.

Он терпеливо молчал последние два года.

Самое радикальное, что он мог сказать по всем этим поводам:
ах, до чего Россия довела Украину!

Помните — в это уже сложно поверить, но постарайтесь
вспомнить, — как средний антипутинский интеллигент ехидничал по поводу
«бандеровцев» на Украине.

— Где? — до колик хохотал он, — Где вы этих бандеровцев
видели?

Теперь Бандеру изучают в украинской школе, украинские дети
поют песни и читают стихи про Бандеру, на митингах носят портреты Бандеры, он
официально введён в государственный иконостас.

И что, наша интеллигенция как-то раскаялась в связи с этим?

Нет, никак.

Интеллигенция, напротив, как это сегодня называется,
расчехлилась.

Она только и занимается с тем, что расчехляется.

Что мы там увидим, когда все эти чехлы, обёртки, упаковки,
наклейки, повязки и портянки они снимут наконец?

Что за существо явится нам?

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
100, за 0,295