Полный идиотизм и непонимание футбольных законов

На момент моего ухода с поста
президента футбольного клуба «Волга» причин для его реорганизации или каких-то
других проблем не было. Команда играла в Премьер-лиге,
причем, вывести ее туда удалось в течение одного года. Задача была поставлена в
ноябре 2009 года, в ноябре 2010-го она была решена.

25 августа 2011 года, после
победы над «Тереком» 3:1 я написал заявление об увольнении из клуба – никаких
предпосылок для расформирования «Волги» не было. Мы работали строго по тому
бюджету, который был обещан клубу. Да, были некие сложности со своевременностью
выплат – так называемые кассовые разрывы, было отставание на месяц по
заработной плате и не были выплачены двое премиальных – за победы над «Томью» и
«Тереком». Но при этом на счету были девять миллионов рублей, и премиальные
намечены были к выплате уже после игры с «Тереком».

Если говорить откровенно, мною
планировался перерасход по бюджету по итогам года в размере восьмидесяти
миллионов рублей. Связано это было с селекционной работой, которую мы провели в
межсезонье, потому что мы реально понимали, что тот состав команды, который
решал задачу выхода в Премьер-лигу,
стабильно играть в ней не мог, по крайней мере, многим из игроков это было не
по плечу, – а была задача остаться в Премьер-лиге.
Руководство клуба понимало, что необходимо провести определенную селекционную
работу, средств на которую в бюджете заложено недостаточно. Поэтому я абсолютно
осознанно планировал перерасход в восемьдесят миллионов рублей.

При этом сделано было все
прозрачно. В начале марта, когда еще шла селекционная работа, на собрании
игроков перед первым туром, я сказал: «Ребята, у нас такая ситуация, нам нужно
укрепить такие-то позиции, по всей видимости, перерасход будет в объеме
восьмидесяти миллионов рублей. Предлагаю
выйти из ситуации следующим образом: мы, конечно, будем искать дополнительные
резервы, спонсоров, но на данный промежуток времени предлагаю выплатить по 2010
году десять зарплат (фонд зарплаты был сорок миллионов, две зарплаты покрывали
дефицит бюджета), а из бюджета 2012 года, из тех денег, которые будут выделены
на селекционную работу, восемьдесят миллионов вернуть в фонд зарплаты». Это абсолютно нормальное
маневрирование бюджетом – в рамках десяти процентов. Я считал, что как
президент клуба имею на это право, всем рассказал об этом – и все об этих
планах знали.

На этом собрании все до единого
футболиста меня поддержали. Сказано было примерно следующее: «Алексей Липович, мы не нищие, мы вам доверяем.
Если Вы считаете, что нужно провести более глубокую селекционную работу и
потратить не запланированные в бюджете деньги, Вам виднее (потому что у всех
была одна цель – остаться в Премьер-лиге).
Если Вы говорите, что вернете в феврале-марте следующего года, в этом нет
никакой проблемы. Главное, что все прозрачно».

Я даже конкретно указал, какие
зарплаты не будут выплачены – мартовская и сентябрьская, что связано было с
разрывами в поступлении спонсорских денег.

Для того чтобы понимать, что
означает объем в восемьдесят миллионов рублей для клуба Премьер-лиги, скажу следующее. Я
недавно на чемпионате Европы встретился с рядом руководителей клубов Премьер-лиги с периферии – не буду называть, но,
скажем так, не из первой пятерки – отставание у них сегодня составляет 300,
400, 250 миллионов рублей. И эти проблемы вполне решаемы. Более того, такие
проблемы есть и у клуба, занявшего второе место в чемпионате, у «Ростова».

То, что говорят люди, которые
довели «Волгу» до сегодняшнего состояния, абсолютная ложь. Или полное
непонимание того, как нужно управлять футбольным клубом. Да, действительно были
подписаны контракты с рядом игроков, с их агентами, о том, что при выполнении
всех условий по договору – столько-то игр, столько-то (для нападающих) голов, и
прочие показатели – агентское соглашение выплачивается в течение трех-четырех
лет. Нам непросто выплачивать эти задолженности. Хотя суммы, за которые
покупались футболисты, небольшие – от 150 до 600 тысяч долларов, таких
сумасшедших цифр, какие сегодня звучат в футбольных клубах, в хоккейном клубе,
зарплат по 90-100 миллионов, не было.

В зарплатной ведомости четко прописывалось –
сколько у нас есть ставок по 50 тысяч долларов, сколько по 35, сколько по 30,
по 20, по 15 и т.д. Зарплатная ведомость составлялась так, чтобы она
полностью соответствовала бюджету. Поэтому мне было несколько странно слышать
от Владимира Ивановича Афанасьева о неустойке размером в 101 миллион рублей,
выплаченной игроку Секели.
Человек, хоть и занимает  должность председателя федерации футбола,
никогда не вдавался глубоко в дела руководства футбольного клуба «Волга», у
него другие задачи, тем не менее, в прессе представляются какие-то документы…
Но в этих документах речи о неустойке не идет. Слово «неустойка» даже не
употребляется. «Компенсация расходов, связанная с переездом на работу в Нижний
Новгород», предусмотренная статьей 169 Трудового Кодекса РФ, выплачиваемая «в
связи с обустройством на новом месте жительства». Эти выплаты связаны с трудоустройством спортсмена,
а не с увольнением, как это представлено в статье.

Есть Секели, имеющий такую-то зарплату,
такие-то деньги он должен получить в связи с переездом на новое место
жительства по 169 статье, и он их получает. Ни о какой неустойке речь не идет.
Начинаем разбираться – выясняем, что все претензии, которые ребята выиграли в
суде у клуба, относятся к периоду с 15 марта 2012 года. Какое отношение Гойхман имеет к 2012 году? Обратите внимание –
никаких претензий футболиста Секели,
относящихся к клубу под руководством Гойхмана,
нет. Все выплачивалось, никаких вопросов не возникало. Только после того, как я
ухожу из клуба, принимается решение, которое приводит к конфликту. Это один в
один ситуация, которая сложилась с грузинскими футболистами.

Хорошо, Секели вам не нужен, вы теперь руководите
клубом. Да, и у нас были вопросы – какие-то игры он хорошо провел, какие-то
провалил, были травмы. Приехал агент, говорит: «Алексей Липович, что-то не идет». Я говорю:
«Нет проблем, давай, попробуем найти компромисс – разорвать контракт, чтобы и
клубу было выгодно, и вы спокойно уехали без споров и скандалов».

Что происходит после моего ухода?
«Волга» первая обращается с требованием: «Пусть Секели вернет деньги, которые он  получил
за тот промежуток времени, который он играл». То есть, фактически, вернет
зарплату и так называемые «подъемные». Человеку, знающему законы, по которым
действует футбольный мир, трудно понять такое решение клуба. Начинается тяжба,
которая идет год, два – а зарплата «тикает». Так в футболе делать нельзя. Если
тебе не нужен футболист, ты приглашаешь его с агентом, и вы договариваетесь о
разрыве контракта. День разрыва контракта – последний день выплаты зарплаты
футболисту. Агент получает оговоренную часть вознаграждения. Это
профессиональный подход.

У нас же, как с грузинскими
игроками, так и с Секели, решили
так: «Пошел вон». А деньги-то «капают». Через продолжительный промежуток
времени клуб решает еще и полученные футболистами деньги вернуть через суд. В
результате ребята, первоначально являясь ответчиками, сумели отстоять свою
позицию. Они получили деньги и за то время, что они играли, и за то время, что
шло разбирательство – 35 тысяч долларов каждый месяц. При этом курс валюты,
которую задолжал клуб, вырос. И все это сегодня пытаются списать на Гойхмана.
Да вы посмотрите на даты принятых решений! Все эти решения принимались уже
новым руководством клуба.

Можно было избежать всех этих
проблем. Путем переговоров и соглашения о расторжении трудового договора.

Полный идиотизм и непонимание футбольных законов. Как
можно с таким мышлением руководить футбольным клубом?

Сегодня руководство «Волги» ищет
крайних в расформировании клуба. Крайних надо искать в зеркале. Так клубом не
управляют.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
100, за 0,232