Спектакль — живой организм

Подлинная история фрекен Хильдур Бок, ровесницы векаПочему мы с режиссером Александром Ряписовым, выбирая из двадцати пьес, остановили выбор именно на «Подлинной истории фрекен Хильдур Бок, ровесницы века», участие в которой принесло мне премию за лучшую женскую роль театрального фестиваля «Премьеры сезона»? Это была одна из первых прочитанных мною пьес из предложенного списка, и она как-то глубоко запала в душа, потому что это замечательная пьеса.

У меня еще в театральном училище была смешная история. Я все время показывала свои бесконечные наблюдения самых разных старушек, и мастер курса, Василий Федорович Богомазов, говорил: «Ты что, всю жизнь будешь играть комических старух?». Фраза была запущена в космос и – вот. Моя героиня – женщина весьма зрелого возраста, конечно, в ней много не только комического, но и трагического. Это собирательный, очень многослойный образ. Многое я черпала в себе, в нас самих намешано очень много всего.

Есть ли в ней отсылки к каким-то конкретным образам? Пьеса Олега Михайлова не зря имеет посвящение «моим родителям». Я не буду раскрывать всех тайн, но очень близкие для нас с Сашей люди фигурировали, когда мы разбирали текст. В частности, Саша рассказывал о своей бабушке – с любовью, с нежностью, она незримо присутствовала на репетициях. Какие-то нити крепко связывают нас с очень близкими людьми, и это очень помогает в нашей работе.

Выбор такой возрастной героини связан с моим желанием уйти как можно дальше от себя, даже чисто внешне. Мне хотелось измениться – так интересней, это дает больше возможностей.

Это уже третий мой моноспектакль. Был «Запев Мадонны с Пинеги», с которым мы объездили очень много фестивалей, это спектакль по Федору Абрамову режиссера Владимира Кулагина. Был «Нежность, или воспоминание о счастье», который, к сожалению, мы играли совсем немного.

Моноспектакль – одновременно сложный и прекрасный вид спектакля. Это проверка для актера. А партнером здесь выступает зритель. Всегда. И в зависимости от того, какой он сегодня, спектакль трансформируется – при тех же мизансценах что-то происходит по-другому. Я знаю, что есть зрители, которые несколько раз сходили на этот моноспектакль, но мне сложно сказать, насколько он изменился со дня премьеры, поскольку личные впечатления артиста не совпадают с ощущениями зрителя. Александр Ряписов говорит, что изменения произошли очень серьезные. Слава Богу, что это живой спектакль (я надеюсь, что он и еще поживет какое-то время), и как живой организм он постоянно меняется.

На основе интервью «Столице Нижний», источник фото

Поделиться:
comments powered by HyperComments
112, за 0,203