Нужно только захотеть

Футбол во дворе– Чемпионат мира в 2018 году даст мощный толчок развитию интереса детей и подростков к футболу. Тысячи нижегородских мальчишек увлекутся этой игрой. Как нам наиболее эффективно использовать этот всплеск интереса?

– Прежде всего, нужно создать как можно больше детских стадионов и тренерских мест, чтобы всех этих детей можно было принять в хороших условиях и научить такой великой игре, как футбол. То количество стадионов, которое сегодня есть в Нижнем Новгороде, конечно, ничтожно мало для занятий спортом номер один в таком большом городе.

Нужно в ближайшие годы создать в каждом районе два-три стадиона – именно детских – с полноразмерными футбольными полями, со ставками для тренеров. Конечно, нужна программа по обучению этих тренеров, потому что если обучение проводят люди, которые безгранично любят футбол, но не понимают, что именно нужно делать с детьми, — то они не лечат, а калечат. Такого допускать нельзя. Нужны хорошие специалисты, с хорошей заработной платой и постоянным контролем их работы со стороны специальных органов. Необходимо раз в полгода проводить тестирование, чтобы видеть, прогрессируют или деградируют мальчишки, понимать, какие тренеры к нам пришли.

Это вопрос номер один, и этим вопросом у нас никто не занимается. Есть две-три школы, да и то там с большим натягом все происходит. Специалисты – молодые ребята, которые хотят стать тренерами, но нужно запускать обучающую программу. Каждый раз вызывать специалистов из Москвы и Подмосковья слишком накладно.

– Кто должен заняться решением этих проблем, на каком уровне – федеральном, областном, городском? В каких регионах такие программы осуществляются наиболее эффективно?

– Решение может быть найдено на любом уровне, лишь бы люди любили футбол и относились к нему с пониманием.

А пример номер один – это, конечно, Краснодар, где господин Галицкий создал 28 школ, все лучшие молодые спортсмены собираются под эгидой его академии. И продукты, которые он начинал вместе с Нижним Новгородом 10-12 лет назад, уже выступают в премьер-лиге. Это пример терпения и того, как нужно осуществлять эту программу развития футбола.

Он делает это практически один. А что стоило бы осилить эту работу для Краснодарского края? Ничего. Что стоило бы Нижегородской области осуществить такую же программу? Ничего.

Огромные деньги списываются на борьбу с наркоманией, преступностью. А откуда берутся эти наркоманы и преступники? С улицы. Они появляются там, где нет футбольных стадионов, нет спортивных школ. Это международный опыт – наркомания и алкоголизм вокруг стадионов на 50 процентов ниже, чем там, где этих стадионов нет. Статистика – упрямая вещь, и эти данные легко проверить и понять, что лучше заняться развитием футбола, чем вытаскивать наркоманов из притонов и лечить. Главное – профилактика, это касается и медицины, и спорта, и социальной жизни.

– Как лично Вы пришли в футбол, где играли в детстве, как попали в систему подготовки юных футболистов?

– Я попал в большой футбол, как и все советские мальчишки, через турнир «Кожаный мяч». Тренеры ходили по школам и не стесняясь наблюдали за ребятами, которые просто играют в футбол. Сейчас в спортивных школах занимаются только те, кого привели родители. Никто не ищет перспективных ребят на школьных стадионах, «Кожаного мяча» давно нет.

В футбол ребята попадали через «Кожаный мяч», в хоккей – через «Золотую шайбу». Сегодня все это потеряно. Очень часто вопрос упирается в возможность семьи обеспечить ребенка – многие дети не занимаются спортом, потому что родители не могут купить им бутсы, футбольную форму. И эти ребята автоматически отсекаются от таких видов спорта, где требуется хоть какие-то затраты со стороны семьи.

Если посмотреть на историю спорта, то большинство великих спортсменов вышло из бедных семей, государство давало им возможность заниматься: пусть простенькую форму, пусть простенькие бутсы, пусть простенькую хоккейную форму и коньки, – но выдавало. И вырастали большие таланты.

Сегодня если родители не могут обеспечить ребенка формой, он обречен на то, чтобы два раз прийти «почеканить» — и все. Каждый месяц юного спортсмена нужно собирать, одевать, отправлять на соревнования за свои деньги. Не у всех семей есть такие возможности.

Я не вижу сегодня препятствий для того, чтобы государство обеспечило детям возможность заниматься спортом. В самой богатой стране мира мы не можем создать государственных спортивных школ – футбольных, хоккейных, баскетбольных… Это просто бред сивой кобылы. Просто люди делать этого не хотят. Спускают миллиарды на лагеря, на лечение наркоманов и тому подобное, а заниматься здоровьем своих детишек, своей нации почему-то мы не хотим. Это не правильно.

– Стоит ли при создании системы отбора и подготовки юных спортсменов что-то позаимствовать из зарубежного опыта, или достаточно возродить уже накопленный собственный опыт?

– Нам ничего не надо заимствовать – у нас все свое было и есть. Нужно только захотеть. Нужно захотеть проводить турниры между школами, начиная с 1 сентября.

Во-первых, нужно вернуться к нашей системе образования – самой лучшей системе для набора, отбора и финансирования всех специализированных классов, школ, специнтернатов. Мы просто этого делать не хотим, вот и все.

Был «Нижний Новгород», плохо ли, хорошо ли, а школа ездила на соревнования, была обута и одета, было все необходимое. Сейчас есть школа, которая существует по принципу «сколько дали, на столько проживем».

Сегодня ребятам, которые заканчивают школу, некуда стремиться, сегодня явно не хватает (возможно, их вообще нет) спецклассов по футболу. Нужны специализированные классы, нужны соревнования между школами, нужна система отборов.

Допустим, у ребят 1969 года, из которых семь человек потом играло в премьер-лиге, система набора была такова – два спецкласса по 35 человек. Сорок человек, у которых не было перспективы играть в футбол на высоком уровне, отсеялись, и в девятый класс перешло тридцать. И они составили две команды, которые рубились между собой. И некоторые из тех ребят, от которых ничего особо не ждали, в конце концов стали хорошими футболистами и дошли до уровня второго-первого дивизиона.

Это советская система подготовки, ее придумывать не надо, она есть. Она у всех еще жива в памяти. И многие тренеры, которые сегодня тренируют – они выходцы из этих советских школ.

Еще раз подчеркну – необходимо волевое решение, нужно, чтобы кто-то этим делом занялся, полюбил его и начал финансировать. Можно из частных средств, можно из государственных, можно создать государственно-частное партнерство.

Нужно только захотеть.

2018 год не за горами, а что мы можем сегодня показать? Как мы развиваем футбол в Нижнем Новгороде, вообще в России? Это позор, это стыдобища. С такими ресурсами – и мы не можем создать спортивные школы, не можем набрать хороших футболистов в сборную.

Мы хаем, ругаем наших футболистов, но сегодня привезти иностранца в пять-десять раз дешевле, чем заполучить (не вырастить, а заполучить) хорошего российского футболиста. И футболист с российским паспортом, подписывая контракт, считает, что его должны уговаривать, как какое-то неземное существо. Иностранцев уговаривать не надо, они на наши денежки с удовольствием бегут, играют, бьются, отдаются игре (бывает по-разному, но в основном это так).

Мы свой футбол довели до того, что постоянно приходится на что-то оглядываться, что-то просить. Это не правильно.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
113, за 0,310