Жить по законам, а не по неписаным правилам

Олег Сорокин.АПН-НН публикует полный текст интервью, которое заместитель председателя Законодательного собрания Нижегородской области Олег Сорокин дал главным редакторам ряда нижегородских СМИ.

«Неписаных правил стало больше, чем писаных»

– Олег Валентинович, вы уже полтора года не глава Нижнего Новгорода. Не скучаете по МСУ?

– По МСУ я не скучаю, потому что с МСУ работаю практически каждый день. Сегодняшняя моя депутатская деятельность в Законодательном собрании связана с МСУ непосредственно, поэтому вряд ли стоит говорить о ностальгии. Вспоминаю ли я время, которое проработал главой города? Конечно, вспоминаю. Сравниваю ли я какие-то моменты дня сегодняшнего и дня вчерашнего? Безусловно. Без анализа ситуации очень сложно принимать важные для себя и для города решения. Опыт, который я получил, руководя Нижним Новгородом, останется в моей памяти навсегда.

Другое дело, что каждому жизненному этапу соответствуют свои вехи, свои акценты. Да и ситуация меняется – и в экономике, и в стране в целом. И не учитывать множество всех этих факторов в жизни невозможно. Сегодняшняя политика стала, на мой взгляд, на уровне местного самоуправления гораздо сложнее. К сожалению, политическая машина утяжеляется. Для меня это очевидно. Если сравнивать 2005 год, когда я первый раз пришел в городскую Думу, с 2015-м, то различия колоссальные.

Стало больше зарегулированности. В политике всегда были писаные правила (а это законы) и неписаные. Но в 2005 году писаные правила составляли 80-90 процентов общественной жизни. Сегодня, к сожалению, думаю, эта доля меньше половины. И это серьезно связывает развитие на местах.

Сегодня центр тяжести при принятии даже самых простых, казалось бы, для управленцев определенного муниципального уровня решений поднимается все выше – он перешел уже даже за линию губернатора. Эффективность управления даже такими крупными городами, как Нижний Новгород, снижается из-за централизации до такой степени, что говорить о каком-то развитии местного самоуправления на сегодняшний день не приходится.

Зарегулированность всех процессов только растет. Имеет право такая модель развития право на жизнь? Имеет. Может она привести страну к успеху? Может – это доказывает пример того же Китая. Но тогда надо четко говорить, какой путь мы выбираем. Потому что сегодня, с одной стороны, меняя систему принятия решений, расставляя акценты правил – писанных и неписанных, при доминировании последних, – нужно понимать, во имя чего мы это делаем и к какому результату мы должны через определенный период прийти. Ведь в том же Китае, кроме внутриполитических ориентиров, были намечены еще и экономические показатели, которых страна достигла и даже перевыполнила. И спроси сейчас любого китайца, он скажет: «Мы хорошо понимали, что и почему происходило и куда мы идем. И до сих пор это понимаем». Экономика страны растет колоссальными темпами, она стала сверхдержавой практически по всем направлениям, по которым были поставлены задачи. Развиваются все виды транспорта – воздушный, наземный, подземный, скоростной. Огромный скачок произошел в строительстве, в промышленности, в технологии. Сегодня китайскую технологическую продукцию никто не боится брать в руки. Десять лет назад мы отличали китайский телефон от некитайского, сегодня эти различия стерты, их просто не существует.

Каждая модель развития имеет право на жизнь, надо просто понимать и очень четко доносить не только до управленческой элиты, не только до руководителей во власти, но и до остальных людей, куда и зачем мы идем. Мы движемся по некой выбранной дороге, но не хватает понимания, куда мы придем.

Поэтому работать сегодня стало гораздо сложнее, все чаще руководители смотрят не вперед, а озираются по сторонам – как бы только не ошибиться, не встать не на ту ступеньку. На самом деле ошибки – нормальная часть любой работы, если они укладываются в какие-то разумные проценты. Но сегодня этот внутренний страх: «а вдруг я сделаю что-то не так, а вдруг я какое-то неписаное правило не знаю», – а это плохо, это может оказаться фатальным, многим руководителям не дает нормально работать.

«Бесчисленные согласования – это основной пожиратель рабочего времени»

 – Как вы оцениваете ситуацию в Нижнем Новгороде, как оцениваете качество руководства городом? Смогли ли нынешние городские власти воспользоваться ресурсом «городского лобби» в Заксобрании?

–В городе все ветви власти работают спокойно, слаженно. Политическая культура в Нижнем Новгороде находится на высоком уровне. На совещаниях ругаются крепко – я присутствовал на некоторых, – но политическая культура позволяет все вопросы решать внутри, с использованием существующих на сегодняшний день рабочих механизмов.

Городская Дума достаточно консолидирована. Она понимает, что в рамках принятого бюджета можно сделать лучше, а что вряд ли получится. В этой части мандат доверия у городской администрации от депутатов есть. Все ждут результатов 2017 года – как будут реализованы все основные стройки, намеченные серьезные реформы. В первую очередь, это реформа общественного транспорта. Она идёт тяжело, с большим скрипом, но она идёт, и если она будет реализована, это почувствует каждый нижегородец.

Возобновлены важнейшие стройки. Это реконструкция театра «Вера» – мало кто надеялся, что этот проект, как птица Феникс восстанет из пепла, – Нижневолжская набережная, новые школы, детские дошкольные учреждения, – все эти проекты вновь появились в планах развития Нижнего Новгорода. И это большой стимул для тех депутатов Законодательного собрания, которые добивались принятия этих решений. Они четко понимают, зачем шли в региональный парламент и что у них получается.

Ведь изначально, когда формировалась команда людей, которые пойдут в Законодательное собрание, было очень много таких обсуждений: «Зачем мы туда идем?». И общее понимание целей и задач было сразу. Сегодня, когда часть запланированного уже выполняется в рамках бюджета 2017 года – а мы стали депутатами лишь в конце 2016, — это, конечно, приятно. Приятно и то, что эти цели и задачи принимаются как правильные и нашим избирателем, и нашими коллегами из городской думы, из городской администрации, да и из правительства – они ведь тоже живут большей частью в Нижнем Новгороде, мало кто ездит на работу за тридевять земель в Нижегородский кремль.

Поэтому ломаются какие-то стереотипы во взаимоотношениях, и какой-то устоявшийся десятилетиями порядок, который был не совсем порядком, тоже видоизменяется. Нельзя ожидать сверхчудес, но нельзя говорить и об отсутствии результата.

Другое дело, что все это накладывается на очень важное событие – чемпионат мира. И администрации здесь совсем непросто, потому что тех подготовительных мероприятий, которые связаны непосредственно с ЧМ, самих по себе немало.

Еще одним приоритетом, наряду со знаковыми стройками, являются дороги. В этом году мы рассчитываем, что в Нижнем Новгороде пройдет очень серьезная ремонтная компания. Главное, что она стартовала в срок. Все хорошо понимают, что если делать дороги в теплый период года, то конкурсы должны пройти в феврале-марте, а не в мае-июне-июле, как это обычно у нас бывало.

Но есть и следующая задача: если мы хотим делать дороги в 2018 году, то конкурсы должны пройти в январе. А перечни подлежащих ремонту участков должны быть определены в октябре-декабре. Тогда мы вообще войдем в нормальный график.

Рабочие процессы очень важны. Раньше время уходило на бесчисленные согласования всех со всеми – это основной пожиратель рабочего времени в администрации и в правительстве.

– А какая проблема, на Ваш взгляд, является сегодня самой острой для области и для ее жителей?

– Сегодня на первый план выходит проблематика работы фонда капремонта многоквартирных домов. Огромные деньги аккумулированы на его счетах, просто колоссальные. Это деньги жителей, наших избирателей. И они совершенно справедливо говорят, что в какой бы форме с нас деньги ни собирали, они все равно не работают. Собирают домоуправляющие компании – разворовывают. Фонд ЖКХ – тоже не работают. Какой же должна быть форма, чтобы дома ремонтировались?

Создать механизм работы этих средств на благо тех людей, с которых их собрали, не так сложно, как нам это пытаются представить. Огромные средства аккумулированы на его счетах. Это деньги жителей, наших избирателей. И они совершенно справедливо говорят, что «в какой бы форме с нас деньги ни собирали, они все равно не работают». Но сегодня людей фактически подталкивают к тому, чтобы не платить. А это путь к коммунальной катастрофе. Как только количество неплательщиков превысит определенную планку, вернуться в нормальное русло будет очень тяжело. Поэтому 2017 год является очень важным и в этой части – сможет ли фонд капремонта заработать так, как он должен.

«Нижний Новгород не только политическая, но и экономическая столица»

– В нынешнем созыве Заксобрания много профессионалов, в том числе, с опытом работы в органах местного самоуправления, с опытом руководства районами и городом. Используется ли их опыт, и удаётся ли что-то изменить?

– Профессионалов в Законодательном собрании было много и в прежних созывах. Проблема в том, что им не давали возможности проявлять в деле свой профессионализм. Они всё понимали, но не имели возможности участвовать в выработке правильных решений или хотя бы оценивать принимаемые решения. Нынешнее Законодательное собрание отличается очень сильно. Даже те профессионалы, которые перешли в парламент из предыдущего созыва, ведут себя немножко иначе.

Я не жалею о том, что стал депутатом Законодательного собрания, поскольку это позволяет мне чувствовать себя полезным своему избирателю. И я не отделяю интересы города от интересов своего избирательного округа, потому что не может быть хорошо на отдельно взятой территории.

– А как соотносятся интересы города и интересы области?

– Город должен развиваться сбалансированно с регионом. Нижний Новгород не только политическая, но и экономическая столица с огромным потенциалом. И инвестиции в развитие этого потенциала необходимы, но они должны носить разумный характер в силу их ограниченности.

Я думаю, что Нижнему будет предоставлен отличный шанс, когда проект высокоскоростной магистрали все-таки будет реализован. Это откроет ворота для развития самых разных направлений бизнеса, где важна логистика. Полтора часа между Москвой и Нижним Новгородом – это другой темп жизни, другие возможности и огромная экономия ресурса для тех компаний, которые могут себе позволить эту разницу в полтора часа. Ведь расходы на ведение бизнеса в столице в разы отличаются от нижегородских.

Но чтобы эти компании приняли решение о передислокации в Нижний Новгород, должна существовать какая-то социальная и культурная инфраструктура. Люди, живущие в Москве, привыкли к определенному качеству жизни, у них огромный выбор проведения досуга, начиная с обычного, уличного спорта – велосипед, бег и так далее.

Власти Москвы очень разумно подходят к формированию среды, понимая, что она привязывает человека гораздо сильнее заработной платы. Это очень мощный аргумент, который позаимствовали на Западе. Человек предпочтет такое место любому другому, где он получит большие деньги при отсутствии возможности сходить в театр, в музей, прогуляться.

Помимо краткосрочных целей надо думать и о дне завтрашнем. Театр «Вера», набережная очень хорошо вписываются в развитие этой концепции. Большие ремонтные работы ждут и улицу Большую Покровскую, и дорожную инфраструктуру.

«Каждый потраченный рубль должен давать какую-то бюджетную отдачу»

– Какими Вам видятся следующие шаги на этом пути?

– Следующая волна, если продолжать двигаться в этом направлении, должна затронуть парки, места отдыха горожан. ФОК – это хорошо. Но парк вместит одновременно гораздо больше людей, и они получат там не меньше удовольствия. А временной лаг работы и расходы на эксплуатацию на порядок ниже, чем при эксплуатации ФОКа, особенно расположенного в двухстах километрах от Нижнего Новгорода. Это к вопросу об эффективности отдачи от каждого вложенного рубля.

Каждый потраченный рубль должен давать какую-то бюджетную отдачу, пусть даже и немножко отложенную, которая станет очевидной завтра. Я в выходные имел возможность сравнить заполнение ФОКа в Московском районе города с ФОКом, расположенным за чертой областного центра. Это небо и земля. Такие сооружения должны работать не только с полной нагрузкой, а с перегрузкой. Однако происходит это не всегда и не везде.

Мы мосты должны строить в тех направлениях, где развивается мощная экономика, а не дачное строительство. Тогда этот мост принесет новые налоги. Если мы не можем строить мосты сразу на всех направлениях, строить надо там, где экономика нуждается в инфраструктурной поддержке. То же касается не только мостов и ФОКов, но и дорог, и газопроводов. Деньги должны работать на экономику. Этот подход был примерно одинаков во всех странах, которые достигли индустриального развития.

Нижегородской области важно прожить ближайшую пятилетку в режиме развития приоритетных направлений. Просто не получится стать лидерами сразу и по свекле, и по высоким технологиям.

– А кто должен сделать этот выбор?

– Выбрать должна система, выбор не может принадлежать одному человеку, это неправильно. Решать должна система, состоящая из исполнительных, законодательных, представительных органов власти, общественных организаций и всего остального. Должен быть некий путь. Разные вопросы, разные модели, разные взгляды – все они имеют право на жизнь.

«Обманутых дольщиков нет нигде, кроме как в России»

– Вы говорили в прошлом интервью, что к 800-летию Нижнего Новгорода должна произойти консолидация всех властей. Вы сейчас из Заксобрания видите, что она происходит? Довольны вы ею или нет?

– С одной стороны, она происходит, с другой стороны, всегда есть люди, силы, интересы, группы, которым это не нужно. Отдельные категории политиков формулу «разделяй и властвуй» готовы использовать как главный девиз своей жизни. Но надо понимать, к чему в конце должна привести та или иная формула власти.

Сегодня поражаешься неэффективности работы отдельно взятых государственных институтов. У нас до сих пор засилье нелегального оборота алкоголя. Бюджет несет огромные потери, гибнут люди, но этот рынок существует, и только по той причине, что ведомства, ответственные за это, заинтересованы в его существовании. То же можно сказать и о других источниках социальных проблем.

А что сделали у нас с банками? Огромное количество банков превратилось в бизнес по обману вкладчиков. Долгие годы на все это любовались, сейчас взялись расчищать.

А обманутые дольщики? Нигде их нет, кроме как в России. Почему нельзя создать закон, который на сто процентов исключит возможность обмана при долевом строительстве? Экономические пирамиды стали основой для многих видов бизнеса.

Почему я говорю, что только здоровая экономика способна все эти пороки победить? Потому что тогда государство имеет необходимый ресурс, средства и силы, тогда ему самому выгодно удерживать экономику в русле закона.

«Нужно взаимное доверие бизнеса и власти»

 – Олег Валентинович, Вы говорили, что в области должна быть система, которая будет принимать нормальные решения, принимать стратегию, расставлять приоритеты… Но сейчас, если смотреть со стороны, ситуация такая – главная новость: «кто из начальников поехал в Москву и какие решения он оттуда привез». А главный вопрос у тех, кто должен принимать решения: «кому позвоним?». Как Вы оцениваете в целом политические процессы, которые идут в области и уровень комфортности ведения бизнеса?

– Это опять же к вопросу о писаных и неписаных законах и пропорциях. В Москву ездили всегда, но пропорция принятия самостоятельных решений постепенно снижается, и это накладывает определенный отпечаток на развитие экономики в регионе. В регионах, где успешно развивается бизнес, свобода принятия решений всех уровней выше. Казань, Краснодарский край – там бизнес понимает, что не нужно за решением вопросов ехать в Москву, они его решат со своими региональными властями. Если экономическое сообщество что-то предлагает и все понимают, что это принесет пользу региону, то это может материализоваться.

Невозможно создать промышленный парк, такой, как создан в Татарстане, без поддержки промышленников внутри региона. Ты можешь протащить сети, построить заборы, а что толку? Да, именно так создавался технопарк у нас – без понимания, для кого он создается. Сперва создали, потом бросили клич: «Приходи!»

Модель должна быть совершенно другой. Мы должны понимать, кто будет резидентом, с каждым проговорить, понять, что кому нужно, обменяться взаимными гарантиями: мы тебе трубу – ты нам налоги, мы тебе электричество – ты нам рабочие места.

Очень большую роль играет взаимное доверие. Ты должен быть уверен, что власть выполнит обещание, но и сам должен стремиться выполнить свою часть, и дело не в том, что ты боишься власти. Регионы, где идет такой диалог власти с бизнесом, двигаются вперед с совершенно другими экономическими показателями.

Работа в этом направлении должна вестись, и все ветви власти, все управленческие эшелоны должны четко понимать, что делать. А пока получается не так, как должно быть. И осуществление проектов в таком виде обходится региону дороже, чем если бы они вообще не появились. Потому что кроме потраченных денег это еще и потеря репутации.

Это очень большая проблема. В серьезном бизнесе хлебом-солью у трапа самолета никого уже не удивишь. Это формальность, которая на принятие управленческих решений не влияет. Влияют совершенно другие критерии. Поэтому тут очень важно, чтобы внутренние взаимосвязи работали на взаимном доверии, на взаимном уважении. На писаных правилах, которые должны на 80-90 процентов составлять основу взаимоотношений.

«Сегодня в Нижегородской области легальному бизнесу в разы сложнее нелегального»

– Но вот в нижегородском бизнесе те, кто соблюдает писаные правила, очень часто проигрывают тем, кто находится в теневом секторе. Кто официально зарегистрирован, кто дает рабочие места, налоги, – с них и спрос. А вот ларек поставил, или вышел на Большую Покровскую с лотком – никто не спросит, хотя ты и незаконно стоишь.

– Вы правы. Неслучайно на мартовском и апрельском заседаниях Законодательного собрания задавался вопрос: «А сколько проверок легального бизнеса закончилось каким-то результатом?» Масштаб этой проблемы никто показывать не хочет. Создается ощущение, что он катастрофический.

Сегодня цифры оборота розничной торговли равны объему выплат заработных плат в области. Это значит, что люди все тратят и не платят больше ничего – ни за коммунальные, ни за медицинские, ни за какие другие виды услуг. Это показывает объемы теневого оборота.

Тот, кто платит налоги, уже не заплатит проверяющему. А тот, кто не платит, платит проверяющим. Получается, проверяющие сами себя кастрируют. Не хотят они что-то менять в этой ситуации.

«Власть должна привлекать новые доходы в казну, лишая кого-то теневых доходов»

– Допустим, построят ВСМ, приедут к нам москвичи, увидят рынок на Заречной, «Народный», Канавинский… Сколько раз говорилось, что все эти уличные ряды нужно убирать. Это такое же печальное наследие, как и разваливающиеся маршрутки. Пока мы все это не переведем на цивилизованные рельсы, мы будем настолько отставать от других крупных городов, будем в таком неприглядном положении…

– Иногда просто между делом хочется на примере той же «Жар-Птицы» показать, что нормальный рынок – это нормальный бизнес. Этот рынок лишил огромного количества доходов все виды проверяющих, которые роятся вокруг любого другого рынка. И до тех пор пока эта система остается, ни один рынок не закроется – они все генерируют доходы заинтересованных лиц. С одной стороны, это лишает рынки возможности инвестировать в собственное развитие, поскольку часть прибыли они отдают. С другой стороны, им и нее надо развиваться, не надо вообще ни о чем думать. Отдал этому, этому и этому – и у тебя все хорошо.

Москва пошла по пути полного исключения крупными кусками подобных схем, как это было сделано с общественным транспортом – полностью вымели весь теневой сегмент. То же самое пошло по рынкам, по незаконным строениям, по другим направлениям.

А кроме порядка, это дает и дополнительные доходы в казну. Сегодня все эти сектора способны увеличивать налогооблагаемую базу бюджета. Если власть находит политическую волю для решения этих проблем, она получает новые доходы в казну, лишая кого-то теневых доходов.

Пока власть не примет политических решений, порочные сектора так и будут поддерживать эту систему. А как только власть начнет наводить в этих сферах порядок, начнутся проблемы у власти. Это касается и рынков, и перевозчиков, и всех остальных отраслей, генерирующих огромные теневые обороты средств.

«Никому не под силу в одиночку исправить ситуацию в регионе, тут нужна система»

 Будет ли у нас когда-нибудь это светлое будущее?

– Надеюсь. Сегодня внутри государства функционирует еще одно государство, это очевидно. Имея большой опыт работы в бизнесе и во власти, я понимаю, что это государство существует – мощное, хорошо организованное, со всеми своими писаными и неписаными правилами, и оно занимает очень серьезные позиции в экономике крупных городов.

– Невесело как-то.

– Надо двигаться вперед, у государства нет другого пути. И события последнего года меня заставляют думать, что президент очень хорошо понимает, в каких регионах эти пороки уже переросли все мыслимые и немыслимые пределы. И это зависит не только от того, берет ли какое-то высокое должностное лицо взятку или не берет. Сами масштабы теневой экономики свидетельствуют о том, что в регионе все идёт вразнос. Это, как я понимаю, является одним из основных аргументов смены региональной власти. Сегодня масштаб параллельного государства уже является угрозой национальной безопасности. Вооруженными силами с этим не поборешься – с внутренней агрессией нужно задействовать другие механизмы. И работа этих механизмов, на мой взгляд, за последний год становится заметна.

Поэтому можно, конечно, говорить о безрадужности нынешней ситуации, но я вижу перспективу исправления положения дел. Отставки некоторых должностных лиц, с учетом запущенности ситуации в конкретных регионах, связаны не только с отдельно взятой коррупцией отдельно взятых руководителей, а с масштабами влияния теневой экономики на развитие региона.

В Нижегородской области тоже в этом плане далеко не все хорошо. Надо это лечить. Но, повторюсь, никому не под силу в одиночку исправить ситуацию в регионе.

Поделиться:
comments powered by HyperComments
111, за 0,240