Надо смотреть глобально

Большая ПокровскаяКреативная экономика постсоветских городов сильно отличается от креативной экономики европейских или американских городов. Ключевой вопрос – чем создается добавочная стоимость, добавочная услуга. В креативной экономике логичным средством производства является человек с его мышлением, творческими компетенциями, с его социальными связями. Если вы занимаетесь наукой и это монетизируете, занимаетесь коммуникациями и это монетизируете, занимаетесь образованием и умеете это монетизировать, то вас можно отнести к сфере креативной экономики.

У нас в Центре прикладной урбанистики есть около тридцати восьми видов деятельности, которые мы в постсоветских городах относим к креативной экономике. Там есть даже юридические компании, и нас английские партнеры спрашивают: «почему? Это же сфера услуг». Но когда я отвечаю: «Если бы вы знали, как работают наши юридические компании, – разрабатывая схемы ухода от налогов, ликвидации компаний, стратегическим менеджментом по сути, то есть творчеством в юриспруденции», они соглашаются.

Как вы создаете добавочный продукт, что является ключевым механизмом создания – вот главный вопрос.

В креативной экономике сейчас происходит просто бум, вся цивилизация находится в постиндустриальной сфере – если посмотреть, что на самом деле делает огромное количество людей, работающих за компьютером, выяснится, что это уже совсем другая экономика – не торговля в чистом виде, не индустриальное производство, не сельское хозяйство, не добыча и переработка каких-то ресурсов. Это что-то связанное с коммуникациями, образованием, данными, наукой, творчеством, культурой. Креативная экономика – это то, что приходит не на смену, а наслаивается на предыдущие виды деятельности – индустриальное производство, рыночную экономику, – в которых уже достигнуты какие-то пределы (все, что можно, мы придумали, все какие можно занять рынки, мы заняли, все, какие можно создать продукты, мы создали).

Креативная экономика не отменяет рыночную. Условно говоря, если сейчас все станут дизайнерами, кто будет производить продукты питания и все прочее?

Экономики наслаиваются друг на друга. Если в Нижнем Новгороде сейчас появится постиндустриальная экономика, мощные креативные компании и процессы, то перезагрузятся и все предыдущие. Появится мощная компания по промышленному дизайну, хорошие маркетологи, хорошие ученые, работающие с материалами, люди, занимающиеся профессиональным образованием и подготовкой кадров, тогда, возможно, существующие предприятия пройдут перепрошивку – они останутся, но будут производить другую продукцию, выступать в другом качестве.

У Нижнего Новгорода есть все предпосылки к развитию креативной экономики, здесь есть постиндустриальная экономика. Здесь есть научные центры, творческая интеллигенция, вопрос только в том, что в той новой экономике, которая здесь уже зародилась, недостаточно ресурсов, недостаточно движения. Экономика есть, но денег в ней нет – и в причинах этого надо разбираться.

Почему художники, дизайнеры, хорошие архитекторы, научные работники в Нижнем Новгороде не становятся самостоятельными и не капитализируют свою деятельность? Если разобраться, то, скорее всего, выяснится, что они сконцентрированы пока на самом городе – кому оказать услугу, а не смотрят глобально.

Основное отличие постиндустриальной экономики и культурной или креативной индустрии состоит в том, что люди начинают жить полной жизнью, получая большое количество каких-то потоков, только после того как открываются на внешние рынки. Очень важно понимать свою уникальность – не в регионе, а в мире, и все время общаться, быть встроенным в связи.

Если вы посмотрите в динамике, как живет Силиконовая долина, научные центры —  это огромное количество каких-то встреч, конференций, — плотные коммуникации. И все это с конкретными практическими целями, а не для галочки – «сделаем ярмарку, продемонстрируем активность». Нет – договорились, увидели, вдохновились, чему-то научились, что-то переняли, — и после этого сразу вышли в деятельность.

Поэтому потенциал есть у любого города, по крайней мере, города с историей, поскольку история и культура – это ключевые ресурсы. Очень важна и плотность населения. И миллион людей, живущих в Нижнем Новгороде – это большой потенциал, потому что часть людей будет работать в сфере обслуживания, часть в сфере производства, часть в сфере управления, но остается и часть, которая может заниматься чем-то «странным» — зарабатывать на культуре, на науке, на образовании, на коммуникациях, на данных, на производстве чего-то сложного, на технологии, на инженерии. И миллион людей в городе – это большой потенциал.

Мы работаем и с моногородами, но там не реально создать постиндустриальную экономику, там даже нет среднего бизнеса, который мог бы быть заказчиком или партнером этой экономики.

В экономике все должно быть тесно связано, все должно быть очень гибким и – непременное сейчас условие – очень быстрым. А наши города сейчас живут в таком ритме, что они не знают слово «быстро», оставаясь городами, завязанными на климат – летом мы вообще не любим работать, а зимой холодно и работать тоже не очень хочется.

При таких биоритмах городов очень трудно найти баланс, при котором мы бы и развивались, и не рвали жилы. И для этого нужно проводить настройку внутри города, потому что я уверен, что если проанализировать внутренний рынок Нижнего Новгорода, можно перенаправить многие потоки. Просто посмотреть импорт и экспорт – что вы ввозите и что вывозите из города. И если будет понятна эта картина, можно перенастроить взаимоотношения между крупным, средним и малым бизнесом, и это уже получится другая экономика.

Поделиться:
comments powered by HyperComments
111, за 0,258