Посмотреть людям в глаза

Алик ЯкубовичВ гости я начал ходить гораздо раньше, чем начал проект «Мастерская», представленный сейчас в галерее Futuro. Просто в какой-то момент я, не выходя из своих книг, почувствовал необходимость в новом проекте.

В советское время мы все смеялись над лозунгом «Счастье – в труде!». А я как-то почувствовал, что мне хочется увидеть труд: что такое труд, что такое труд сегодня. Я понял, что в кадре не должно быть компьютеров. Мне захотелось посмотреть людям в глаза – как они трудятся, думают. И ничего умнее я не нашел, как пройдя достаточно длинный путь – и среди ученых, и среди представителей самых разных профессий, – вернуться в мастерскую (из которой, собственно, не выходил).

До начала 90-х иметь свою мастерскую было мечтой, мы жили в этих мастерских. И в какой-то момент я начал снимать там, где я живу, в своей среде. Проект открыл мне очень много дверей. Когда я приехал в Питер снимать своих друзей-художников, они все оказались вне города, тридцать градусов жары для Питера – это слишком. И мой друг Лёша Парыгин написал в Фейсбуке, что приехал Алик Якубович снимать проект «Художники России». Откликнулись действительно очень интересные хорошие художники. Олег Яхнин, Михаил Карасик, Едомский, Гиндпер. У всех я был в гостях, у всех делал съемку.

Интересней всего мне было работать с Потапиным. Для меня это была новая мастерская, Вячеслав Михайлович Потапин – это скульптор, которого покупает Третьяковская галерея. В тот момент он вообще никого к себе не пускал. Меня привел скульптор Володя Кокурин. И мы начали общаться – очень осторожно. Путь к Потапину был через Джакометти, на выставке которого я был. И после разговора о Джакометти Потапин как-то открылся, пустил меня и с тех пор я хожу к нему как в высшее учебное заведение. Это космос.

Вячеслав Михайлович фактически сделал большой зал Futuro, который состоит из старинной лепнины, высоких потолков. Для меня вытянуть его за счет фотографии просто невозможно. Кому-то это, вероятно, под силу, у кого-то есть такие невероятные цветные форматы. Но мы совместили живопись и фотографию, добавив в центр скульптуру, которая собрала зал, это самое главное.

Совмещение скульптуры, цветной живописи и черно-белой фотографии положило начало жанру «мастерская». Часть нового жанра уже присутствовала в книгах. Первоначально все это и началось ради книг.

Что дальше? Возможна «Мастерская 2». Возможно развитие – серия натюрмортов «Игра света», потому что меня сейчас интересует новая пластика. Где ее искать? Только в каком-то интересном свете. Возможно продолжение темы обнаженной натуры, отношение «художник-модель» сохраняется, но будет и поиск какой-то новой пластики.

Сейчас я думаю о том, как мне «открыться» 12 сентября в Казани. После этого хочу заняться новой книгой в жанре «акустическая фотография». Возможно, буду делать еще один сборник.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
111, за 0,528