Почему тишина?

Антонов и вертолетСитуация с использованием заместителем губернатора Нижегородской области Романом Антоновым незадекларированного вертолета стала нам известна из публикаций в интернете, в средствах массовой информации. Она активно обсуждается, но почему-то нет никакой реакции со стороны самого вице-губернатора.

В позиции фракции ЛДПР нет ничего личного – как нас, депутатов, контролируют органы МВД, ФСБ и многие другие, так необходимо контролировать и государственных чиновников. Но информация о вертолете Антонова висит на повестке дня и никак не опротестовывается.

ЛДПР выступила исключительно с целью разобраться в проблеме – действительно вертолет незадекларирован или нет. Вертолет – очень дорогостоящее средство передвижения, обслуживание его тоже стоит очень больших денег.

Если вертолет задекларирован – пожалуйста, пользуйся, имеешь право. Но тогда у тебя и доход должен быть соответствующим, чтобы было понятно, откуда пришли деньги. Сейчас за доходами чиновников осуществляется строгий контроль, мы предлагаем установить контроль и за расходами.

Если ты используешь вертолет – покажи договор, на основании которого используешь. Если ты ездишь на дорогостоящем «Майбахе», что, кроме всего прочего, раздражает граждан со скромным достатком, а при этом декларируешь доход в несколько раз меньший, чем его стоимость, то это выглядит странно. Возможно, ты получил от кого-то эти средства – тогда покажи, на каком основании тебе дали.

Мы предлагаем ввести запрет на использование чиновниками чужого имущества – это снизит коррупционные проявления во власти, исключит еще одну возможность злоупотребления служебным положением.

Государственным чиновникам, вступающим в должность, не дают вертолет – за исключением президента и, может быть, премьера. Депутатам и сенаторам не дают вертолет, уверен, что и вице-губернаторам не дают. Не дают дорогостоящих машин, дорогостоящих особняков. И когда все это у них появляется, народ начинает раздражаться. Слишком велик сейчас провал между самыми богатыми и самыми бедными.

В позиции ЛДПР нет никакой личной неприязни к конкретному замгубернатора. Но совершенно очевидно, что если в СМИ появляется и начинает тиражироваться информация подобного рода, должностное или выборное лицо, о котором идет речь, должно как-то ответить.

Со стороны Антонова ответа до сих пор нет. И мы хотим, чтобы была проведена определенная проверка. Есть определенная информация, она поступила во фракцию, фракция ее проанализировала и выступила, потому что считает недопустимым оставлять ее без внимания.

Поверьте, и Жириновского, и других наших депутатов нередко склоняют в прессе, ушаты грязи выливают. Но мы не видим в этом ничего страшного: вот наши декларации, вот все необходимые документы – проверяй. Я всегда могу объяснить, на каком основании у меня имеется квартира, на каком машина. Земельного участка у меня нет, но если бы кто-то заявил обратное, он должен был бы ответить. Зачем мне нужны пересуды?

Антонов молчит, и мы хотим знать, почему на претензии СМИ со стороны замгубернатора нет реакции. Почему он не пресекает распространение этой информации, не обращается в Роскомнадзор с тем, чтобы ссылки по новому закону были заблокированы: «Это не соответствует действительности, хочу, чтобы это убрали». Никаких проблем здесь нет.

Я считаю, что чиновник не просто не имеет права игнорировать необоснованные обвинения в свой адрес, но должен сразу же реагировать, чтобы сразу пресекать распространение таких публикаций, подрывающих доверие к власти.

И когда факты не опротестовываются, когда обсуждение выходит в общественное поле, тогда задают вопросы и депутатам: «Почему нет реакции, почему вы молчите? мы выбираем вас, чтобы вы говорили».

Прокуратура должна поставить точку в этой ситуации. В данный момент ею занимается прокурор Нижегородской области с подачи лидера фракции в Законодательном собрании Владислава Атмахова, поднявшего вопрос в парламенте региона.

Но вы прекрасно понимаете, что если я как депутат полетел вертолетом МЧС, то это могло произойти на совершенно законных основаниях. Например, в рамках служебной командировки. Вертолет не может полететь сам – нужен пилот, нужно горючее. Все это должно в определенном формате оплачиваться.

Если я еду на хорошей машине, то это должна быть служебная машина, которая положена мне по статусу и относительно которой ко мне не может быть никаких претензий – ее мне предоставило государство. Если же ты едешь на «Майбахе», или даже тебя возят, то или тебе ее кто-то предоставил, или ты купил сам, но боишься декларировать, потому что она стоит сумасшедших денег.

Мы должны жить по средствам, должны жить честно. Дело не в том, что кто-то кому-то завидует или кого-то ненавидит. Это постулаты общественной жизни. Об этом постоянно говорит президент России. И особенно в преддверии выборов президента нужно обнулять подобные вещи.

Если у тебя все в порядке, скажи, что средства массовой информации неправы. Тогда все будет понятно. Средства массовой информации должны будут извиниться, а не тиражировать ложные обвинения. Но если ответа нет…

Дать оценку ситуации с вертолетом Романа Антонова необходимо – не везде заместители губернатора летают на вертолете. Это не мелочь, которую можно спрятать или не заметить, поэтому все СМИ уже об этом пишут.

И со стороны чиновника молчать – это неправильно. С точки зрения интересов государства, а не с точки зрения претензий к Антонову или к Нижегородской области. Факты сегодня, к сожалению, не на стороне вице-губернатора. Пусть скажет, мол, так и так, «какие ко мне могут быть претензии? у меня все честно, все задекларировано». Или – «я на этом не летал» и подать на СМИ в суд, потребовать удалить неподтвержденную информацию.

Почему тишина, почему нет реакции? Непонятно.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
113, за 0,330