Совершенно реальная задача

Источник фото - anashina.com
Источник фото — anashina.com

Проблема очень серьезная. Мы приблизились к точке невозврата, когда мы можем потерять просто все деревянное наследие Нижнего Новгорода.

Эта проблема касается всей России, всех городов. Но в Нижнем Новгороде какая-то особенная ситуация, мы почему-то особенно не любим и не ценим собственное наследие.

Особенно это касается деревянной архитектуры. Ее традиционно привыкли считать «гнилушками». Но это традиция последнего десятилетия, раньше отношение было совсем другим.

Деревянная архитектура – наше наследие, наша гордость, то, что ценится во всем мире. Но наш город почему-то особенно ее не любит.

У нас есть порядка шестисот объектов, которые еще можно спасти. Не считая памятников, которые охраняются по определению (это не значит, к сожалению, что они находятся в хорошем состоянии). Но есть и объекты, которые не считаются памятниками, но они не менее ценны, и ценны не только отдельные здания сами по себе, – интерес представляют фрагменты городской застройки. Мы хотели бы сохранить именно «куски» деревянного города, вдохнуть в них новую достойную жизнь.

Это совершенно реальная задача. Ее решили, например, в Иркутске. Приняли когда-то большую программу сохранения в Томске – и она относительно успешно реализуется. Есть примеры – их немало – и в мировом масштабе.

Что касается механизмов спасения деревянных объектов, то власть должна принять определенные решения, расставить приоритеты, а дальше можно раздавать дома частным инвесторам, потому что это совсем даже и неплохо – жить в деревянном доме, если этот дом целиком принадлежит тебе и ты можешь справиться с задачами регулярных ремонтов.

Дело в том, что дерево любит поддерживающие ремонты, ему не нужны глобальные, капитальные потрясения. Надо просто вовремя приколотить досочку, залатать крышу – и тогда деревянный дом будет жить столетиями. А вот когда это делать забывают, разрушение происходит довольно быстро.

Можно ли жить в этих домах? Конечно. Все коммуникации – дело наживное. И многие дома уже их имеют. Я, например, тоже живу в деревянном доме 1927 года постройки. Это время, когда было кооперативное строительство, когда людям дали понять, что они могут что-то сами сделать. Тогда учителя, врачи сложились, организовали кооператив. В середине двадцатых годов было целое кооперативное движение. В 1965 году в доме был капитальный ремонт, ему сделали АГВ, ванные, туалеты, и он приобрел совершенно современный уровень комфорта. Так что жить в нем очень даже неплохо.

Деревянные дома есть не только в центре Нижнего Новгорода, но и в заречной части, где расположено Старое Канавино, где есть Сормово. Между прочим, сормовские рабочие жили очень даже неплохо, они имели деревянные рубленые двухэтажные дома, с красивыми наличниками. К сожалению, от них не осталось почти ничего. Но все же кусочек деревянного Сормова тоже еще есть.

Снос и строительство многоэтажек на месте деревянных домов – это не верное решение. К тому же этого делать зачастую нельзя. Например, возьмите район Церкви Трех святителей – деревянные двухэтажные дома окружают храм. Понятно, что вместо них ничего другого по размерам выстроиться уже не может – это охранная зона храма, и масштаб строений должен сохраниться. Построить вместо деревянного дома такой же новый – в этом нет никакого смысла. Будет только хуже.

Можно ли спасти все шестьсот деревянных домов Нижнего Новгорода, хватит ли сил и средств? В Томске, например, где таких домов в три раза больше, программа – не сказать, чтобы совсем гладко, – но работает.

От города в этой ситуации требуется не финансирование, а принятие программы и ее реализация. Программа может финансироваться из разных источников. Это могут быть частные инвесторы. Только не те, крупные, которым обычно стараются эти дома впихнуть через аукцион за какие-то миллионы, а небольшим, но способным отреставрировать один маленький дом.

Да, есть и крупные инвесторы, которые берутся за такие дома. Известный пример – на Ильинке «Сладкая жизнь» отреставрировала как раз таки деревянный дом. К сожалению, таких примеров единицы.

Есть ли инвесторы? Есть. Мои коллеги общались с ними, и люди готовы приняться за решение этой проблемы. Сегодня у них нет такой возможности. Дома продаются не по программе «рубль за метр», а за миллионы на аукционах. Нет смысла выкладывать такие деньги для последующей реставрации маленького дома.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
113, за 0,246