Состав партнерства

Уголовный кодексВ Нижнем Новгороде разразился очередной скандал вокруг дела, фигурантом которого выступает депутат из бизнес-среды. Но на этот раз, как в сказке, пришла беда, откуда не ждали. То есть не от правоохранительных органов, а от делового партнера одного из бизнесменов с депутатским мандатом.

 

Чуркин против Хафизова

Пока некоторые СМИ пережевывают подробности дел с участием депутатов Вадима Жука и Александра Бочкарева, в Арбитражном суде Нижегородской области началось рассмотрение дела по иску Александра Чуркина к Надиру Хафизову. Точнее, слушание пока что толком не началось. В деле открылись какие-то новые обстоятельства и рассмотрение иска перенесли на 5 декабря.

Чуркин требует от Хафизова выплаты более 33 млн рублей, из которых 26 млн – цена договора о выходе Чуркина из числа учредителей нескольких организаций, которыми они владели совместно с Хафизовым, и еще 7,24 млн – проценты за задержку выплаты, которые могут быть взысканы в качестве меры ответственности по ст. 395 ГК РФ.

Журналист и телеграм-блогер Андрей Вовк, подробно изложивший обстоятельства этого дела, назвал сделку, которую требует оплатить Чуркин, «предсмертным договором». Дело в том, что Чуркин получил в свое время через фонд РЖС большой участок в 180 Га по соседству с Новинками. Он придумал идею создания на этой земле проекта малоэтажной застройки, которому дал название «Окский берег». Чуркин нашел и инвесторов, главным из которых как раз и стал Надир Хафизов, бесславно вернувшийся из США и искавший применения своему опыту в строительстве и капиталу. В 2013 году из-за проблем со здоровьем Чуркин фактически отошел от дел и долго лечился за рубежом, приводя дела в порядок на случай самого худшего исхода. В том числе, он подписал с Хафизовым договор о выходе из числа учредителей почти всех организаций, связанных с проектом «Окский берег», в том числе из ООО «ЭкоГрад», ООО «Эко-Дом», ООО «ЭкоГрадНедвижимость», НП «Дзержинская ассоциация малоэтажного строительства». По заявлению Чуркина, в договоре не фигурировало только ООО «Новоград», соучредителем которого Чуркин, как он считает и намерен доказывать в суде, остался. Сумма, которую Хафизов должен был заплатить Чуркину по этому договору, составляет 1 млн долларов, причем в документе зафиксирован и курс доллара, по которому должны быть проведены расчеты, а именно 36 рублей. Через некоторое время было подписано допсоглашение, в соответствии с которым сумма выплаты снижена на 10 млн рублей из-за долгов одной из компаний. Таким образом и получились те самые 26 млн рублей, которые Чуркин требует взыскать с Хафизова в качестве основного долга.

 

Защита для главы соцзащиты

Если эти факты будут доказаны в арбитраже, то получится, что Надир Хафизов вообще ничего не заплатил Александру Чуркину за выход из состава соучредителей фирм, то есть фактически за выход из собственников проекта «Окский берег». Это предельно корректная формулировка. В отличие от нас, телеграм-блогеры употребляют более жесткое, зато всем понятное слово «кинул».

Журналисты и блогеры высказывают недоумение по тому поводу, что Надир Хафизов является председателем комитета по социальным вопросам Законодательного собрания Нижегородской области.

«Допустим даже, Надир Хафизов сумеет отбиться от взыскания всей суммы иска или значительной ее части по какому-то формальному основанию, – предполагает автор одного из телеграм-каналов. – Но даже при таком благоприятном для ответчика исходе слушаний, по существу в судебном заседании будет доказано, что он не выполнил обязательств, предусмотренных договором с партнером по бизнесу. И как после этого такой человек сможет представлять в Заксобрании интересы нуждающихся в соцзащите? Неужели не уйдет с поста, не подаст в отставку? А другие депутаты спокойно к этому отнесутся?»

 

Подпись под дело

Но самое удивительное заключается даже не в этом. В деле фигурирует один совсем уж неприятный эпизод. Как было сказано выше, в договоре о выходе Чуркина из числа соучредителей ряда организаций не было ничего сказано о его выходе из списка собственников ООО «Новоград». При этом выяснилось, что Чуркин выведен из числа собственников и этой организации, и сделано это на основании его собственного заявления.

Нетрудно представить удивление Чуркина, который на момент подписания заявления лечился за пределами России. Он обратился по этому поводу в судебные инстанции, и в 2015 году Арбитражный суд Москвы установил, что подпись Чуркина под заявлением поддельная. Это решение осталось в силе и после попыток обжаловать его в апелляционной и кассационной инстанциях.

Для иска Чуркина к Хафизову этот вопиющий факт, возможно, имеет какое-то значение, а, может, и не имеет. Но вот для правовой оценки деятельности бизнесмена-депутата этот факт может оказаться наиважнейшим. Журналисты и блогеры в этой связи напоминают, что в Уголовном кодексе РФ есть статья 159, определяющая состав преступления «Мошенничество» как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Часть 5 данной статьи специально посвящена мошенничеству, связанному с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. И к числу признаков мошенничества относится среди прочих подделка подписи под договором, актом, заявлением либо иным документом, устанавливающим, изменяющим либо прекращающим имущественное право гражданина. «Квалифицировать состав преступления вправе только компетентные органы, – пишет по этому поводу автор одного из телеграм-каналов, – но по моему сугубо личному и глубоко субъективному мнению здесь можно усмотреть признаки состава, предусмотренного ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

 

Ответчик не отвечает

Впрочем, не будем забегать вперед и дождемся реакции компетентных органов, в поле зрения которых наверняка попадут материалы судебного процесса по иску Александра Чуркина к Надиру Хафизову. Хотя, конечно, учитывая депутатский статус ответчика, ему следовало бы не прятаться за адвокатов и за тонкости правовых норм, а прямо и честно объясниться с избирателями и с партией, членом которой он является. То есть взять и ответить на простые вопросы: Заплатил ли он Чуркину 26 млн рублей за фактический выход из бизнес-проекта «Окский берег»? Существует ли заявление Чуркина о выходе из числа учредителей ООО «Новоград»? Есть ли вступившее в законную силу решение суда, устанавливающее, что подпись Чуркина под заявлением о выходе из состава учредителей ООО «Новоград» является поддельной, и если да, то откуда и при каких обстоятельствах взялась эта подпись?

Ответить на эти вопросы можно ведь и не в прокуратуре, и не в суде, а просто пригласив журналистов, чтобы объясниться по поводу неприятных фактов, вокруг которых разгорается скандал, который не идет на пользу ни областной власти, ни партии власти, ни самому Надиру Хафизову.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
113, за 1,699