Кто моргнёт первым

Путин и авианосецВидели ли вы, как дерутся домашние петухи? Или дворовые коты? Противники осторожно сходятся, подозрительно присматриваются, принимают угрожающие позы, издают грозные звуки, иногда наскакивают друг на друга и тут же возвращаются на исходные позиции. Крайне редко дело доходит до настоящей полноценной драки. Гораздо чаще противники, продемонстрировав все свои потенциальные возможности и погрозив всем, чем можно, расходятся по сторонам. Иногда расписав мировую, иногда слабейший уступает место сильнейшему.

Да не покажется кому-то такое сравнение оскорбительным, но ровно так же сейчас ведётся международная политика крупнейших держав. В первую очередь, России и США, как единственных противников, способных уничтожить друг друга и весь остальной мир в придачу. Обострившееся в последнее время соперничество, подняло уровень напряженности на небывалую доселе высоту, вновь введя в лексикон международной политики и общественной жизни слово «война».

На прошлой неделе общественность и в России, и за рубежом была изрядно взбудоражена заявлением Владимира Путина о необходимости предприятиям, в том числе гражданским и частным, быть в любой момент готовыми к переходу на военные рельсы. «Это что же, Россия готовится к настоящей войне?!» — заволновались самые впечатлительные умы.

В какой-то мере, конечно, готовится, не без этого. Но если бы готовилась всерьёз, полагая, что война действительно неизбежна, такие заявления президента никогда бы не делались публично и под камеру. К настоящей войне готовятся тихо и максимально скрытно, чтобы не дать противнику обнаружить свои действительные намерения, планы и маневры. Публичные же заявления, это такой же набор психологической войны, как вздыбленные спины у котов или угрожающий рёв медведей перед атакой.

Самой атаки может и не быть, если противник испугается угрожающих предупреждений и отойдет на безопасное расстояние. Равные по силе соперники в дикой природе часто предпочитают не доводить дело до полноценной драки, предполагая, что оба получат в ней неприемлемый ущерб. В отношениях России и США примерно та же ситуация. Россия уступает Америке практически по всем параметрам, кроме одного – способности взаимного гарантированного уничтожения. Война с Россией оборачивается для американцев неприемлемым ущербом при любом раскладе, поэтому это для них не вариант. Да и ни для кого вообще. Поэтому бомбоубежище можно пока не спешить рыть.

То, что прямое военное столкновение России и США в настоящее время невозможно, не значит, однако, что его нет вообще. Столкновение есть; более того, оно нарастает. Оно идёт по тем направлениям, где можно ослабить и подорвать противника, без риска нарваться на прямой военный ответ. Нет casus belli, нет и возможности нажать красную кнопку или, хотя бы, пригрозить. А ситуация все равно становится только хуже и хуже.

Одно из основных направлений атаки – наращивание военных расходов. Надо так напугать соперника, чтобы он втянулся в неадекватную и бессмысленную гонку вооружений, стремясь сохранить ненужный паритет. На этом, в своё время, погорел СССР, купившись на блеф Рейгана; на этом же сейчас горят сами США. Они увеличивают военные расходы, стремясь втянуть Россию в гонку вооружений, а Россия не втягивается. Москва не стремится конкурировать с Америкой там, где это бессмысленно. Москва лишь точечно усиливает приоритетные позиции, которых необходимо и достаточно для сдерживания противника без перенапряжения собственных сил.

У России нет возможности расставить по периметру границ США свои военные базы с ракетными шахтами. Но можно послать курсировать вдоль американских берегов подводные атомные ракетоносцы, которые будут поддерживать стратегический баланс за гораздо меньшие деньги. России не по карману построить и содержать такой же авианосный флот, как у США. Но можно поставить «Бастионы», которые будут держать всю эту армаду на весьма почтительном удалении от русских берегов. Или флот небольших и недорогих корветов с «Калибрами», бьющих на 2-3 тыс. км. Опять же, поддержание баланса за в разы меньшую сумму. Не втягивается Россия в гонку вооружений, а вот США она вполне может вымотать. В конце концов, у них начнется кризис перепроизводства вооружений, которое просто некуда будет сбывать. Все потенциальные жертвы вооружатся российскими ПВО и северокорейскими атомными бомбами, и атаковать их, чтобы списать убытки ВПК, станет совсем не круто.

Другое направление противостояния – финансовая изоляция России. Тут Россия не может противопоставить США ничего от слова совсем. Но есть своеобразная ловушка, в которую попали американцы со своими санкциями. Отрезая Россию от западных финансов, они лишаются возможности контролировать условия кредитов, и, тем самым, воздействовать на политику Москвы. Волей-неволей, они сами приучают Россию к самостоятельности и независимости, пусть и довольно жёстким образом. Понимая, что имеющегося финансового давления недостаточно, американцы могут прибегнуть к последнему козырю – заморозить и конфисковать все российские финансовые авуары за рубежом.

Но если они на это пойдут, это станет катастрофическим ударом по доверию инвесторов американской финансовой системе. Все – ВСЕ! – начнут стремительно выводить свои активы из-под юрисдикции США, как не заслуживающих более никакого доверия. И вслед за уверенностью в их политическом могуществе, пошатнется уверенность в их финансовом всесилии. Будь я сторонником теории заговора, я бы решил, что Путин специально не выводит капиталы из США, будто провоцируя их на вожделенную экспроприацию. Да, мы потерям много, если это произойдет. Но США ещё больше. Сдать ладью в обмен на ферзя – кто ж устоит перед таким соблазном?!

Ах да, чуть не забыли самое главное. Всё это внешнее давление, безусловно, направлено на расшатывание внутриполитической ситуации, на ослабление или смену власти, и, как следствие, смену курса. Но забавная штука тут получается. Внутриполитический разброд и шатание в Америке, да и в Европе, сейчас больше чем в России. И речь даже не про элиты, которые тоже в контрах, и не могут договориться ни о чём. Речь о гражданских конфликтах, которые уже не тлеют подспудно, а прорываются наружу то там, то тут. То чёрные против белых в Америке, то местные против пришлых в Европе. Правые против левых, бедные против богатых, пролетариат против интеллигенции, феминистки против шовинистов, националисты против глобалистов. Противоречия перестают ограничиваться интеллектуальными спорами, и все чаще и чаще выплёскиваются в уличные и политические противостояния.

Два самых сильных западных лидера – Дональд Трамп и Ангела Меркель – атакованы внутри страны по всем фронтам, связаны по рукам и ногам, и не знают, удастся ли им пережить свой текущий срок и даже ближайший год. На их фоне позиции Владимира Путина выглядят непоколебимо, в том числе и потому, что по большому счету в России он сейчас устраивает всех. Как гарант не только конституции, но и стабильности.

Консерваторы боятся, что на место Путина придут радикалы и начнут вешать. Либералы боятся, что на место Путина придут националисты и начнут расстреливать. Патриоты боятся, что придут либералы и всех сдадут. Каждый боится и ненавидит идейного оппонента больше, чем Путина, поэтому Путин устроит всех, как наименьшее из зол. Он, по крайней мере, никого не вешает и не расстреливает; в крайнем случае, сажает для острастки.

Поскольку внутриэлитный консенсус вокруг Путина более-менее сформировался, давление извне становится бессмысленным. Хуже того. Чем сильнее вдавливать пружину в твердую поверхность, тем сильнее она отскакивает назад. Это давление уже работает в обратную сторону, и чем дальше, тем больше будет работать. В нынешнем противостоянии главное не кто первый нанесет удар, а кто первый моргнет.

Из Кремля пока смотрят холодным немигающим взглядом. А вот в Европе (ещё не в США!) уже начали помаргивать.

То ли ещё будет.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
111, за 0,270