20-12-2017 Просмотров: 614 Алексей Ларин

Сумерки богов

Источник фото - rbnews.uk
Источник фото — rbnews.uk

Река времён в своём стремленьи

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

Народы, царства и царей.

 

Гавриил Державин.

 

В четверг в Россию прибывает с давно обещанным визитом министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. Никто ничего от этого визита особо не ждёт. И в новостной повестке он прошёл бы незамеченным, если бы министр-эксцентрик с русским именем не решил специально создать повод, сравнив Россию с воинственной Спартой, а Запад с демократическими Афинами. Это немного оживило информационный фон вокруг визита. И выставило его в ещё более жалком свете.

Это ведь показательно, когда министр иностранных дел великой державы вынужден подогревать интерес к своему визиту такими вот провокационными заявлениями. Значит, ничем больше этот интерес подогреть нельзя. А значит, речь уже не идет о великой державе. Величие ушло. Окончательно. Навсегда. И каким бы зловещим и непримиримым врагом для России ни была Великобритания, её нынешнее бесславное умаление повод помолчать и погрустить о преходящем величии и печальном конце, с неизбежностью ожидающем нас всех.

Что сейчас значит Великобритания для мира? Правильный ответ: ничего. Её постоянное членство в Совбезе ООН, её ядерное оружие, Сити и прочее ничего не значат, потому что Британия сама ничем этим не хочет и не может пользоваться. Исторические навыки управления остались. Но желания уже нет. Да и ресурсов тоже.

Англичане до такой степени не хотят уже ни в чём участвовать, что проголосовали за выход даже из ЕС. Даже с континентальной Европой англичане не хотят уже связываться, даже в её делах они не стремятся участвовать. Всё, что ещё дальше и сложнее, они вообще передали на откуп Америке и послушно бредут в её кильватере, не заикаясь ни о какой самостоятельной политике и даже о национальных интересах. Нет их. Закончились. Вместе с желанием творить историю и переделывать мир под себя.

 

* * *

Сто лет назад – всего каких-то сто лет назад! – Британия была величайшей державой мира. По крайней мере, считалось таковой. Её владения лежали на всех континентах, над ними никогда не заходило солнце. Её товары продавались по всему миру, её капиталы двигали мировую экономику чуть меньше, чем полностью. Британский флот господствовал в мировом океане, британские дипломаты давили на тайные пружины международной политики, проводя интересы Лондона во всех регионах Земли. Британский поэт воспевал «Бремя белого человека», британский колонизатор открыто утверждал, что «мы (англичане) — лучшая раса в мире, и чем большую часть мира мы заселим, тем лучше будет для человечества».

Куда всё это делось? Всего за несколько десятилетий, всего за пару поколений, англичане растеряли всё своё величие, и, что ещё страшнее, стремление к величию. Они больше не хотят «нести это гордое Бремя народам на край земли», они больше не стремятся открывать новые страны и просвещать народы против их воли. Всего за полвека при одном из самых ярких и талантливых своих деятелей – Уинстоне Черчилле – англичане распустили всю свою великую империю и ушли отовсюду, откуда только можно.

 

* * *

С Черчиллем вообще забавная история. Британцы считают его одним из величайших деятелей своей истории, а ведь на самом деле этот «деятель» проиграл и сдал всё, что можно. Что-то врагам, что-то союзникам, что-то бывшим вассалам. Но начав карьеру в величайшей империи мира, он закончил её в обедневшей, опустошенной, второразрядной стране, не играющей никакой серьезной роли в международных делах.

При Черчилле Британию выперли из Европы – сначала Гитлер, потом СССР с США. При Черчилле Британию выперли из Юго-Восточной Азии – сначала японцы, потом китайцы. При Черчилле Британию выставили с Ближнего Востока – те же СССР с США при прямом участии местных арабов. Суэцкий кризис стал логичным концом карьеры Черчилля и краха британского влияния в регионе. Жемчужина британской короны – Индия – тоже была потеряна Черчиллем. Ну, а позиции в Карибском бассейне, да и вообще в западном полушарии, Черчилль сам, добровольно, уступил американцам, в обмен на помощь против Гитлера.

Когда-то британцы умели вести сразу несколько войн по всему миру, в одиночку захватывая владения в Азии, Африке и Америке и сколачивая коалиции против своих европейских конкурентов. Вторую мировую войну британцы проигрывали везде, пока на Тихом океане в войну не вступили США, а в Европе СССР. В Африке Монтгомери удалось победить Роммеля, лишь доведя превосходство в технике и личном составе до трехкратного и выше; в Европе англичане без американцев вообще ничего не могли сделать с немцами.

Когда-то британцы были самым опасным и коварным противником России, то спонсируя внутриэлитные заговоры, то сколачивая международные коалиции и вовлекая их в войны. Не без основания британцы чуяли в русских тот же имперский дух, что и у себя, ту же непреклонность, отвагу и стремление «нести это гордое бремя». Только русских они триста лет полагали настоящим своим противником; только русские, полагали они, могут остановить их на пути к всемирному господству.

 

* * *

Жизнь, как всегда, оказалась сложнее, история не лишена иронии. Британцев ослабили, а затем добили свои же; русские лишь немного поучаствовали в процессе. Сначала англичане проиграли конкуренцию американцам, потом европейцам. Гитлер совершенно искренне предлагал британцам поделить мир на двоих; Черчилль воспротивился – и проиграл. Да, в 45-ом он формально оказался в числе победителей, но ослабленная предыдущими ударами и поражениями Британия оказалась не в состоянии конкурировать с США и СССР, и была вытеснена на задворки истории.

Не сказать, чтобы они как-то сильно этому сопротивлялись или даже горевали об утрате прежнего статуса. Да, все их колонии и доминионы разбежались от Лондона, как от чумного, но на самом острове-то ничего особо не изменилось. Королева по-прежнему в Букингемском дворце, премьер-министр на Даунинг-стрит. Всё так же приходили счета, чеки и ежедневные газеты. Всё те же лорды и депутаты заседают в парламенте, все те же партии определяют повестку. Вот только до мира Британии не было уже никакого особого дела, да и миру до неё тоже.

Когда в последний раз Британия совершала в мире нечто, что звучало бы как её единоличный суверенный акт и имело бы серьезные последствия? Война за Фолклендские острова? На фоне прошлых великих войн Британии это выглядит даже не смешно, а жалко, и как пошутил один остряк, это была война двух лысых из-за расчески. А так – это выход из ЕС. Но это не акт деяния или творения, это акт отказа от деяния и творения. Англичане не хотят участвовать даже в коллективной политике, не то, чтобы осуществлять её единолично. Максимум, на что их ещё хватает, это упросить шотландцев не распускать страну окончательно, но и это, очевидно, ненадолго.

Британия перестала навязывать миру свою власть и волю, Британия перестала предлагать миру свои идеи и смыслы. Отзвучал британский рок, исписались британские авторы, даже юмор английский перестал смешить, даже в английском футболе играют одни иностранцы. Никто не слушает британских политиков, никому не интересна британская политика. Иностранцам Британия сейчас интересна как музей и относительно тихая гавань, где можно спрятаться или отдохнуть от настоящей бурной политики на родине.

 

* * *

Но и спокойная провинциальная тишина уже не гарантирована; мигранты из бывших колоний нахлынули в бывшую метрополию и меняют старую добрую Англию под себя и свои порядки. Накопленное веками благополучие ещё продолжает поддерживаться по инерции, но и оно постепенно утекает, как вода сквозь пальцы.

Миллионы англичан вынуждены ходить за бесплатными наборами продуктов в так называемые продовольственные банки. В прошлом году один из таких крупнейший благотворительный фонд — The Trussel Trust – раздал 1,18 миллиона трехдневных наборов продуктов, из которых 446 тысяч получили дети. За первые шесть месяцев 2017 года число выдач возросло в разных регионах на долю от 12% до 30%, и в декабре фонд был вынужден обратиться за дополнительной помощью к жертвователям, предупредив, что может не справиться с наплывом людей, пытающихся получить бесплатную еду к Рождеству. Каждую зиму тысячи британцев умирают от холода, и не на улице, а в своих домах, потому что отопление для них слишком дорого. В 2016 году так умерло сорок тысяч человек, в основном пенсионеры.

Так проходят величие и слава, так наступают сумерки богов. Когда-то англичане правили нашей планетой со всемогуществом богов, сейчас их старики умирают зимой от холода не в силах платить за отопление.

Когда Борис Джонсон приедет в Россию, и по старой памяти начнет с поучений и нравоучений, неплохо было бы ему напомнить об этом факте. И перефразировать Бродского: «Богово стало вам сумерками богов».

Но злорадствовать не стоит. Когда-нибудь подобный конец ждёт все великие народы, в том числе и русский. Силы народов кончаются, жизнь тоже. Не сказать, чтобы это было откровением, но напомнить об этом будет не лишним. Старые авторы прекрасно понимали бренность сущего и в пожеланиях своих придерживались разумного реализма. Как Карамзин, завершивший своё предисловие к «Истории государства Российского» словами: «да цветет Россия… по крайней мере долго, долго, если на земле нет ничего бессмертного, кроме души человеческой!»

 

 

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
117, за 0,481