28-12-2017 Просмотров: 219 Олег Сорокин

Доводы обвинения несостоятельны

Наша семья на протяжении долгих лет являлась собственником и учредителем огромного количества недвижимости и юридических лиц на территории Нижнего Новгорода. Это ежегодно отражалось в моей декларации.

За последние десять лет претензий налоговых и надзорных органов к тем декларациям, которые я ежегодно составлял, в том числе будучи главой города, не было ни одной. Соответственно, те сведения, которые отражаются в этой декларации, не подлежат сомнению.

В этой декларации никогда не указывалось, что у меня в собственности было транспортное средство под названием «самолет». Это чистой воды выдумка следствия для того, чтобы придать весомость своим аргументам. Да, я иногда арендую самолеты, но правила пользования частными самолетами гораздо более сложные, чем рейсовыми. А для того, чтобы оперативно покинуть территорию Нижегородской области, можно воспользоваться, в том числе и поездом.

При этом прохождение паспортного контроля обязательно при посадке на любого вида и принадлежности частное воздушное судно. На рейсовый самолет я могу прибыть за час до отлета, купить билет и улететь в любом направлении. При пользовании частным самолетом это в принципе невозможно.

Между тем, повторю, наличие у меня самолета никогда и никем не подтверждалось.

По поводу заграничного паспорта. В шесть часов начинался обыск, и в шесть тридцать я был доставлен к следователю. Единственное, что попросил меня выдать следователь, был личный телефон, чтобы было незамедлительно сделано. Других просьб и требований от следователя не поступало. Паспорт мой лежал вместе с другими документами, которые были изъяты при обыске. Почему не был изъят паспорт, это вопрос не ко мне.

При всем при этом заграничным паспортом можно пользоваться только при условии паспортного контроля. Каким образом я могу им воспользоваться, даже находясь под подпиской о невыезде, если это автоматически отображается во всех базах? То есть, само по себе наличие или отсутствие заграничного паспорта, если им не собираешься пользоваться, не дает никаких преимуществ. Если государственные границы пересекаются нелегально – для этого наличие заграничного паспорта не требуется вообще.

Обыск был проведен у меня дома, где я проживаю последние десять лет, что хорошо известно всем органам, в том числе надзорным и правоохранительным, — все повестки и документация за последние десять лет, все вопросы и запросы приходили именно на него. Поэтому заявления о том, что у меня много мест жительства, несостоятельны. Последние десять лет я живу только по этому адресу.

Препятствий обыску, который проводился по этому адресу я ни в коей мере не создавал, я не препятствовал проведению обыска. Разговор о том, что я, находясь на свободе, буду препятствовать проведению обысков, считаю также несостоятельным. Надо понимать, что следователь не ставит меня в известность, где и когда он планирует проводить подобные мероприятия. Поэтому каким образом я вообще физически могу осуществлять препятствия?

О чем еще хотелось бы сказать? Единственное свидетельство в мой адрес, которое я называю оговором, было со стороны господина Садекова. И понятно, что мотив совершить этот оговор у него был. Тем самым он из организатора минимизировал свою роль до уровня простого исполнителя.

И в этой части я считаю, что материалы, которые предоставлены следствием в качестве обоснования для избрания мне меры пресечения, также недостаточно исследованы судом, потому что исследовав их, можно увидеть, что ни одного факта о каких-либо моих коммерческих переговорах сомнительного свойства ни с одним человеком не было. Документальные свидетельства в виде стенограмм моих разговоров, которые предоставлены следствием, говорят совершенно об обратном – о моей полной непричастности к совершению данного преступления.

При этом, уважаемый судья, что я хотел бы сказать. Разве я вырос в семье закоренелых преступников? Нет, моя семья всю жизнь жила в уездном городе. Родители работали врачами. Разве я провел свое детство в колонии для несовершеннолетних? Нет, я закончил среднюю школу, поступил в университет, после чего отслужил два года в армии, что в сегодняшние времена не очень модно и популярно. Свою трудовую деятельность по возвращении из армии начинал простым дорожным рабочим – я клал асфальт. Потом был обувным мастером. И только после этого смог основать свое дело.

Разве я не платил налоги? Я ежегодно платил налоги, и за годы своей трудовой деятельности я заплатил в казну миллиарды рублей налогов.

Я создал на сегодняшний день несколько тысяч рабочих мест в Нижнем Новгороде, и я вправе рассчитывать на то, что государство будет относиться ко мне соответствующим образом.

Меня четырежды избирали депутатом различных уровней мои избиратели – это сотни тысяч нижегородцев. Мне коллеги-депутаты городской думы доверили быть главой Нижнего Новгорода на протяжении пяти лет. Мне коллеги-депутаты доверили быть заместителем председателя Законодательного собрания.

И весь этот трудовой путь, заслужив уважение людей, получив общероссийскую известность, я проделал только для того, чтобы сбежать от следствия?

Когда в 2013-м году мне стало известно о возбуждении в отношении Садекова уголовного дела и помещении его под стражу, я находился в отпуске во Франции. Тем не менее, я вернулся и принял активное участие в проведении следственных действий.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
111, за 0,384