11-04-2018 Просмотров: 765 Андрей Василенко

Пешком, бегом, ползком

Источник фото - vk.com/marafonche35
Источник фото — vk.com/marafonche35

Первый официальный российский трехсуточный марафон проходил в Череповце Вологодской области. Мы стартовали 18 марта и финишировали 20 марта.

Забег проходил в непростых условиях. Был мороз, в первые сутки минус двадцать, ближе к финишу температура стала немного подниматься к нулю, но это мало нам помогло – было скользко, местами гололед, сильный встречный ветер.

Но эти условия были одинаковыми абсолютно для всех, поэтому, как мне потом показалось, на эти соревнования приехали только самые стойкие, отчаянные люди.

Абсолютное большинство уже повидало множество суточных и многодневных гонок. Были победители шестидневных забегов в Афинах, победители двухсуточных марафонов. Но в таком формате – трое суток и сразу – забег проводился впервые.

За три недели до этого старта у меня был неудачный опыт на классических сутках – то есть, беге 24 часа. Мне не удалось продержаться до конца, травма ноги не позволила продолжить движение. Я набегал только сто километров, хотя планировал сделать в два с лишним раза больше.

И вот в Череповце у меня была возможность реабилитироваться за ту неудачу. У нас была возможность спать, есть, греться. Организаторами были предоставлены великолепные возможности – массаж, баня. Каждый бегал столько, сколько горазд. Но лучшие результаты показывали те, кто все же максимальное количество времени был на дистанции, кто хоть как-то передвигался – пешком, бегом, ползком. Главное быть на трассе, наматывать круги. Мы бегали вокруг стадиона, по асфальтовой обледеневшей дорожке. Из всех достопримечательностей Череповца я, к сожалению, видел только трибуны стадиона «Металлург».

Сколько времени из 72-х часов я бежал? Спал два раза по два с половиной часа – после первых и после вторых суток. А третьи сутки, чтобы взять реванш у самого себя за февральскую неудачу, я решил добить без отдыха, проведя их полностью на ногах. Я дал себе слово, и я его исполнил.

Периодически я заходил погреться, покушать, поменять экипировку. Дело в том, что из-за большой разницы температур – бежим мы при большом минусе, а заходим в помещение, где огромный плюс – одежда сразу промокает, возникает дискомфорт. Выходишь мокрый на улицу, есть риск простудиться и обветриться.

Пробежал я ровно четыреста километров. Изначально цель я себе не задавал. Я бежал строго по своему плану. Например, в первые сутки я захотел пробежать сто миль (сто шестьдесят километров с копейками) – это была для меня в прошлом году культовая дистанция. Выполнил. На это мне потребовалось около двадцати часов. Пошел поспал, отдохнул.

На следующий день моей целью было пробежать сто десять — сто одиннадцать километров, это мой второй «культозабег» прошлого года, когда я бежал в Суздале. Я его тоже спокойно выполнил.

Самым сложным был как раз второй день – у организма идет адаптация к сверхнагрузкам. Тело начинает сигнализировать: «Стоп, хватит, куда ты идешь, ляг отдохни, закончи все и уходи». Боль в каждой связке, каждой мышце. Банально, когда утром открыл глаза еще до будильника, я просто не мог встать. И я не понимал, куда попал и как буду пробежать забег вторые и третьи сутки, если просто не могу поднять голову с подушки.

В чем заключается бег по морозу и по жаре, например, во время прошлогоднего марафона в Африке? Вы только задумайтесь – в Сахаре у меня был забег в плюс сорок, в Череповце – минус двадцать. Контраст температур шестьдесят градусов. Поверьте, для организма это серьезнейшее испытание. И я рад, что тело как-то сумело адаптироваться, не дало сбой.

Дело в правильной подготовке, правильном питании, правильной гидрации, правильном образе мыслей, правильном расходе ресурсов организма. Все это помогало мне бежать и в минус, и в плюс, независимо от климата. Иногда сам удивляешься, как все получается, но у меня нет ответа на этот вопрос.

Дистанция трехдневного марафона показалась мне настолько огромной, что я даже отступал немного от плана. Хотелось кушать все – и то, что можно, и то, что нельзя. Потому что понимаешь уже, что отступать некуда, организм требует несовместимых продуктов, но голова уже настолько устала, мозг уже настолько неспособен фильтровать эти желания, что ешь уже все – и спортивное питание, и натуральные продукты, и горячее питание, которое предоставляют организаторы. Хочется побыстрее поесть – и снова в бой.

Что касается экипировки, то мне приходилось напяливать на себя, чередуя, все, что у меня было. Надевал по две пары кофт, по две пары курток. Это был суровый марафон, и мы утеплялись как могли.

Самое смешное получилось после первых суток. Когда я попытался влезть в свои беговые кроссовки, то понял, что сделать это нереально – нога опухла где-то на два размера, а они были больше на размер. Резать мне было жалко, ногу никак не уменьшишь, это отек.

И мне пришлось принять решение бежать в обычных зимних сапогах наподобие «аляски». Да, это неудобно, это в ущерб скорости, комфорту, но, с другой стороны, это тепло, это не скользко. Сначала я этим народ смешил: как это – бегун и без кроссовок? Но когда все увидели, что я и без кроссовок представлял собой боевую единицу, меня стали в шутку называть «кот в сапогах». «Приезжай, говорят, и летом – и тоже в сапогах».

Один из мнительных участников даже подбегал к судьям, к организаторам и требовал проверить, нет ли у меня в сапогах каких-нибудь пружин – мол, мы идем, а он продолжает двигаться и гораздо быстрей, в чем секрет?

Секрета никакого нет, это была вынужденная смена обуви, но – оказавшаяся для меня спасением.

 

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
115, за 0,889