07-06-2018 Просмотров: 563 Роман Пирогов

Позитивные подвижки есть

Я считаю, что мы неплохо поработали первый год после открытия своей юридической фирмы «Насонов, Пирогов и партнеры». Подводя на прошлой неделе итоги, я сделал следующие выводы.

Во-первых, с нами работают достойные ребята, это одни из лучших выпускников Высшей школы экономики. Во-вторых, у нас есть клиенты и проекты, о которых нам сегодня не стыдно рассказать и с которыми не стыдно поучаствовать в региональном рейтинге юридических компаний. Это два основных вывода, позволяющих говорить, что мы все сделали правильно.

Конечно, были свои ошибки, но главное – у нас сохранился интерес заниматься этим делом и нам есть, куда двигаться дальше.

Клиентов я делю для себя на две категории. Первая – те, кто приходит к нам, когда «уже все случилось», и вторая – те, кто думает о своих проблемах заранее. За первый год работы клиентов из первой категории у нас было больше. Наверное, так совпало, что рынок повернулся лицом в сторону кризиса, произошли какие-то глобальные и локальные события, которые привели к тому, что спрос на услуги в сфере сопровождения судебных споров и банкротных проектов объективно возрос не только в Нижнем Новгороде, но и по всей стране.

Вопросы к налоговой службе есть везде, потому что фискальная деятельность по сбору налогов всегда идет на грани противостояния интересов государства и бизнеса. В Нижегородской области было немало вопросов к руководителю налогового ведомства: как нам работать при таком руководстве, при таких подходах к управлению этой службой. Некоторые компании закрывались, банкротились, уходили работать в другие регионы. Кто-то мирился с ситуацией, кто-то, наверное, как-то «решал свои вопросы», кто-то продолжал стоять на своем – и достоял до смены руководства налоговой службы. Но пока о новом главе ведомства я сказать ничего не могу, лично с ним не общался.

Что касается защищенности бизнеса в регионе от недобросовестных контрагентов, то по ощущениям моим и моих коллег, есть какие-то позитивные подвижки. Та политика государства, которая реализуется в государстве по закрытию лазеек для примитивных налоговых схем, по уходу от обязательств по уплате налогов, сборов, или выполнения крупных обязательств перед обычными договорными контрагентами, привела к тому, что таких лазеек стало меньше.

Сейчас нельзя просто пойти и «слить» компанию, изменив юридический адрес или директора, или проведя реорганизацию, как можно было делать несколько лет назад, когда на всех столбах в городе висели объявления «альтернативная реорганизация, ликвидация».

Сейчас есть субсидиарная ответственность в банкротстве, работает институт банкротства физических лиц. И, по нашим наблюдениям, он работает больше в пользу кредиторов, чем недобросовестных участников рынка.

С защищенностью бизнеса от государства в России все не так просто, как в развитой европейской стране. Конечно же, административных требований и препон, возникающих в результате бюрократии, объективно много. Их всегда было много при том законодательстве, которое начало формироваться в 90-е годы.

Да, это проблема, но ведение бизнеса в России все же стало немного безопаснее. Оценивать при этом нам приходится совсем небольшой отрезок времени, и я настроен оптимистично. Надеюсь, что изменения в лучшую сторону, которые уже произошли, принесут свои плоды уже в ближайшем будущем.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
111, за 0,372