28-08-2018 Просмотров: 292 Александр Мазин

В нынешней системе коррупция глобально неистребима

Коррупция в Нижегородской области не растет. Данные региональной прокуратуры говорят, скорее, что коррупция более активно выявляется.

Коррупция является не просто злом, а настолько глубоко системным явлением, которое встроено в систему экономических, и не только, отношений, что избавляться от нее стало слишком сложно. И это невозможно сделать в короткий период.

Коррупцией охвачены не только те, кто берет деньги, но и те, кто с ними борется. Вы видите, как много происходит сегодня арестов среди тех, кто призван именно бороться с такими преступлениями?

Система, выполняя политическую волю президента, прежде всего, пытается сама себя вычищать. Получается не очень хорошо. Нередко мы видим имитацию этой борьбы.

Взять ту же историю с Захарченко – так и не понятно, сколько у него было обнаружено денег – какие-то миллиарды, совершенно немыслимые деньги. И до сих пор непонятно, чьи они.

О проблеме пишется много, но не создается впечатления, что общество действительно серьезно повернулось к борьбе с коррупцией. Дело в том, что система не может сама себя вытащить из этой проблемы, как человек сам не может вытащить себя из трясины. Нужна какая-то внешняя сила. Но откуда она возьмется?

И если мы видим, что выявляемых коррупционных преступлений в Нижегородской области стало на двадцать процентов больше в этом году, то напрашивается мысль, что показательные процессы, показательные порки стали сейчас по каким-то причинам более целесообразны.

Я не могу серьезно относиться к этим цифрам. Да, отдельные выявления коррупционеров будут и далее. Но системной борьбы с коррупцией я в обществе не вижу. Мне происходящее в этой сфере кажется внешними или имитационными формами.

Что до Нижегородской области, то здесь сейчас идет избирательная кампания, меняется губернатор, меняется власть. В такие периоды некоторые структуры проявляют бо́льшую активность и хотят показать успешные результаты. Но закончатся выборы – и что дальше? Продолжат ли эти цифры расти, будет ли борьба с коррупцией вестись более решительно? У меня пока такой уверенности нет.

Если политическое руководство страны действительно кардинально изменит отношение к коррупции, мы это почувствуем – будут совершенно другие масштабы. Прежде всего, они коснутся очень высоких постов в должностной иерархии. Пока этот уровень антикоррупционной деятельностью не слишком затронут.

Пока неоткуда ждать кардинальных изменений в этом вопросе – действуют все те же фигуры.

Существует принятая международными структурами конвенция, что имущество коррупционеров конфискуется. Знаете ли вы, что Россия эту конвенцию не подписала? И не собирается. Хотя ее давно призывают это сделать.

И когда общество узнает, что чиновник переписал все имущество, как известный наш политический деятель, на мать, это в обществе вызывает скептицизм. Если высшие чины этим занимаются, то чего ожидать от людей более низкой иерархии? Они просто стараются договориться с теми, кто сверху.

В такой системе коррупция глобально неистребима. Показательные процессы будут, но систему они не затронут.

Система начнет очищаться только после очень-очень мощного импульса сверху. Но этот импульс затронет интересы очень могущественных фигур, групп, кланов и вызовет очень большое сопротивление.

И я не вижу перспектив начала такого процесса.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
111, за 0,376