Силовой торг

Алексей Чадаев, заведующий отделом политики «Русского журнала»:

Федеральный центр имеет массу ресурсов для «продавливания» своих кандидатов, но главное, чего он лишен – это самих кандидатов. Количество верных «государевых людей», которых можно поставить на регион и быть уверенным, что они с этим регионом справятся, исчезающее мало, а аппарат – не столько кузница кадров, сколько их кладбище. Поэтому в любом конфликте у федеральной власти всегда будет слабая позиция, и она всегда будет отступать – старые феодалы почти все получат новую, уже «назначенную» легитимность, и никуда от этого не деться.

Кремль не имеет необходимого кадрового ресурса для замены действующих губернаторов и президентов национальных республик на новых, и брать его неоткуда. Для того чтобы такой ресурс возник, надо готовить людей очень долго, готовить их в федеральных структурах и нацеливать на регион, постепенно «вводя» в региональные элиты.

Порог необходимых затрат для того, чтобы «взять» регион, сильно повышается – это факт. Если раньше достаточно было выиграть губернаторские выборы – то теперь надо «брать» ЗС (т.е. создавать там устойчивое большинство) и при этом выстраивать систему отношений с полпредством, которое и представляет кандидатов. Иначе говоря, новые лидеры регионов будут, как ни парадоксально, людьми более сильными и более независимыми – как от центра, так и от своего населения. Отдельный вопрос – так ли это хорошо.

На данный момент складывающаяся система губернаторской ротации – это система силового торга. Поэтому основные качества для нового регионального лидера понятны – надо обладать такими возможностями в регионе, чтобы быть в силах навязать себя Кремлю. Т.е. чтобы ставить федеральный центр перед выбором – либо силовое давление на регион, длинный, мутный конфликт с сепаратизмом, перевыборами ЗС и т.п., либо назначение данного лидера. Иначе говоря, Кремль сегодня будет не столько присылать своего «смотрящего», сколько фиксировать уже имеющихся «царей горы» — но, впрочем, и неукоснительно «сносить» промахнувшихся. Это волчья система, где слабых – бьют; т.е. если раньше слабые руководители имели какой-то шанс долго целяться за место, то теперь у них такого шанса нет. Акела промахнулся – Акела неизбежно должен уйти.

Да, безусловно, в контексте новой системы выборов руководителей субъектов Федерации позиции региональных парламентов, региональных политических и бизнес-элит и полпредов президента в федеральных округах усилятся. Даже Владивосток, где все было с переназначением Дарькина заведомо ясно, показал, что торговля будет именно между этими двумя инстанциями – полпредством и региональным парламентом. И это будет торговля не столько в категориях «выберу-не выберу», сколько в мягких категориях взаимных согласований и условий.

Время покажет, станет ли коррупция значимым фактором в новой системе выборов губернаторов, ибо пока не видно ни одного «нового» губернатора, а равно и кандидата в таковые. Но есть надежда, что появившаяся возможность оперативно «слететь» с должности – не в результате выборной кампании, в которой ещё неизвестно, куда кривая вывезет, а в результате однозначного решения главы государства – послужит дополнительным ограничителем регионального самовластия. Другое дело, что это резко усиливает требования к уровню ответственности соответствующих департаментов АП; но это уже – вопрос к президенту.

Мало шансов на избрание по новой схеме у таких людей, как Абрамович, Евдокимов (алтайский), Лапшин, Стародубцев. Много – у таких разных, как, с одной стороны, Зеленин и Хлопонин, а с другой – как Матвиенко и Шаймиев.

Возможно ли сегодня создание из числа «непроходных» региональных лидеров оппозиционной действующему президенту России структуры, пусть и не оформленной в виде политического блока или партии — это опять же – вопрос к кадровой политике Администрации президента. Дело в том, что большинство региональных лидеров, как показывает история 90-х, без утерянного кресла быстро становятся никем: кто сейчас помнит красноярского Зубова или того же Руцкого? Поэтому всерьез рассчитывать на их политический потенциал довольно странно. Возможна оппозиция другого рода – состоящая из тех бизнес-структур, которые не попадают в пул поддержки нового главы, и потому не могут выстроить с ним отношений. Такие структуры, безусловно, будут использовать разного рода рычаги – начиная от интриг в полпредстве и Кремле и заканчивая возмущенными бабушками, перегораживающими дорогу в неподходящий момент.

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
100, за 0,644