08-04-2005 Просмотров: 86 Игорь Бунин

Российская оранжевая революция случилась в 91-м

Мы продолжаем обсуждение самой острой темы нынешнего политического сезона: могут ли в России произойти события, подобные «цветным» революциям в других постсоветских странах — в Грузии, Украине и Киргизии? Интервью генерального директора Центра политических технологий Игоря Бунина для «Политком.ру».

— Следствием каких процессов на постсоветском пространстве, на ваш взгляд, стали «цветные» революции последнего времени?

— Существуют три подхода в оценке бархатных революций. Первый — романтический. Народ выражает свою волю, выступает против коррупции и несправедливости власти. Второй — конспирологический. Таинственные темные силы Запада свергают законную власть, используя отработанные технологии и большие деньги. Но есть и прагматический взгляд, вот его я и придерживаюсь. Согласно этому подходу, бархатная революция — сложный феномен, объективные причины которого находятся и внутри, и вовне страны, там есть и заранее продуманные политиками ходы, и массовый энтузиазм.

У бархатных революций всегда есть определенное содержание — это реакция среднего класса на моральный кризис режима. Есть цели и идеалы — стать частью цивилизоавнного мира, как вариант, влиться в Европу.

Режимы Кучмы и Шеварднадзе, конечно, подпадали под это определение, они были до предела коррумпированными и абсолютно морально износились. Что касается Акаева, то тут ситуация немножко другая: Акаев держался на клановых соглашениях. Поэтому, говорить, что в Киргизии мы наблюдали бархатную революцию, я бы не стал. Скорее можно говорить о борьбе кланов. В Киргизии революция только внешне приобрела форму бархатной, а по содержанию таковой не была. Впрочем, без нее Акаева было бы очень сложно сместить.

Но есть и общий, объединяющий момент во всех трех случаях. Несмотря на то, что в Киеве и Тбилиси были мирные экстравертные массовые выступления, а в Киргизии — массовые погромы, все решали одну и ту же задачу — смену режима и смену элит.

Сложно совсем уж отрицать конспирологический подход. Запад все-таки в свое время нашел и удачно использует ныне определенные технологии. Сначала в Сербии, потом в Грузии, на Украине… Сам подход, сами эти технологии предполагают преемственность.

Я не говорю о том, что из США поступают миллионы долларов на подготовку этих революций. Но определенно в этих странах формируются новые институты, которые существуют в духе времени, и они, конечно, «подкармливаются» из западных фондов — это неоспоримый факт. И посольства западных стран в государствах, где победила революция, оказывают свое воздействие. Кроме того, есть общая идеология, есть братский опыт, которым «революционеры» охотно обмениваются на государственном уровне.

Ееще одна причина успешности революций на постсоветском пространстве в том, что свергаемые режимы находились в глубочайшем кризисе, были слабы и оказались не способны применять силу. Акаев — самый яркий этому пример, он просто сбежал.

— Один из самых популярных вопросов последнего времени: может ли в России произойти нечто подобное в ближайшие годы?

— Прогнозировать будущее в этом отношении невозможно. Но мы можем анализировать сегодняшнюю ситуацию и говорить о том, что есть сейчас.

Российское общество уже пережило карнавал бархатной революции в августе 91-го года. Все, кто хотел, ее последствиями уже насладились. Инициативные люди преуспели, и им сейчас не нужно выходить на майдан. Индивидуализм процветает в российском обществе, и это закрыло возможность для легкого повторения революции. Сейчас, правда, появляются признаки износа системы, но их пока явно недостаточно для того, чтобы утверждать о неизбежности революции. Как раз больше вероятности, что ее не будет.

С другой стороны, элиты ограблены, они недовольны, потому что все захвачено питерцами. Но именно сейчас питерцы хотят «дружить», и у них появилось стремление превратиться из клана в класс. А представители элит боятся повторить судьбу Ходорковского.

Хотя нужно признать, что сейчас какая-то общественная инициатива появилась, особенно после нескольких провалов власти во внешней политике и в связи с монетизацией льгот. Есть ощущение потери сакральности режима, но к большим проблемам для власти это пока не привело.

— А предпринимает ли что-нибудь власть для предотвращения революционного сценария?

На уровне поставленных задач, да.

В журнале «Эксперт» было опубликовано интервью с Дмитрием Медведевым, которое можно назвать знаковым, поскольку в нем изложены основные тезисы-ответы власти на насущные, тревожащие вопросы. В этом интервью можно выделить два основных посыла. Первый: если случится революция, то все рассыплется, и страны не будет. Только сохранив единство, мы сможем выжить. И второй: отмена выборов губернаторов — это ерунда, а на самом деле сейчас начнется (уже начался) курс на модернизацию основных областей государственного устройства. То есть будет все то, чего так ждут: независимая судебная система, стимулирующие экономическую деятельность законы и т.д.

Спрашивается, зачем тогда элитам играть в опасные игры против государства, инициирующего реформы, которые облегчат всем жизнь?

Борис Надеждин как-то сказал, выступая по телевидению, что если Путин предложит «приличного» человека в качестве преемника, то он сам пойдет за него голосовать. Если же президент предложит кого-то из силовиков, Надеждин грозился выйти на улицу. Так вот, я пока не ощущаю угрозы того, что на улицу придется выходить.

— Но разве зимние акции протеста не являются свидетельством того, что вероятность этого все же существует?

— Уличные выступления людей, не согласных с неким властным решением — нормальное явление и не могут рассматриваться как серьезная угроза режиму. Но это серьезный сигнал власти. При наличии денег власть эту проблему может снять, на ходу исправляя ошибки.

Сейчас негативное восприятие монетизации ослабло, но память о ней осталась. Механизм самоорганизации общества уже запущен, и хотя в данный момент он сбавил обороты, во второй раз заведется легче и быстрее. Грядет реформа ЖКХ, во время проведения которой ошибок уже может быть меньше, а если что — власти придется жертвовать людьми и деньгами для их исправления. Но не будем забывать, что у нее пока огромные, кажущиеся неисчерпаемыми ресурсы: огромные денежные запасы, полный контроль за административной системой. Имеет значение и тот факт, что у толпы пока нет лидера.

Беседовала Любовь Шарий

Оригинал этого материала опубликован на «Политком.ру».

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
79, за 0,318