07-04-2018 Просмотров: 16 apn

Отец и дети. Выставка в Москве подвела итоги русского поп-арта

Обозреватель РИА-Новости Анатолий Королев

За два месяца экспозиция Энди Уорхолла и выставки в Москве русского поп-арта в Третьяковской галерее на Крымской набережной побила все рекорды посещаемости. Наплыв публики в эти финальные дни так велик, что устроители даже продлили часы работы.

Что ж, ажиотаж вполне объясним.

Никогда прежде основатель поп-арта американец Уорхолл не был представлен в России с таким размахом. Музей художника из Питсбурга, где родился герой ХХ века, привез в Москву несколько сотен картин от огромных портретов Мэрилин Монро, Мао Дзедуна и Ленина до изящных рекламных рисунков обуви. С этой прозы жизни начинал в молодости свою карьеру мастер саморекламы. К станковым работам нужно добавить еще и экспериментальные фильмы, фотографии в технике моментальных полароидных снимков, рисунки пером, коллажи, шелкографию. Масштаб дарования Энди можно сравнить, пожалуй, только с диапазоном Леонардо да Винчи и Микеланджело, так много ему удалось сделать.

Не человек, а фабрика по производству шедевров.

Кстати одна из его мастерских в Нью-Йорке так и называлась «фабрика».
Но, все-таки наш интерес, прежде всего, прикован к залам напротив, — к выставке русского поп-арта, которая фактически подвела итоги сорока лет существования этого стиля.

Надо отдать должное куратору Третьяковской галереи Андрею Ерофееву, который возглавляет в галерее отдел современных течений, он сознательно пошел на риск сравнения двух экспозиций, где творения признанного отца-основателя встали рядом с отражениями, с работами его советских последователей.

Русский поп-арт представлен с максимальной полнотой. Не пропущен ни один значительный художник. Кабаков, Рогинский, Янкилевский, Соков — классика и ностальгия по эпохе неофициального успеха. Комар, Пригов, Тер-Оганьян, Мамышев Монро, Кулик, Шеховцев, Виноградов и Дубоссарский — финальные аккорды стиля.

В целом мы выдерживаем сравнение с великим Энди, хотя и не превосходим его. Уступая в артистизме, берем реванш мрачным юмором. Подражая свободе самовыражения, берем силой общего гнева против официоза. И вот, что приходит на ум. Оказывается антисоветчина весьма банальное чувство. Хохмить по поводу советского герба или пятиконечной звезды — слишком просто. Тот же Уорхолл совершенно не страдал никаким ни антиамериканизмом, и ни антисоветчиной. Его Ленин всего лишь пример социального клише, как и портреты Мао Цзедуна и портреты звезд американской эстрады. Его занимает всего лишь равенство этих рекламных явлений в сознании общества, а что продается в яркой упаковке — марксизм-ленинизм или томатный суп Кэмпбелл — не важно для вечности.

Нас злит то, что его восхищает. Это особенно видно на серии картин Уорхолла «Серп и молот». Меньше всего американца тревожит союз крестьянства с промышленным пролетариатом. Он всего лишь любуется красотой изгибов серпа, наслаждается прямизной молота.

Идеологические символы вступают на его картинах в некий грациозный танец, где молот мужчина, а серп — дама рабочего сердца.

Понятно, что для нас эти знаки облиты кровью, но, увы, увидеть красоту звезды, креста, полумесяца даже свастики русские мастера поп-арта не способны, потому что остаются пленниками отвергнутой, осмеянной и оплеванной идеологии.

Пленниками истории. Как бурлаки Репина мы продолжаем тянуть за собой свое прошлое, потому что без него мы не знаем, что делать с собственной свободой.

Единственный скандал, который случился на выставке, как раз связан с этим не пониманием существа свободы. Речь о коллаже Александра Косолапова «Икона-икра», на которую, я, например, даже не обратил внимания, и которая, однако вызвала гнев верующих, протесты, петиции, обращения патриархии. В конце концов, работу с экспозиции сняли.

Косолапов наложил традиционный иконный оклад, нимб Богоматери и младенца Христа на фотографию, где раскинулся пласт черной жирной сверкающей паюсной икры. Это сравнение веры и жратвы и оскорбило публику из числа христиан. Сам же художник пытался объяснить свой эпатаж ссылкой на слова Энди Уорхолла, который говорил, что кока-колу в Америке пьет и президент и нищий. И, что его коллаж призван передать авторитарность российской системы потребления.

Эти объяснения можно было бы и принять, если бы коллаж Косолапова был остроумен, увы, Мадонна из икры не удалась, потому что тут нарушено чувство меры и цель свободы. Ты свободен? Да. Тогда почему художник сам заковал себя в позу борца, только вместо булыжника пролетариата летящим в висок буржуа, стала банка икры брошенная в икону.

Мы все еще ищем врага, чтобы выразить свои чувства.
Но свободе не нужен повод для творчества, ее первое условие — ты сам не замечаешь того, что свободен.

Случай с Косолаповым стал лучшей иллюстрацией к другой фразе Уорхолла: у каждого человека есть законное право на 15 минут мировой славы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
90, за 0,380