10-11-2005 Просмотров: 85 apn

Из-за ценового конфликта двух предприятий в Ленинградской области бастуют рабочие

В Ленинградской области назрел новый социальный взрыв. 3 ноября рабочие Пикалевского глиноземного завода вышли на митинг против действий монополиста — ОАО «Апатит» — и бездействия федеральных властей. Ряд строительных, стекольных и химических предприятий России даже приостановили свою работу из-за ценового конфликта ОАО «Апатит» (Мурманская область, актив «ФосАгро») и его единственного потребителя нефелинового концентрата ОАО «ПО «Пикалевское объединение Глинозем» (Ленобласть, актив группы «СУАЛ»).

О нюансах конфликта корреспонденту «Росбалта» рассказал генеральный директор Управляющей Компании «СевЗапПром», в недавнем прошлом член совета директоров ОАО «СУАЛ», в 1997-2000 годах — руководитель Северо-Западного отделения Федеральной службы финансового оздоровления (банкротства), доктор экономических наук Александр Утевский.

— Александр Семенович, известно, что с июля 2005 года «Апатит» перестал поставлять на «Пикалевский глинозем» сырье, нефелиновый концентрат. Как это сказывается на других заводах стекольной, химической промышленности?

— Сегодня «Апатит» необоснованно (с точки зрения здравого смысла, экономики и технологии) хочет увеличить в разы цену на поставляемое сырье. При этом власти, в первую очередь ФАС РФ, делают вид, что ничего особенного не происходит. Здесь надо пояснить, что победителей в этом конфликте не будет. «Апатит» может остаться с «горами своего нефелина», который никому кроме «Пикалевского глинозема» не нужен. Это, в свою очередь, усугубит экологические проблемы Мурманской области миллионами тонн новых отвалов. И кстати, тогда надо изымать у «Апатита» лицензию на комплексную переработку апатит-нефелиновой руды…
А другие предприятия… Еще в советское время был создан уникальный технологический цикл комплексной переработки апатитовой руды этого мурманского предприятия. «Апатит» десятилетиями поставлял на «Пикалевский Глинозем» фактические отходы производства, так называемый нефелиновый концентрат. В Ленобласти нефелин перерабатывают в сырье для выплавки алюминия (глинозем) и ряд сопутствующих продуктов химического производства: соду, поташ и другие. Все эти достаточно скучные технологические нюансы показывают полную взаимозависимость предприятий, действующих в одной технологической цепочке. Изменения в любом из звеньев цепи приведут к общим проблемам остальных предприятий.
Мы уже сегодня имеем более 50-ти обращений заводов-потребителей поташа, которые практически останавливают свое производство по всей стране. Это не только стекольные заводы, но и заводы по производству противопожарного оборудования, лабораторного оборудования, химическая посуда, керамика и масса других смежных предприятий. Вот из числа последних писем могу назвать: ЗАО «Строительный комплекс» (актив Магнитогорского металлургического комбината), Ирбитский стекольный завод (Свердловская область), ЗАО «Антисептик» (Санкт-Петербург), а также предприятия из Ленинградской, Вологодской, Рязанской, Костромской, Калининградской областей и Республики Калмыкия. Всех трудно вспомнить и перечислить.
В каждом письме «крик о помощи», останавливаются производства, без работы остаются люди. И, кстати, среди наших потребителей не только отечественные, но и зарубежные производители. Мы с таким трудом выходили с химической продукцией на рынки Индии и других стран Юго-Восточной Азии, в Европу. Но, похоже, уйдем с западных рынков по поташу, уже прочно нами занятых…

— Почему же власти, в том числе антимонопольная служба, не слышат вас?

— Наверное, не хотят слышать. Хотя уже после встречи главы ФАС Игоря Артемьева и губернатора Ленинградской области Валерия Сердюкова есть небольшие изменения. И я хочу думать, они произошли не оттого, что люди — жители Пикалево — были вынуждены, переживая за свою судьбу и судьбу своего завода, выйти на улицу. Я неоднократно пытался встретиться с Игорем Артемьевым и объяснить ему ситуацию на цифрах в силу порочности тех заключений, которые дала его служба. Кстати, главным козырем ФосАгро на совещании в полпредстве было то, что «их расчеты одобрила Федеральная антимонопольная служба». Хотя я плохо понимаю, как служба может одобрять или не одобрять расчет и делать заключения. Или как можно, например, представлять расчеты на отдельные продукты при их обязательной комплексной переработке, проводить экономический анализ, не владея первичными документами и не проводя проверок непосредственно на предприятии. Вопросов много, задать их некому. Но официальная бумага за подписью заместителя руководителя ФАС РФ господина Цыганова есть, где расчеты «ФосАгро» называют корректными.

— Это ведь не первый ценовой конфликт между «Апатитом» и «Пикалевским глиноземом»?

— Противостояние обозначилось еще в 2000 году. Тогда «Апатит» намеревался повысить? цену поставляемого сырья в 10-12 раз к уровню 1998 года. «Пикалевский глинозем» с этим не согласился и подал жалобу в МАП. В итоге стороны пришли к компромиссу, заключив пятилетний контракт с привязкой цены нефелинового концентрата к котировкам алюминия на LME. Расчеты по договору велись на бартерной основе, глиноземом, который «Апатит» перепродавал алюминщикам. Но тогда тоже завод в Пикалево был на грани остановки, работала всего одна печь, и рабочие выходили на митинги…
Сегодня «Апатит» хочет поднять цену на нефелин до 44 долларов за тонну, что в принципе делает работу «Пикалевского Глинозема» не ренатбельной. А, глава МЕХАНОБРа, разработчик технологии переработки нефелинового концентрата в глинозем, заявил, что себестоимость нефелина обходится в 2-4 долл. с тонны. А продавать хотят за 44 долл., то есть в 11-22 раза дороже.

— А как Вы сегодня оцениваете рынок?

— Отмечу один любопытный нюанс. Сейчас из-за алюминиевой промышленности Китая сложилась уникальная ситуация. Имеет место рыночный всплеск на глинозем, как с ценой на нефть. Дело в том, что в Китае запустили несколько алюминиевых заводов, а глиноземное производство отстает на два года. В следующем году они запустят свои заводы, и цена глинозема существенно снизится, «вернется на круги своя», в среднем до 160 долл. за 1 тонну. То есть тогда и старая цена на нефелин, по которой мы работали последние годы, станет проблематичной. Конечно, эта не очень существенная проблема для СУАЛа. При его объемах производства, более высокая себестоимость одного из заводов «раствориться», но повышать цену — смерти подобно, это гибель отрасли.
Вероятно, не понимая этого, Федеральная антимонопольная служба, являясь государственным органом управления, занимается антигосударственной политикой, занимает антигосударственную позицию.

Беседовал Дмитрий Ребров, ИА «Росбалт»

Поделиться:
Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
61, за 0,865