16+
Аналитика
16.11.2018
Оппозиция не могла не воспользоваться этим непопулярным решением власти.
15.11.2018
Носкову поручен новый стратегически важный участок
16.11.2018
Носков – несомненное приобретение для Дзержинска.
15.11.2018
Теряя каналы воздействия на власть, они становятся более сплоченными.
15.11.2018
Главное – уйти от преследования тех, кто занимается бизнесом.
14.11.2018
Мощь Артамонова и Воронина – это серьезно. Сможет ли Носков с ними договориться?
14.11.2018
Идею строительства любого объекта можно критиковать до бесконечности.
14.11.2018
Качество протеста не показывает пока высокого уровня социальной напряженности.  
14.11.2018
Население в регионах прочувствует влияние пенсионной реформы через три-четыре года.
13.11.2018
Но есть системные аспекты, которые требуют системной поддержки.
13.11.2018
Надо выслушать всех и решить – что можно строить на Стрелке, а что в принципе нельзя.
13.11.2018
Главное препятствие для развития АПК в Нижегородской области – кадровая проблема.
15 Октября 2013
28 просмотров

Агрессивные люди – могучий резерв общества

«АПН — Нижний Новгород»
представляет вниманию читателей фрагменты выступлений в ходе заседания
Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 9 октября 2013 г. и посвященного теме
«Российское общество: эскалация агрессии. Причины и подходы к решению
проблемы».

Александр Мазин, профессор, доктор экономических наук,
зав.кафедрой экономики в НИМБ:

Агрессивные люди – это могучий
резерв общества, это его великое благо и ценность. Это носители прогресса, они
часто неприятные люди, но именно они двигают вперед общество. И
предприниматели, например, — ведь это люди, изначально очень агрессивные, более
того – это люди с повышенной агрессивностью. Как сказал Довлатов, есть люди,
которые преодолевают мир, есть люди, которые его осваивают. Вот предприниматель
его осваивает, и здесь без агрессии нельзя.

Но если мы сравним внешний вид,
например, ландшафт наших парков, парков – вот я видел не раз – в США, вы знаете
– огромная разница. Я первый раз когда гулял по парку в Америке, я увидел одну
статую, и у меня было ощущение, что что-то не так. Вот я смотрю и даже не
понимаю – а что здесь не так? И я вижу – здесь палочка, которую легко отломать,
и он стоит годами, и никто не отламывает. И я понимаю, что я не в России.
Потому что, если в России стоит такой памятник, у него отломают это за неделю,
и мы примеры такие знаем. Вот это что – это агрессия? Да, это агрессивность,
это разрушительная агрессивность, это озлобленность. Это агрессивность, которая
не находит своего позитивного выхода.

Помните — у нас несколько лет назад
были такие урны «Чистый город» — и их было легко переворачивать? И все
переворачивали. Были в Ленинском районе, я помню, бордюрчики такие, которые
можно было сломать – они были сломаны в течение недели. Все, что можно сломать,
немедленно ломается, все, что можно перевернуть, немедленно переворачивается.

Я своих студентов всегда спрашиваю
на втором, на четвертом курсе: «Хотите вы быть предпринимателем? Хотите иметь
свое дело?» Я столкнулся с тем, что на младших курсах больше людей наших
говорят: «Я хочу быть бизнесменом, хочу иметь свое дело», — а к старшим курсам
энтузиазм как-то ослабевает: они все реже и реже дают этот ответ.

Сейчас в нашем обществе возникла
уже четвертая культовая профессия. Культовая профессия – это когда школьники в
сочинениях пишут все — вот хочу стать этим. Первая профессия – в 30-ые годы –
это были летчики, в 60-ые – космонавты, в начале 90-ых – брокеры — для
мальчиков, для девочек там было немножко хуже, ответ девочек социологами был
засекречен, поскольку ужаснул их. А сейчас, дорогие коллеги, все пишут: «Хочу
стать чиновником или работать в «Газпроме». Не хотят люди заниматься бизнесом.

И мы должны себя спросить – вот та
агрессивность, которая может быть для общества полезной, — куда ее
канализировать, куда ее направить, как помочь ее куда-то направить так, чтобы
общество от этого выигрывало, а не проигрывало? Не в преступный мир, не в
бандитизм. Может быть, в профессиональный спорт? Неплохо, особенно там, где
единоборства: там агрессивность – залог успеха. Но мы знаем, как иногда эти
спортсмены заканчивают после окончания карьеры: они опять идут в бандитизм,
потому что агрессивность уже не находит своего выхода. Бизнес – прекрасное поле
для реализации агрессивности, но тогда нужно государство, которое ставит рамки
– те самые столбики, о которых мы говорили, в виде законов и
правоприменительной практики. А наше государство, к сожалению, это не очень
удачно делает.

А знаете, что главное, что людей
задевает? Это ощущение собственной ничтожности и неуважения к себе. Беззащитный
социально человек ощущает себя, по сравнению с государством, как песчинка,
чувствует себя винтиком. И государство ему все время показывает, что, в
общем-то, ты для меня – никто. Как он может добиться уважения? Бизнес! Но ты
все равно будешь идти на поклон к чиновнику. Государство не даст представителю
малого бизнеса становиться самостоятельным и независимым: он должен помнить,
кто в доме хозяин, он должен помнить, к кому он должен идти на поклон. Вот этим
пронизано все общество – все сферы жизнедеятельности. Отсюда, мне кажется,
тотальное ощущение несправедливости.

Я глубоко согласен с тем, кто
говорил, что справедливость – это очень важно… Да, это миф! Но стремление к
справедливости – огромная сила, и в человеке заложено стремление к справедливости.
И если  наши сограждане – миллионы
россиян – считают, что приватизация была проведена несправедливо, и состояния
нынешних миллиардеров – это несправедливые состояния, то это – реальность, с
которой надо считаться. Правы люди или нет – это другое дело, но вот так
считает общество.

И, власть, оценивая то, о чем мы
говорим, в общем-то, с каких-то таких шкурных позиций смотрит: «Вот эта
агрессивность в народе – она для нас опасна или нет?» И тогда выступают
уважаемые социологи и говорят: «Ребята, спите спокойно: народ не будет
бунтовать, народ не видит смысла в бунте, народ уже набунтовался и бунтовать не
хочет, поэтому все о’кей, никаких бунтов не будет – все хорошо». 

На самом деле ничего хорошего нет,
потому что, если нет стремления бунтовать, — это не значит, что люди всем
довольны. Люди глубоко недовольны, глубоко озлоблены, люди многие в отчаянии.
Это сжатая пружина, которая может разжаться так, что мало не покажется.

А нас с вами ждут кризисные годы –
не надо себя обманывать. Я вам как экономист говорю – нас ждут тяжелейшие
времена. Вот как они будут растянуты по времени – сказать очень сложно. Это не
значит, что через год-два нам будет очень плохо – может быть, через три, может
быть, через пять, восемь, десять. Но в экономике будут дела хуже, хуже и хуже.
Они будут хуже по институциональным причинам – потому что не защищена
собственность, потому что скверно работают институты, потому что в этом году
уже 70-80 миллиардов долларов уйдет за рубеж, а в будущем, если так будет
продолжаться, уйдет еще больше. Не хочет бизнес инвестировать туда, где у него
могут отнять деньги, где он не ощущает себя защищенным, к тому же он ощущает
ненависть к себе со стороны народа. У нас люди ненавидят богатых, ненавидят
успешных – и это тоже разрушает общество изнутри. В преддверии грядущих
экономических неурядиц те проблемы, о которых мы сегодня говорили, заставят о
себе говорить по-другому. И та агрессивность, которая сегодня дремлет, она
может взорваться. Вопрос лишь в том, когда это будет и как это можно
постараться предупредить.

Можно это предупредить? Можно. Если
правильно оценить ситуацию и правильно действовать. Но это можем делать не мы с
вами. Мы с вами, здесь сидящие, можем лишь в своем регионе давать власти —
причем, исключительно региональной – какие-то экспертные советы. И власть может
прислушаться или не прислушиваться, и ослаблять те точки напряженности, которые
у нас существуют. И надо сказать, наш регион достаточно в этом плане стабилен –
например, в межконфессиональном и межнациональном отношении. По сравнению с
другими многими регионами мы выглядим очень-очень даже неплохо. Но есть
какие-то другие опасные точки. Власть должна их выявлять, должна слушать
экспертное сообщество и решать эти вопросы. Надо готовиться к тому, что
озлобление будет усиливаться.

Надо давать молодым людям социальные
лифты и возможности для самореализации. Плохо, когда они начинают уходить в
себя, уходить в саморазрушение – нюхать, колоться и спиваться или идти в
преступность. Надо давать направления самореализации позитивной, полезной для
общества, помня о том, что агрессивность может быть не только злом, но и
благом.

По теме
12.11.2018
Двадцатипроцентный рост финансирования в 2019 году – очень хороший показатель.
12.11.2018
Падение реальных доходов населения имеет намного большее значение.
09.11.2018
Если вас пара сотен человек – соберитесь у памятника и митингуйте.
09.11.2018
Вот что стоит за запретом демонстрации 7 ноября и других массовых мероприятий.