16+
Аналитика
14.12.2018
Родителям воспитанников спортшколы «Торпедо» не сообщили о предстоящих переменах.
14.12.2018
У нашего дела есть режиссеры, есть сценаристы.
14.12.2018
В деле Новоселова следствие и суд должны руководствоваться исключительно буквой закона.
14.12.2018
Опыта у Лимаренко достаточно, в отличие от многих «молодых технократов».
14.12.2018
Параллельно он будет присматриваться к чиновникам администрации и группам влияния.
13.12.2018
Чиновник, о котором Путин вряд ли знал до рекомендации, получил высокое назначение.
13.12.2018
Минпром выделяет 12 миллиардов рублей на развитие модельного ряда.
13.12.2018
Обновление администрации Дзержинска должно произойти в основном за счет местных кадров.
12.12.2018
Закрываем СДЮШОР – клуб выкидывают из КХЛ. Это регламент.  
12.12.2018
«Команда Кириенко» не потерялась во время транзита власти и заняла значимые позиции.
11.12.2018
Через два года на карте страны может засиять «фестивальный Нижний»
6 Декабря 2018
1210 просмотров

Число «новых бедных» растет

Александр Мазин
профессор Нижегородского института управления (филиала РАНХиГС)
Число «новых бедных» растет

Почти одиннадцать процентов жителей Нижегородской области, живущих за чертой бедности, – это показатель отнюдь не региональной проблемы, а общероссийской.

При этом представленные Росстатом цифры нуждаются в уточнении. Формально у нас к бедным относят тех, чей доход ниже прожиточного минимума. Но сам прожиточный минимум – величина достаточно условная, а главное назначаемая, притом не столько учеными, сколько чиновниками.

И, по мнению многих специалистов экспертного сообщества, она в России сильно занижена, поскольку не учитывает необходимость потребления многих услуг, которые сегодня уже стали неотъемлемой частью жизни. Сам прожиточный минимум и его компоненты не всегда соответствуют реальности, что, в принципе, выгодно чиновникам. Ведь если послушать ученых и повысить прожиточный минимум, то за чертой бедности окажутся многие миллионы людей. Тем, кто отвечает за уровень бедности в стране, это невыгодно.

Еще один аспект состоит в том, что уровень дохода – это еще не все. Важна обеспеченность таким социальным благом, как жилье. Лет десять назад Центр уровня жизни и его руководитель профессор Бобков провели исследование, в котором оценивали бедность по двум компонентам – уровень дохода и обеспеченность жильем. И у них получились совершенно другие цифры.

То есть, бедных существенно больше, чем показывает официальная статистика. Сколько у нас бедных по стране? Миллионов двадцать, и это очень приблизительная оценка.

При этом среди тех, кто живет за чертой бедности, ситуация тоже очень различается. Например, по данным ООН, бедным считается человек с доходом менее двух долларов в день, а если меньше одного доллара, это уже нищета.

Число бедных растет потому, что экономика развивается слабо, индексация доходов не успевает за инфляцией. Надо готовиться к тому, что бедных меньше становиться не будет. И политические факторы здесь, конечно, играют не последнюю роль. Санкции, усиление санкций, и, что еще более важно, ожидание продолжения санкций, – в таких условиях предприниматели опасаются начинать и развивать здесь бизнес.

Может быть, безработица у нас и не растет, но это особенность российского рынка труда. Вслед за снижением спроса на труд работников не увольняют, а снижают их заработок, в основном за счет переменной части зарплаты. А в структуре зарплаты эта переменная часть часто превалирует над основной, которую работодатель обычно не трогает.

Такое явление носит массовый характер. И людей, которые зарабатывают меньше, в экономике страны становится все больше. Во многих секторах экономики люди зарабатывают очень мало. Недавно я видел статистику – в России одна пятая часть населения зарабатывает меньше пятнадцати тысяч рублей в месяц.

В этих условиях надо готовиться к тому, что бедность будет расти. Нижегородская область в этом плане, как и во многих других случаях, регион медианный, наши показатели близки к средним по России. Есть регионы, где гораздо хуже, есть, где существенно лучше – там, где много нефти или особая структура доходов.       

Так что бедных будет больше, и надо думать о механизмах их защиты. Эта защита должна быть более адресной, что, в свою очередь, повлечет издержки, связанные с администрированием, выявлением тех, кому нужна помощь.

В Нижегородской области структура бедности очень разная. Половина – это традиционные бедные: инвалиды, безработные, матери, потерявшие кормильца. А половина, сейчас, пожалуй, даже больше – так называемые «новые бедные», когда в семье оба родителя работают, но семья не может выбраться из бедности и пребывает в ней постоянно.

Тем самым формируется культура бедности. Люди, приучившиеся жить в бедности, иначе смотрят на жизнь. У них происходит своего рода отупение – не в умственном смысле, а в смысле пассивности, неверия в возможность что-то изменить. Они готовы поверить в любые байки, они доверчивы, падки на слухи, этими людьми легко управлять. Но в социальном плане, в плане прогресса, на них едва ли можно положиться.

Места, где число бедных велико, особенно в малых городах, где культура бедности более глубоко пустила корни, это очень неблагополучная сфера. Не говоря уже о том, что если произойдет какой-то выплеск агрессии, то эти люди, которые сегодня такие тихие, могут и взорваться. Не дай Бог до этого довести.

По теме
11.12.2018
Освещая резонансное дело, профессионал должен вникать во все тонкости.
11.12.2018
Государственные интересы должны быть для чиновника пусть немного, но выше личных.
10.12.2018
Сюжет на «России 24» повторил тезисы Дмитрия Гудкова четырехлетней давности.
10.12.2018
Никаких социально-политических последствий из-за увеличения числа бедных ждать не стоит.