16+
Аналитика
14.12.2018
Родителям воспитанников спортшколы «Торпедо» не сообщили о предстоящих переменах.
14.12.2018
У нашего дела есть режиссеры, есть сценаристы.
14.12.2018
В деле Новоселова следствие и суд должны руководствоваться исключительно буквой закона.
14.12.2018
Опыта у Лимаренко достаточно, в отличие от многих «молодых технократов».
14.12.2018
Параллельно он будет присматриваться к чиновникам администрации и группам влияния.
13.12.2018
Чиновник, о котором Путин вряд ли знал до рекомендации, получил высокое назначение.
13.12.2018
Минпром выделяет 12 миллиардов рублей на развитие модельного ряда.
13.12.2018
Обновление администрации Дзержинска должно произойти в основном за счет местных кадров.
12.12.2018
Закрываем СДЮШОР – клуб выкидывают из КХЛ. Это регламент.  
12.12.2018
«Команда Кириенко» не потерялась во время транзита власти и заняла значимые позиции.
11.12.2018
Через два года на карте страны может засиять «фестивальный Нижний»
27 Мая 2009
20 просмотров

Как реагировать на комиссию по борьбе с фальсификациями

19 мая был опубликован указ
президента РФ Дмитрия Медведева №549 "О комиссии по противодействию
попыткам фальсификации истории".

* * *

Реакции в нашем обществе на действия властей предсказуемы. И очень странно,
что руководство, прекрасно зная предсказуемость реакций, этим не пользуется.
Причем, реакциям подвержены все. И либералы, и охранители. И я подвержен им
вместе со всеми.

Первая реакция на все действия власти заключается в поиске подвоха. Где тут
спрятана наколка? И если оная находится, а она всегда находится, следующей
реакцией будет панический крик: «А-а-а-а! Нас предали, обманули, кинули, и
вообще, все они сволочи
». Каюсь, примерно такая вот реакция у меня была на
новость о повышении пошлин на импортные иномарки. И на идею о расформировании
одной из дивизий ВДВ. Ни в первый, ни во второй раз, я не дал себе времени
посидеть и подумать над логикой действий власти.

И только видя, что вокруг меня танцуют на костях группы леммингов и
хомячков, я садился и всматривался в решения внимательнее, чтобы понять, а чем
руководствовались власти, совершая то или иное действие. И логика находилась.
Банальная логика спасения города Тольятти и шире – поддержания искры жизни в
российском автопроме в первом случае. Во втором же – отсутствие транспортной
авиации для 5 дивизий ВДВ, а также трудности подготовки хорошего и полноценного
десантника по призыву. Поэтому, чтобы не дать загнуться автопрому подняли
пошлины на иномарки. Поэтому, чтобы обеспечить качественное обучение остальных
десантников, расформировали одну из дивизий ВДВ.

Впрочем, неизбывность реакций подвела меня в очередной раз недавно. Когда
президент подписал указ о создании Комиссии по противодействию фальсификации
истории. Нет, конечно, «засад» в данном указе было столько, что реакция была в
принципе, оправданной. Но дело-то не в «засадах», дело в политическом смысле. А
вот политического смысла, я, каюсь, сначала и не заметил. Зато создание второй
комиссии – по модернизации экономики позволило мне взглянуть на ситуацию более
объективно. Особенно после слов президента России Дмитрия Медведева: «Ввиду
того, что тема провальная, возглавлю эту комиссию сам для того, чтобы все-таки
был самый высокий уровень принятия решений
».

Если смотреть на создание комиссии по борьбе с фальсификациями под этим
углом, все становится на свои места. Это не научная и не академическая
комиссия, а политический орган, целью которого будет именно политическая, а не научная
работа
. Мы все, особенно историки, подошли к анализу действий этой комиссии
с позиции члена ученого сообщества. И тут, конечно, у нас многое вызвало
оторопь. И Сахаров в составе комиссии, и Сванидзе как борец с фальсификациями,
и молодой человек из Росмолодежи – радиоинженер и специалист по управлению
недвижимости, да и в целом, засилье в комиссии чиновников, а также отсутствие в
ней Исаева с Дюковым. Все это, безусловно, должно было стать раздражителем
профессионального сообщества, и стало.

Безусловная реакция была получена. И очень странно, что те, кто готовил
данный указ и давал его на подпись президенту, не учли подобного эффекта.
Нивелировать его можно было, причем довольно легко. Впрочем, об этом я расскажу
ниже. А пока вернемся к политическому смыслу создания данной комиссии.

Мой товарищ Вячеслав Данилов был прав, когда сказал, что это – один из
важнейших указов Медведева. Действительно, впервые власть на высшем уровне
признало ценность истории для современности, для нашего с вами уклада жизни,
для нашей политической системы. Сколько нам пришлось обивать пороги, ползать
на коленях, писать гневные филиппики по поводу «Штрафбатов» и «Сволочей»,
выходить на митинги и так далее? Много. Но, оказалось, что все это не напрасно,
что нас с вами услышали.
Хорошо это? Замечательно.

Теперь о составе. Давайте пройдемся по группам лиц. Писать буду не обо всех,
но затрону многих. Сразу хочу сказать, что все эти люди состоят в комиссии, в
первую очередь для того, чтобы обеспечить взаимодействие собственных ведомств.
Они не обязаны, да и не могут чисто по функционалу выполнять эту работу в
ежедневном режиме, но их должности облегчают вопросы согласования.

Первая группа – чиновники

Нарышкин С.Е. — Руководитель Администрации Президента Российской
Федерации (председатель Комиссии). Данное назначение показывает, что Медведев
придает работе комиссии первостепенное значение. Круче было бы, только если бы
он сам возглавил комиссию.

Калина И.И. — заместитель Министра образования и науки Российской
Федерации (заместитель председателя Комиссии). Этот чиновник занимается
курированием издания учебников по истории России. Его нахождение в должности
зампреда – естественное условие координации работы комиссии и процесса создания
учебной литературы.

Демидов И.И. — начальник департамента Управления Президента
Российской Федерации по внутренней политике (ответственный секретарь Комиссии).
Иван Демидов в Администрации президента стоит во главе департамента
гуманитарной политики и общественных связей. Очевидно, что работа в Комиссии
заключается в сотрудничестве с общественными организациями по гуманитарной
линии.

Алханов А.Д. — заместитель Министра юстиции Российской Федерации. Это
назначение способствует тесному контакту государственных юристов и Комиссии,
экспертизе работы комиссии с юридической точки зрения и т.д.

Бусыгин А.Е. — заместитель Министра культуры Российской Федерации.
Очевидна связь Минкульта и борьбы с фальсификациями – ведь, в первую очередь,
фальсификации проникают не через научные труды, а через фильмы, книги и т.п.

Бутко Е.Я. — заместитель руководителя Рособразования. Важность этого
чиновника сопоставима с важностью И.Калины.

Винокуров С.Ю. — начальник Управления Президента Российской Федерации
по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. Так как
фальсификации имеют в том числе и внешний характер, гнездясь, в странах бывшего
СССР и Восточной Европы, включение в состав Комиссии Винокурова, чье управление
постоянно занимается работой именно с этими странами, вполне объяснимо.

Назаренко В.П. — заместитель начальника Управления Президента
Российской Федерации по внешней политике. То же, что касается Винокурова, можно
сказать и о назначении Назаренко.

Камболов М.А. — заместитель руководителя Роснауки. Марат Камболов
занимается в Роснауке инновациями. Но и не только. Его ведомство курирует
реформу научных заведений. Согласитесь, крайне важная должность и в комиссии не
лишняя!?

Повалко А.Б. — заместитель руководителя Росмолодежи. Бороться с
фальсификациями надо в сознании не только и не столько профессионалов, сколько
среди молодежи. Этим и обусловлено данное назначение.

Романченко А.Ю. — заместитель руководителя Роспечати. Популяризация
результатов работы комиссии естественным образом требует согласованной
деятельности с Роспечатью. Возможен выпуск и отдельных печатных СМИ по теме.

Титов В.Г. — заместитель Министра иностранных дел Российской
Федерации. Действия МИД РФ по борьбе с фальсификациями хорошо известны. Теперь
они будет еще и координироваться с работой комиссии.

Вторая группа – «архивисты»*

Дергачев В.В. — заместитель директора ФСТЭК России, ответственный
секретарь Межведомственной комиссии по защите государственной тайны

Зимаков В.А. — начальник службы СВР России. Ведает доступом к архивам
СВР.

Козлов В.П. — руководитель Росархива

Макаров Н.Е. — начальник Генерального штаба Вооруженных Сил
Российской Федерации — первый заместитель Министра обороны Российской
Федерации. Должность позволяет обеспечить доступ к архивам Минобороны.

Христофоров В.С. — начальник управления ФСБ России. Главный по
архивам ФСБ.

Данные лица должны будут обеспечить работу специалистов в архивах, так что
их наличие естественно и обосновано.

* В данном списке нет Рудольфа Пихоя, что несколько удивляет.

Третья группа — общественники

Затулин К.Ф. — первый заместитель председателя Комитета
Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств и связям с
соотечественниками (по согласованию)

Марков С.А. — заместитель председателя Комитета Государственной Думы
по делам общественных объединений и религиозных организаций (по согласованию)

Нарочницкая Н.А. — президент Фонда изучения исторической перспективы
(по согласованию)

Сванидзе Н.К. — председатель Комиссии по межнациональным отношениям и
свободе совести Общественной палаты Российской Федерации (по согласованию)

Торшин А.П. — первый заместитель Председателя Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации (по согласованию)

Эти люди, за исключением Сванидзе, проявили себя как активные политики,
отстаивающие интересы России, в том числе и в смысле борьбы за нашу историю.
Наличие Сванидзе в списке вызывает негативное отношение, но, тем не менее, с
ним можно мириться. В конце концов, ни один состав комиссии не работает вечно,
а один Сванидзе не сможет перевернуть вверх ногами всю суть работы комиссии.

Четвертая группа – академические историки

Сахаров А.Н. — директор Института российской истории Российской
академии наук (по согласованию)

Чубарьян А.О. — директор Института всеобщей истории Российской
академии наук (по согласованию)

Наиболее спорные назначения. Собственно, работа данных персон на занимаемых
ими должностях в том числе и привела к тому, что вообще пришлось создавать
данную комиссию, а ревизионисты подняли головы и выступают в центральных СМИ,
как будто при Геббельсе.

К сожалению, так получилось, что с фальсификациями истории у нас борются
не официальные историки, не академики и прочие увешанные чинами и званиями
специалисты от парты и кафедры, а любители. Именно любители утомились ждать,
пока наконец-то официальные историки раскочегарятся и дадут-таки ответ на
бредни, изрыгаемые Резунами и прочими Минкиными
. Именно любители пробили
издателей и массово издают книги, в которых на уровне много выше, чем могут
позволить себе профессионалы, рассматриваются те или иные события эпохи
Сталина, Великой Отечественной, конца царского времени. Эти любители и
энтузиасты – вот главное достояние России. Вот те, кто, своего живота не жалея,
занимаются тем, что называется отстаивание исторической памяти. Борьбой с
фальсификациями.

Как вы думаете, чем на это отвечают официальные историки? Чаще всего жуткой
ревностью в бытовом плане, а в академическом – смещением на позиции, которые
занимают как раз ревизионисты. Собственно, о чем дальше то говорить, если в
возглавляемом г-ном Сахаровым, вошедшим в комиссию, институте, отнюдь не на
последних местах обитает некто ведущий научный сотрудник Института Российской
истории РАН, кандидат исторических наук, автор одного из первых трудов по
фальсификации истории Великой отечественной «Фашистский меч ковался в СССР»
Татьяна Бушуева. Там же обитал и ее соавтор Юрий Дьяков. Оба ходили в
любимчиках у г-на Сахарова. С чем будут бороться Бушуева, Дьяков и Сахаров? С
какой фальсификацией истории? Вопросы риторические. Ответа не требующие.

Однако, не включить Чубарьяна и Сахарова было нельзя, так как иначе все
академическое сообщество ставило бы палки в колеса работе комиссии. Так что
пришлось, вероятно, жертвовать и Исаевым, и Дюковым для целесообразности.

Что же касается главного – сверхзадачи работы комиссии, то мы же не ждем,
что Сергей Марков напишет историческую монографию о борьбе с ревизионизмом? Не
думаем же мы, что Повалко станет историком Второй Мировой? Нет, конечно. Для постоянной
работы существуют рабочие группы. Вот в них и будет вестись жизнь.

А название комиссии все равно остается крайне неудачным. «Комиссия
при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации
истории в ущерб интересам России
». Название поражает двусмысленностью.
Неужели попытки фальсификации в пользу интересов России должны поощряться?
Ведь, именно так получается, исходя из названия!

Впрочем, как я уже говорил, первый блин всегда комом.

Ну и напоследок. Можно ли было избежать того, чтобы реакция в
профессиональном сообществе историков не была такой резко негативной? Конечно
можно. Для этого публикации указа должна была бы предшествовать кропотливая
работа по наполнению рабочих групп профессионалами. И выпуск данного указа надо
было синхронизировать с объявлением о предварительном составе рабочих групп.
Либо о том, кому разосланы соответствующие приглашения. И, естественно, такой
же разбор состава комиссии, который провел сейчас я, должны были публично
озвучить или распространить через дружественные СМИ те, кто занимался
подготовкой указа о комиссии.

Оригинал этого материала
опубликован в Русском журнале.

По теме
11.12.2018
Освещая резонансное дело, профессионал должен вникать во все тонкости.
11.12.2018
Государственные интересы должны быть для чиновника пусть немного, но выше личных.
10.12.2018
Сюжет на «России 24» повторил тезисы Дмитрия Гудкова четырехлетней давности.
10.12.2018
Никаких социально-политических последствий из-за увеличения числа бедных ждать не стоит.