16+
Аналитика
16.11.2018
Оппозиция не могла не воспользоваться этим непопулярным решением власти.
15.11.2018
Носкову поручен новый стратегически важный участок
16.11.2018
Носков – несомненное приобретение для Дзержинска.
15.11.2018
Теряя каналы воздействия на власть, они становятся более сплоченными.
15.11.2018
Главное – уйти от преследования тех, кто занимается бизнесом.
14.11.2018
Мощь Артамонова и Воронина – это серьезно. Сможет ли Носков с ними договориться?
14.11.2018
Идею строительства любого объекта можно критиковать до бесконечности.
14.11.2018
Качество протеста не показывает пока высокого уровня социальной напряженности.  
14.11.2018
Население в регионах прочувствует влияние пенсионной реформы через три-четыре года.
13.11.2018
Но есть системные аспекты, которые требуют системной поддержки.
13.11.2018
Надо выслушать всех и решить – что можно строить на Стрелке, а что в принципе нельзя.
13.11.2018
Главное препятствие для развития АПК в Нижегородской области – кадровая проблема.
7 Марта 2006
18 просмотров

Маленькая забытая война

Недавно безумный сон привиделся. Берлин, жаркое лето 1945 года, обсуждаются границы послевоенной Германии. На председательском месте товарищ Сталин. "Сейчас во главе германского правительства стоит дружественный нам фельдмаршал Кейтель, отмежевавшийся от преступного гитлеровского режима, — как всегда веско заявил Иосиф Виссарионович. — Более того, на завершающем этапе боевых действий руководимые товарищем Кейтелем части Вермахта выступили на нашей стороне против эсэсовских фанатиков (Например, в городе Хорн 7-8 мая 1945 года. — Ю.Н.). Поэтому мы решили утвердить товарища Кейтеля на посту рейхсканцлера. Более того, в знак грядущей дружбы и в связи с вхождением Германии в Организацию Варшавского Договора оставить в силе распоряжения гитлеровской администрации о присоединении к Рейху Белоруссии. Что же касается неприятных эксцессов с населением Хатыни и нескольких других деревень, их мы можем придать забвению. Вы согласны, товарищ Кейтель?"

Фельдмаршал кивнул и щелкнул каблуками. Похожий на него молодой офицер (по всему видно — сын) буркнул, что надо бы и Украину отдать, поскольку ею некогда правил предок германского народа король готов Германарих. Сидящие поодаль белорусские партизаны выматерились сквозь зубы.

Хотя, открыв глаза, я осознал, что это лишь мерзкий кошмар, на душе было очень неуютно. Еще неуютнее стало, когда я вспомнил, что некоторое отношение к реальности сон все же имеет. Сначала президент Ельцин, а затем его преемник фактически признали законными действия дудаевских боевиков, захвативших часть российской территории в ноябре 1992 года.

Разогнав парламент Чечено-Ингушетии 6 сентября 1991 года, хунта Джохара Дудаева столкнулась с нежеланием ингушских районов следовать ее курсу на отделение от России. Пришлось разделить автономию на контролируемую дудаевцами Чечню и оставшуюся под управлением законных органов власти Ингушетию. Бессилие Кремля помогло хунте легко добиться вывода российских войск и начать геноцид русского населения, заодно присваивая его собственность. Однако, сколько ни грабь, а наладить таким образом экономику прочно сидевшей на дотациях республики не получалось. Всё большее число чеченцев стало проявлять недовольство, а сами главари хунты, деля награбленное, всё чаще ссорились. Выход из кризиса нашелся традиционный — маленькая победоносная война, так чудесно сплачивающая нацию и возбуждающая патриотизм.

Оружия хватало с избытком. От щедрот министра обороны РФ Павла Грачева Ичкерия получила 42 танка, 108 боевых машин пехоты и бронетранспортеров, 18 реактивных установок "Град", 164 орудия разных калибров, 77 противотанковых и 93 зенитных ракетных комплекса, 31 738 автоматов, 1011 пулеметов, 1021 гранатомет и много другого добра. Согласитесь, такому арсеналу грех ржаветь без дела. И уже 8 ноября 1992 года "избранный" Дудаевым из своих сторонников парламент объявил исконными территориями Ичкерии Сунженский и часть Малгобекского района Ингушетии. Выполняя наказ депутатов, боевики двинулись к границе.

Кремль отреагировал робко и двусмысленно. Никакого официального заявления не последовало, но 10 ноября парашютно-десантные подразделения заняли расположенные вблизи от границы поселок Серноводск и станицу Ассиновскую. Хотя формально передислокация проводилась в рамках миротворческой операции по урегулированию осетино-ингушского конфликта, Дудаев потребовал немедленно отвести десантников. В противном случае было обещано, что столица Ингушетии Назрань и столица Осетии Владикавказ взлетят в воздух.

Срочно прилетевший в Назрань исполняющий обязанности премьер-министра РФ Егор Гайдар обещал войска вывести, но Дудаева это не удовлетворило. Поздно вечером 15 ноября боевики под его личным командованием атаковали российский блокпост на окраине Серноводска. Деморализованные путаными приказами десантники не смогли оказать должного сопротивления. Рядового Каменева тяжело ранили, а прочих десантников во главе с майором Кокориным разоружили, избили и с петлями на шее увезли на территорию Чечни. Потом пленных милостиво вернули, но Ассиновскую и Серноводск российским войскам пришлось оставить. Их место заняла чеченская полиция, и жизнь "некоренных" жителей оккупированной территории превратилась в кошмар.

За неполных два года русское население Ассиновской сократилось с 7,2 до 2,4 тысяч. В мае 1994-го оставшиеся направили Ельцину письмо, где пофамильно перечислили погибших, ограбленных, изнасилованных и пропавших без вести, однако помощи не дождались. Оппозиционные газеты неоднократно печатали отрывки письма, но не обратили внимания, что все зверства проходили вне пределов дудаевской Чечни. Между тем этот факт ставит в интересное положение как Кремль, так и либерально-правозащитную общественность. Последняя, даже выступая за независимость Ичкерии, исходя из международного права, должна была признать дудаевцев агрессорами и оккупантами. Российские же власти явочным порядком превращались в совершенно невообразимых слабаков, готовых смиренно согласиться не только с отделением Чечни, но и с правом отделившихся прихватывать понравившиеся городки. А поскольку ничего подобного ни кремлевские "ястребы", ни правозащитные "голубки" признавать не хотели, они предпочли сделать вид, что никакой Ассиновской вообще не существует.

Прошло одиннадцать лет. В Грозном сменился без малого десяток "пророссийских" и сепаратистских глав республики, но положение дел на оккупированной территории практически не изменилось. А совсем недавно в Чечне снова заговорили о возвращении исконных земель. На сей раз их потребовал самый влиятельный человек республики первый вице-премьер Рамзан Кадыров. Похоже, лавры Джохара Дудаева, как ни крути выигравшего ноябрьскую войну 1992 года, до сих пор не дают покоя, и хуже всего, не дают вполне оправданно. Ведь хотя три с половиной года спустя Джохара Мусаевича настигла ракета, захваченное им так и осталось за земляками. Об этом в Кремле тоже предпочитают не вспоминать: уж больно мрачные сны навевает.

Оригинал этого материала опубликован в газете «Завтра».

По теме
12.11.2018
Двадцатипроцентный рост финансирования в 2019 году – очень хороший показатель.
12.11.2018
Падение реальных доходов населения имеет намного большее значение.
09.11.2018
Если вас пара сотен человек – соберитесь у памятника и митингуйте.
09.11.2018
Вот что стоит за запретом демонстрации 7 ноября и других массовых мероприятий.