16+
Аналитика
16.11.2018
Оппозиция не могла не воспользоваться этим непопулярным решением власти.
15.11.2018
Носкову поручен новый стратегически важный участок
16.11.2018
Носков – несомненное приобретение для Дзержинска.
15.11.2018
Теряя каналы воздействия на власть, они становятся более сплоченными.
15.11.2018
Главное – уйти от преследования тех, кто занимается бизнесом.
14.11.2018
Мощь Артамонова и Воронина – это серьезно. Сможет ли Носков с ними договориться?
14.11.2018
Идею строительства любого объекта можно критиковать до бесконечности.
14.11.2018
Качество протеста не показывает пока высокого уровня социальной напряженности.  
14.11.2018
Население в регионах прочувствует влияние пенсионной реформы через три-четыре года.
13.11.2018
Но есть системные аспекты, которые требуют системной поддержки.
13.11.2018
Надо выслушать всех и решить – что можно строить на Стрелке, а что в принципе нельзя.
13.11.2018
Главное препятствие для развития АПК в Нижегородской области – кадровая проблема.
27 Марта 2014
25 просмотров

Мы движемся к изоляционизму

«АПН — Нижний Новгород» представляет вниманию читателей
фрагменты выступлений в ходе заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего
26 марта 2014 г. и посвященного теме «Диверсификация российской внешней и
внутренней политики после изменения геополитической ситуации».

Александр Мазин, профессор,
доктор экономических наук, завкафедрой экономики НИМБ:

Я тоже принадлежу к тем, кто
произошедшее называет аннексией. И я знаю, что я в меньшинстве, и я знаю, что я
в катастрофическом меньшинстве. Меня это не радует. Но что делать? Я пришел к
такому выводу путем мучительных размышлений. Понимаете – мы действительно
нарушили правила игры. 23 года назад мы признали единство Украины, обязались
поддерживать единство в обмен на отказ от ядерного оружия, и сейчас – нарушили
свое обещание.

Возникает вопрос: а можно ли вообще
нарушать слово, можно ли вообще нарушать правила игры? Я говорю: «Да, можно,
безусловно, можно, если ты сильный. Если ты сам диктуешь эти правила, тогда ты
можешь себе позволить их нарушать, тогда это тебе сойдет с рук». Является ли
сильной сегодняшняя Россия? Я думаю, что нет. И расплата за то, что мы сделали,
будет очень тяжелой, а главное – она будет очень продолжительной.

И когда мы сегодня подчеркиваем
иллюзорность санкций и говорим, что они все равно не сделают нам ничего
плохого, потому что они сами от этого потеряют – это правда. Так вот они
постараются сделать нам плохое так, чтобы терять как можно меньше, и это
растянется, боюсь, надолго.

Дело в том, что мы – очень
неэффективная экономика, мы очень нездоровая экономика – однобокая, уязвимая, с
глубокими институциональными провалами, с глубокой неэффективностью. И когда на
нас начнется настоящее давление – желание наказать так, чтобы самим не
пострадать от этого – то результаты окажутся тяжелыми, особенно года через
три-четыре.

Посмотрите, что уже сейчас видится
в перспективе: Америка выбрасывает на рынок сланцевый газ, европейцы начинают
активно разрабатывать сланцевый газ. Они ставят перед собой задачу – так, как
это было в период распада СССР – обрушить тот рынок, за счет которого мы жили.
Наша однобокая экономика очень уязвима перед такими вызовами. Понимаете –
будущее даст нам вызовы, на которые придется отвечать. С этим вызовом нам будет
справляться очень трудно.

То, к чему мы сегодня движемся,
называется одним словом – изоляционизм. Так вот изоляционизм может быть
долгосрочным равновесием – оно может показаться неустойчивым, на самом деле оно
довольно устойчивое. Изоляционизм может надолго привести к тому, что страна не
будет погибать, не будет распадаться, она будет существовать, но она будет
отставать – все дальше и дальше, а передовые страны будут двигаться вперед.

Я встретил в Интернете такое
высказывание – оно мне понравилось: «Не стоит стране, которая покупает айфоны,
конфликтовать с теми странами, которые их производят». Мы технологически
уязвимы, и наш бизнес уязвим. И это первая опасность, которую я вижу.

Второе, что я встретил и в
материалах, которые здесь прочитал – что нам надо идти на восток. Логика сюда
ведет – только не на запад, вместе с Западом не получается.

Так вот я вам хочу сказать, что
Китай – тот еще партнер. Китай – очень тяжелый партнер, который расценивает нас
как страну, которая еще 20 лет будет полезна. Если мы станем торговать с Китаем
тем же газом, который не сможем продавать в Европу, тогда Китай сам будет
назначать цену, сам будет назначать условия и выкрутит нам руки. Китай
агрессивнее, Китай – более жесткая цивилизация, чем европейская и американская.
Это, может быть, самая жесткая сегодняшняя цивилизация с огромным потенциалом
будущей агрессивности. И вот с ними мы хотим дружить против Америки. Это очень
опасная дружба. Китай как цивилизация всегда ценил силу, и только силу и будет
ценить. Пока мы будем сильные – с нами будут говорить на равных, когда мы
станем слабее, нам будут выкручивать руки и с той, и с другой стороны.   

Вопрос институциональных реформ,
которые нам необходимы – это и есть вопрос нашего будущего. Если мы будем
развиваться в условиях такой изоляции, не осуществив эти реформы и не решив
наши внутренние проблемы, мы действительно придем к историческому тупику. А как
будет выглядеть этот тупик и когда он наступит – это сказать очень трудно. Но я
уже и прежде здесь говорил – у нас провалены институты собственности, у нас
плохо работает институт конкуренции, у нас коррупция, которая увеличивает
трансакционные издержки, у нас тотальное недоверие в обществе друг к другу. И
вот в такое общество мы принимаем Крым. 
Да, сейчас эйфория, она со временем пройдет, но проблемы останутся.

Я даже не буду говорить об оттоке
капитала, который за три месяца уже превысил тот, который был за прошлый год… Я
хотел сказать – мне как-то пришло в голову – что будут читать украинские
школьники в своих учебниках истории да и не только истории? Не будет ли там
написано такого, что на востоке от нас – наш страшный враг, и наша задача –
освободить отнятую у нас землю?.. Ведь там тоже непростое общество – оно тоже
расслоено и тоже очень нездоровое.

Самое страшное, на мой взгляд, что
сегодня происходит – это вбивается клин между двумя родственными народами.
Вдумайтесь: миллионы семей — смешанные браки, миллионы друзей – там и тут. Вы
посмотрите, что сейчас в этих семьях происходит: люди орут друг на друга,
миллионы людей смотрят друг на друга с ненавистью и не могут понять, что
происходит. Это жертва, это та плата, которую нам приходится платить. Да, будем
платить еще и зажимом демократии, и усилением авторитаризма – это тоже будет
плата, но здесь возможны какие-то колебания. А вот это – это не повернешь
назад, потому что здесь инерция кумулятивная – она огромная. Поссорить народы
такие, как русский и украинский – очень сложно, потому что это ближайшие
народы. Но уж если поссоришь, то потом это на десятилетия. В экономике быстро,
может быть, и получится, а вот с душами людей – как это выправлять? А сегодня
потенциал взаимной агрессии – страшный.

И я хотел в заключение сказать,
что, если мы с вами что-то и можем сделать – мы, сидящие здесь – это внести
свой вклад в уменьшение этого градуса ненависти, градуса агрессии, чтобы
останавливать тех, кого зашкаливает, кто начинает уже бряцать оружием и угрожать,
что «вот там враги». Мы должны понимать опасность этого.

По теме
12.11.2018
Двадцатипроцентный рост финансирования в 2019 году – очень хороший показатель.
12.11.2018
Падение реальных доходов населения имеет намного большее значение.
09.11.2018
Если вас пара сотен человек – соберитесь у памятника и митингуйте.
09.11.2018
Вот что стоит за запретом демонстрации 7 ноября и других массовых мероприятий.