16+
Аналитика
16.11.2018
Оппозиция не могла не воспользоваться этим непопулярным решением власти.
15.11.2018
Носкову поручен новый стратегически важный участок
16.11.2018
Носков – несомненное приобретение для Дзержинска.
15.11.2018
Теряя каналы воздействия на власть, они становятся более сплоченными.
15.11.2018
Главное – уйти от преследования тех, кто занимается бизнесом.
14.11.2018
Мощь Артамонова и Воронина – это серьезно. Сможет ли Носков с ними договориться?
14.11.2018
Идею строительства любого объекта можно критиковать до бесконечности.
14.11.2018
Качество протеста не показывает пока высокого уровня социальной напряженности.  
14.11.2018
Население в регионах прочувствует влияние пенсионной реформы через три-четыре года.
13.11.2018
Но есть системные аспекты, которые требуют системной поддержки.
13.11.2018
Надо выслушать всех и решить – что можно строить на Стрелке, а что в принципе нельзя.
13.11.2018
Главное препятствие для развития АПК в Нижегородской области – кадровая проблема.
11 Сентября 2018
37 просмотров

Поддержка Никитина большинством предсказуема

Нижегородская область считается медианным регионом – и политический расклад, и отношение населения к власти очень близки к общероссийскому. В этом плане и показатели соотношения между кандидатами от разных партий на только что прошедших губернаторских выборах здесь близки к средним по России и были очень предсказуемы.

Я ожидал, что выдвинутый «Единой Россией» Глеб Никитин получит около семидесяти процентов голосов, он примерно столько и набрал. Владислав Егоров тоже получил поддержку электората КПРФ, хотя мог рассчитывать и на немного бо́льшую.
Эти результаты, с одной стороны, отражают некую стабильность в предпочтениях населения, но, возможно, они скрывают некие глубинные процессы, происходящие в обществе и слабо отражаются во время выборного процесса.

У меня есть ощущение, что по некоторым проблемам происходит накопление критического материала, переход количества в качество еще не произошел, но он может произойти.

Например, отношение общества к коррупционерам еще накапливается, но не реализовалось в политическом волеизъявлении и политических формах. Но я не исключаю, что это случится. В отношениях Москвы и регионов противоречия тоже накапливаются, и тоже еще могут проявиться.

К сожалению, политическая ситуация не дает до конца почувствовать настроения людей. Мое впечатление таково, что власти иногда важней то, как выглядит ситуация, и лишь во вторую очередь, какова она на самом деле. Мы не до конца представляем себе, что думают разные слои общества, и социологи лишь отчасти улавливают эти процессы, а выборы, безусловно, показывают многое, но не все. И не факт, что имеющийся сегодня политический расклад продержится очень долго. Возможно, что нас ждут некие изменения. Очень бы хотелось, чтобы они происходили в цивилизованных формах, без выплесков агрессии.

Выявить эти настроения смогли бы, наверное, более открытые площадки для обсуждения, позволяющие людям говорить без опаски. Сегодня многие даже побаиваются открыто высказывать свое мнение и, уж конечно, побаиваются участвовать в каких-то формах протеста, не разрешаемых властью. (Может, и хорошо, что побаиваются – нужно, чтобы все соблюдали закон.)

Но у меня такое ощущение, что очень мало властных структур и системных партий, заинтересованных в подлинном общественном диалоге и выявлении глубинных предпочтений и недовольства людей. Нынешняя система позволяет как-то консервировать текущую ситуацию и добиваться некой стабильности. Но угрозы, риски при этом остаются довольно большими.

Если люди не будут иметь возможности доносить до власти свое мнение, свое недовольство и озабоченность в легальных цивилизованных формах, тогда ситуация будет сравнима с кипящим котлом, который конопатят со всех сторон, а давление внутри растет и растет. Очень бы не хотелось, чтобы это закончилось взрывом котла. Я считаю, что нужно искать легальные формы изменений и негативно отношусь к революциям, но вижу, что ситуация может выйти из-под контроля.

Такие новые механизмы, как выборы отдельных чиновников, создание городских общественных палат что-то показывают. Но насколько они действенные, глубокие и какова их цель – отчитаться или более эффективно устранять болевые точки? Мое впечатление таково, что подобные шаги часто носят довольно характер показушный, политиканский. Казаться – важнее, чем быть. Если это так, то от лишенной содержания формы толку будет немного. Хотя все равно это лучше, чем ничего.

Что касается кандидатов в губернаторы Нижегородской области, то они набрали свой процент. Владислав Егоров получил голоса избирателей КПРФ. А у остальных разница между четырьмя и шестью процентами вообще не принципиальна.

В дальнейшем участники еще смогут себя проявить, хотя бы потому, что повысили свою узнаваемость, то есть повысили свою капитализацию на политическом рынке. В этом плане они чего-то достигли. Но обществу это ничего не дает. Где новые лица?

Поддержка временно исполняющего обязанности Никитина большинством совершенно предсказуема. Но не надо преувеличивать – и предыдущие губернаторы пользовались поддержкой. У нас принято: пришел новый руководитель – вали все на старого. Вот какой был плохой Шанцев, какой теперь хороший Никитин. А ведь и Шанцев пользовался поддержкой населения, и до него губернаторы ей пользовались.

Первое лицо, если уж оно совсем не насвинячит, будет пользоваться поддержкой, и от него не так уж много требуется. От Никитина требуется, чтобы он вел себя прилично, отстаивал интересы региона, строил дороги, строил мосты, боролся с откровенными формами казнокрадства и мздоимства, – и он будет получать свои семьдесят процентов. А в тех регионах, где первые лица не набрали половины голосов, то это уж совсем позорно себя вели и показали свою несостоятельность – гнать таких надо.

По теме
12.11.2018
Двадцатипроцентный рост финансирования в 2019 году – очень хороший показатель.
12.11.2018
Падение реальных доходов населения имеет намного большее значение.
09.11.2018
Если вас пара сотен человек – соберитесь у памятника и митингуйте.
09.11.2018
Вот что стоит за запретом демонстрации 7 ноября и других массовых мероприятий.