16+
Аналитика
20.11.2018
Всякая неформальная активность воспринимается властью с подозрением.
19.11.2018
У мэра Нижнего Новгорода осталось два заместителя из семи.
20.11.2018
Важно уже то, что губернатор обратил внимание на Дзержинск.
20.11.2018
В Нижнем Новгороде не все поддерживают даже акции против пенсионной реформы.
20.11.2018
Что такое тысяча для города-миллионника? Это ни о чем.
19.11.2018
Главное, чтобы смена главы «Нижновэнерго» не сказалась отрицательно на населении.
19.11.2018
Никитину пришлось пожертвовать некоторыми фигурами в областном и городском управлении.
16.11.2018
Оппозиция не могла не воспользоваться этим непопулярным решением власти.
16.11.2018
Носков – несомненное приобретение для Дзержинска.
15.11.2018
Теряя каналы воздействия на власть, они становятся более сплоченными.
15.11.2018
Главное – уйти от преследования тех, кто занимается бизнесом.
15.11.2018
Носкову поручен новый стратегически важный участок
25 Июня 2018
35 просмотров

Преображать городские пустоты

МестоТо, что сейчас называется уличным искусством, или стрит-артом, это более осмысленное искусство, более концептуальное, сюжетное, оно подразумевает диалог с прохожими, в отличие от граффити, направленного на диалог только внутри комьюнити. Есть серьезные авторы, уже принятые в галереях.

Граффити и стрит-арт схожи тем, что это инициатива авторов, инициатива снизу, когда каждый художник сам решает, насколько он будет уместен в конкретном случае и сам себе позволяет что-либо делать.

Фестиваль «Место» имеет под собой легальную историю, согласование с администрацией Нижнего Новгорода и так далее. Поэтому мы как его организаторы (а я не один – в команде есть ребята, которые мне помогают) ведем длительный согласовательный процесс – с жителями, с собственниками объектов, с администрацией. Сначала ты выбираешь объекты, потом приглашаешь художников, собираешь эскизы, идеи, макеты, которые далее согласуешь с жителями.

Творческий процесс начинается, когда приезжают художники и воплощают эти задумки. Я здесь выступаю скорей как организатор, а не как художник.

Я задумывался – зачем мне все это, почему я не делаю вместо этого свои проекты как художник (а я их делаю)? Просто я чувствую свою причастность к каждой работе, которая появляется на фестивале, как будто я являюсь соавтором – и в процессе согласования, и на объектах, когда я помогаю художникам. Поэтому после фестиваля, когда в городе остаются какие-то работы, я ощущаю частицу своего участия в них.

В нынешнем фестивале у нас не было тематик, каких-то заданий для художников, все работали в своих авторских стилях, в том подходе, в котором они привыкли работать. Концепция фестиваля – предоставить свободу художникам, показать широту и многообразие уличного искусства в разных стилях и направлениях. Каждый художник решал, что он хочет сделать и высылал эскизы.

Мы в этом году замахнулись на большой объем, пригласили много художников и удалось создать много объектов. В прошлом году фестиваль был поскромней, поменьше, хотя объектов тоже было немало. Я тогда очень устал, потому что организационная работа сильно выматывает. И я подумал, что если и продолжу делать фестиваль, то сделаю его более символическим, не таким масштабным.

А в итоге получилось, что у нас гораздо больше объектов, как-то само собой все стало нарастать. Ну и подключилось больше людей, которые помогали организационно, больше стало волонтеров. И, чувствуя такую поддержку, хочется продолжать, расширять эту историю.

Захотелось расширить границы в плане подхода и техник. В этом году у нас были уникальные работы, в том числе серия барельефов – на стенах преимущественно рисуют, а мы показали, что какие-то вещи можно делать и из бетона, можно делать видеопроекции. В рамках фестиваля совместно акцией «Ночь музеев» у нас один художник делал интерактивную видеопроекцию на дом, которая имела элемент игры – каждый желающий мог не только наблюдать, но и поучаствовать. Это тоже стрит-арт, поскольку на улице. Были и ребята, работающие с трафаретами.

Также в этом году мы восстановили работу с крокодилом, которая была сделана в далеком 2006 году, тогда она прожила несколько лет – во время ремонта ее закрасили. Но ее многие помнят, это был едва ли не первый знаковый стрит-арт объект в городе.

Готовя этот фестиваль, мы вглядывались уже и в перспективу следующего года. Мы подумали, что у нас уже слишком большое скопление уличного искусства в центре города, в исторической части и нужно выходить дальше. В этом году отдельные объекты появились на Мещере, но основное скопление все же в центре.

Мы подумали, что надо уходить в спальные районы, преображать городские пустоты, наполнять их новыми точками притяжения.

По теме
14.11.2018
Мощь Артамонова и Воронина – это серьезно. Сможет ли Носков с ними договориться?
14.11.2018
Идею строительства любого объекта можно критиковать до бесконечности.
14.11.2018
Качество протеста не показывает пока высокого уровня социальной напряженности.  
14.11.2018
Население в регионах прочувствует влияние пенсионной реформы через три-четыре года.