16+
Аналитика
14.12.2018
Родителям воспитанников спортшколы «Торпедо» не сообщили о предстоящих переменах.
14.12.2018
У нашего дела есть режиссеры, есть сценаристы.
14.12.2018
В деле Новоселова следствие и суд должны руководствоваться исключительно буквой закона.
14.12.2018
Опыта у Лимаренко достаточно, в отличие от многих «молодых технократов».
14.12.2018
Параллельно он будет присматриваться к чиновникам администрации и группам влияния.
13.12.2018
Чиновник, о котором Путин вряд ли знал до рекомендации, получил высокое назначение.
13.12.2018
Минпром выделяет 12 миллиардов рублей на развитие модельного ряда.
13.12.2018
Обновление администрации Дзержинска должно произойти в основном за счет местных кадров.
12.12.2018
Закрываем СДЮШОР – клуб выкидывают из КХЛ. Это регламент.  
12.12.2018
«Команда Кириенко» не потерялась во время транзита власти и заняла значимые позиции.
11.12.2018
Через два года на карте страны может засиять «фестивальный Нижний»
18 Июня 2015
50 просмотров

Приморский Нижний Новгород

Я остро негативно отношусь к вновь озвученным на градостроительном
совете планам застройки Борской поймы. Это та местность, которая просто не
должна застраиваться. Это территория, которая выручает и Нижний Новгород, и Бор
в экологическом отношении. Это островок неизмененной природы среди
большого-большого города. Это наше большое счастье, что Борская пойма осталась
в ее нынешнем виде. Это первое.

Второе. Застроив Борскую пойму, мы получим острые
транспортные проблемы, потому что даже постройка второго Волжского моста,
которая должна завершиться в 2017 году, в этом случае совершенно не будет
выручать людей, в том числе и обитающих в планируемых к постройке коттеджах –
это будут «автомобильные» люди, которые не ездят в трамвае, не ездят в метро,
не ездят в электричке, они обязательно должны сесть в автомобиль и доехать до
своего офиса. И монорельс, который упоминается в проекте, им будет совершенно
не нужен. Как не нужна и та линия метро, которую иногда рисовали. Можно
вспомнить Александра Блока: «Прекрасная дама не ездит на пароходе». И к
развитию малого речного флота, если понимать под этим общественный
внутригородской речной транспорт, строительство пристаней для яхт никакого
отношения не имеет.

Да, город должен получать новые территории, должен
развиваться дальше – это совершенно очевидно, но получать их он должен как-то
иначе.  

Еще один момент – людей в Нижнем Новгороде нужно приучать
пользоваться общественным транспортом. А строительство коттеджного городка на
другом берегу Волги вряд ли будет этому способствовать.

Что касается использования территории Борской поймы как
парковой, то это, безусловно, возможно. Мне неловко приводить такой аполитичный
пример, но наши друзья в Украине (или на Украине, если угодно) располагали в
городе Киеве такой же поймой – с островами, с протоками Днепра, и там был
создан большой прекрасный гидропарк, куда люди ездят отдыхать и где оставлено большое
количество нетронутых, неблагоустроенных углов, но есть и совершенно
благоустроенные, где люди могут отдохнуть, позагорать на пляже, попить пива в
кафе и т.д.

Борская пойма могла бы получить такое же будущее. Это может быть
прекрасный городской парк с минимальным числом необходимых небольших построек.
Но освоение этой местности в качестве селитебной территории приведет к тому,
что придется очень многое засы́пать, сравнять с землей, вырубить…

Я сейчас вспоминаю великих путешественников прошлого, которые
поднимались на наш откос и любовались Волгой и ее другим уходящим к горизонту
берегом. Лишившись этого, мы потеряем саму сущность Нижнего Новгорода, получив
аналог московских Воробьевых гор. Наш город – город «приморский», у него
приморская конструкция. Как любой приморский город, Нижний имеет центр на
берегу, на возвышении. А строительство коттеджного поселка в Борской пойме
приведет к поглощению Волги городом, превратив ее во внутригородскую канаву.
Сама концепция города, таким образом, изменится.

Нет, туристическая привлекательность Нижнего Новгорода не
снизится, но люди увидят нечто иное, им будут показывать на пойму и говорить:
«тут было то-то и то-то». Будет ли нам это приятно?

Но если Борская пойма будет освоена только как парк, где люди
продолжат гулять, ловить рыбу, купаться, то мы с откоса не заметим существенных
изменений – парк это или не парк. И у нас есть примеры такого решения в
области. Щелковский хутор – это лес, вросший вглубь города. В Сарове взят под
охрану луг, который находится посреди города. Если представить себе, что на
этот луг придут строители и построят там коттеджи, то в результате со стороны
реки закроется вид на Саровский монастырь – хорошо ли это будет? Можно было
просто поделить на квадраты, отдать самым богатым людям Сарова, которые бы
построили коттеджи в самом центре города. Но городские власти пошли на то,
чтобы это был именно луг (и во всех документах записано: «памятник природы
областного значения Монастырский луг»), который полагается косить, на
котором должен пастись скот, и который сохраняет тот пейзаж Сарова, без
которого мы воспринимали бы этот город совсем иначе, хотя его привлекательность
для туристов, почему-то, не понизилась бы.

По теме
11.12.2018
Освещая резонансное дело, профессионал должен вникать во все тонкости.
11.12.2018
Государственные интересы должны быть для чиновника пусть немного, но выше личных.
10.12.2018
Сюжет на «России 24» повторил тезисы Дмитрия Гудкова четырехлетней давности.
10.12.2018
Никаких социально-политических последствий из-за увеличения числа бедных ждать не стоит.