16+
Аналитика
20.11.2018
Всякая неформальная активность воспринимается властью с подозрением.
19.11.2018
У мэра Нижнего Новгорода осталось два заместителя из семи.
20.11.2018
Важно уже то, что губернатор обратил внимание на Дзержинск.
20.11.2018
В Нижнем Новгороде не все поддерживают даже акции против пенсионной реформы.
20.11.2018
Что такое тысяча для города-миллионника? Это ни о чем.
19.11.2018
Главное, чтобы смена главы «Нижновэнерго» не сказалась отрицательно на населении.
19.11.2018
Никитину пришлось пожертвовать некоторыми фигурами в областном и городском управлении.
16.11.2018
Оппозиция не могла не воспользоваться этим непопулярным решением власти.
16.11.2018
Носков – несомненное приобретение для Дзержинска.
15.11.2018
Теряя каналы воздействия на власть, они становятся более сплоченными.
15.11.2018
Главное – уйти от преследования тех, кто занимается бизнесом.
15.11.2018
Носкову поручен новый стратегически важный участок
10 Ноября 2005
6 просмотров

Шеф советских шпионов возвращается на пьедестал («Los Angeles Times», США)

Бюст Феликса Дзержинского, руководителя тайной полиции, возвращается на свое место. Москвичи встречают его цветами и обидами. Статуя Дзержинского была снесена возмущенными демонстрантами в 1991 г.

Он стал основателем тайной полиции в то время, когда слово ‘полиция’ означало террор. Сотни тысяч россиян навсегда сгинули в тюрьмах и лагерях наводящей ужас ЧК и ее преемников.

Неудивительно, что, когда в 1991 г. настали последние дни Советского Союза, бронзовая статуя Феликса Дзержинского, долгие годы стоявшая перед зданием КГБ, стала одним из первых отвергнутых советских символов — толпа стащила ее с пьедестала, а позже она оказалась в парке скульптур.

Но на этой неделе ‘Железный Феликс’ вновь оказался в центре Москвы — Россия продолжает флиртовать со своей бурной историей. Без фанфар и объявления утром во вторник бронзовый бюст был вновь установлен перед зданием Министерства внутренних дел (так в тексте — прим. пер.).

Да, это не гигантская статуя, стоявшая некогда на близлежащей Лубянской площади, это всего лишь бюст. Но характерная прическа и усы, стальные глаза — это до боли знакомо из советских учебников истории. Так же как смысловая нагрузка поднятого меча, изображенного на гранитном постаменте.

В среду утром подножие памятника уже было устлано красными гвоздиками.

За прошедшие десять лет Россия видела, в основном, темную сторону советского прошлого — удушающий политический климат, лагеря ГУЛАГа, очереди за продуктами — но все это забывается, равно как и несбывшиеся пророчества апологетов рыночной экономики. ЧК была распущена в 1922 г., просуществовав всего четыре года, но те, кто помнят ее преемников — например, КГБ — с теплотой вспоминают страну — сверхдержаву, население которой было образованным, сытым и относительно здоровым.

Сегодня, на фоне резкого разрыва между богатыми и бедными, разгула преступности, безудержного алкоголизма, широко распространенной коррупции и терроризма и притом, что влияние страны в мире — лишь тень былого величия, многие россияне горячо поддержали Владимира Путина, заявившего в этом году, что распад Советского Союза был ‘величайшей геополитической катастрофой века’.

Для многих даже вселяющий ужас Дзержинский напоминает о тех временах, когда сильное государство защищало своих граждан. Возвращение памятника было встречено не только цветами, но и жестокими обидами, что отражает противоречия, которые, похоже, в значительной мере характеризуют сегодняшние политические дебаты в этой стране.

Правозащитные организации, собравшие в 2002 г. более 100 000 подписей против возвращения 16-тонной статуи на прежнее место на Лубянской площади, обращаются к властям с просьбой убрать бюст.

Мотивируя свою просьбу, они указывают на характер Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, основанной в 1917 г. и уже в следующем году начавшей кампанию арестов и расстрелов, которые вошли в историю под именем красного террора.

‘Мы сделаем наши сердца жестокими, твердыми и бесстрастными, так, чтобы в них не проникло сострадание и чтобы они не дрогнули при виде моря вражеской крови’, — писала большевистская газета ‘Красная звезда’ в начале этой кампании.

‘То, что органы, призванные охранять правопорядок, признают своим символом человека, отметившегося массовым нарушением права, говорит о многом’, — заявил Ян Рачинский из правозащитной организации ‘Мемориал’ в интервью ‘Новым Известиям’.

По словам милицейских чиновников, к восстановлению памятника призывали ветераны правоохранительных органов. Памятник убрали вскоре после смены власти.

‘Для большинства населения он остается героем, у которого ‘холодная голова, горячее сердце и чистые руки’, — говорит Виктор Пешков, ведущий идеолог Коммунистической партии, приводя слова самого Дзержинского о том, каким должен быть сотрудник КГБ. ‘Он, если хотите, воплощение чистой справедливости. . . Восстановление старого символа поможет изменить образ наших правоохранительных органов и поможет им. . . попытаться соответствовать старым и подлинным символам’.

Выступая три года назад за возвращение статуи Дзержинского, мэр Москвы Юрий Лужков подчеркивал, что самые тяжелые злоупотребления тайная полиция допускала после смерти своего основателя в 1926 г. По его словам, должна сохраниться память о Дзержинском как о человеке, боровшемся с бродяжничеством, восстанавливавшем железные дороги и развивавшем народное хозяйство. ‘Если положить на весы все, что сделал этот человек, то хорошее перевесит’, — говорил он тогда.

Из тех, кто в среду проходил мимо высоких железных ворот Министерства внутренних дел, немногие обратили внимание на новый бюст. В то же время, почти каждый прохожий знал о нем.

‘Я полна негодования. Зачем он нам нужен?’, — говорила Ада Павлова, 68-летняя инженер-конструктор на пенсии. ‘Было репрессировано множество людей. Мой дед был зажиточным крестьянином. В 37-м его посадили в тюрьму. Он умер от голода в 1942 г., и ему тогда было меньше лет, чем мне сейчас’.

‘Я поддерживаю Владимира Путина, напишите это, пожалуйста, — попросила Павлова. — В стране должен быть минимальный порядок. Но с той эпохой надо попрощаться’.

Тем временем, 60-летний Александр Николаев, полковник милиции в отставке, положил к бюсту букет цветов, отошел и молча отдал честь.

‘Дзержинский был моим учителем, — сказал он. — Я строил свою жизнь по его заветам: справедливость, вера в будущее, воспитание детей, строительство семьи и государства. Цветы — знак уважения к тем, кто его вернул’.

При участии корреспондента Los Angeles Times Сергея Лойко.

По теме
14.11.2018
Мощь Артамонова и Воронина – это серьезно. Сможет ли Носков с ними договориться?
14.11.2018
Идею строительства любого объекта можно критиковать до бесконечности.
14.11.2018
Качество протеста не показывает пока высокого уровня социальной напряженности.  
14.11.2018
Население в регионах прочувствует влияние пенсионной реформы через три-четыре года.