16+
Аналитика
13.12.2018
Чиновник, о котором Путин вряд ли знал до рекомендации, получил высокое назначение.
12.12.2018
«Команда Кириенко» не потерялась во время транзита власти и заняла значимые позиции.
13.12.2018
Минпром выделяет 12 миллиардов рублей на развитие модельного ряда.
13.12.2018
Обновление администрации Дзержинска должно произойти в основном за счет местных кадров.
12.12.2018
Закрываем СДЮШОР – клуб выкидывают из КХЛ. Это регламент.  
11.12.2018
Через два года на карте страны может засиять «фестивальный Нижний»
11.12.2018
Освещая резонансное дело, профессионал должен вникать во все тонкости.
11.12.2018
Государственные интересы должны быть для чиновника пусть немного, но выше личных.
10.12.2018
Сюжет на «России 24» повторил тезисы Дмитрия Гудкова четырехлетней давности.
10.12.2018
Никаких социально-политических последствий из-за увеличения числа бедных ждать не стоит.
10.12.2018
Нижегородцы смотрят на изменение не только цен, но и уровня своих доходов.
9 Апреля 2018
33 просмотра

Слезы были – слезы счастья

Честно скажу, я не ощутила на себе никакого давления на Олимпийских Играх в Пхёнчхане, мне просто было тяжело, оттого что я поехала туда без тренера, можно сказать вообще без команды, без персонала. Со мной был еще Сережа Трофимов, но мы все равно были по отдельности – работа у нас разная, бегаем мы разные дистанции, так что были сами по себе.

Пару дней у меня было очень подавленное состояние, ничего не хотелось делать, было тяжело эмоционально собраться – я одна, мне надо как-то тренироваться, самой засекать время, что для меня непривычно – всегда тренер следит за временем, за ошибками, помогает их исправлять.

Тренер ко мне все же прилетал, мы решили, что он попробует это сделать, несмотря на то, что он находится в «черном списке», в который включены не только спортсмены, но и тренеры, и персонал. И вот Павел Абраткевич попал в этот список.

Мы надеялись, что он сможет присутствовать хотя бы на трибуне, однако не получилось – его не пускали даже на трибуну. Поэтому мы решили, что будем связываться дистанционно – по Скайпу и так далее.

Через пару дней приехали еще одна девочка, Ангелина Голикова, наш техник Павел Данилов, который нам точит коньки и тренер спринта. И вот Рома мне иногда помогал – снимал на камеру, отправлял видео Паше, который смотрел и помогал исправлять ошибки.

Я чувствовала, что могу выступить хорошо на трех тысячах метров, но не смогла совладать с эмоциями, был жуткий мандраж. Пишу перед стартом Паше Абраткевичу: «Паша, меня колбасит, ничего не могу делать, мне очень страшно». И вот с таким настроем я вышла, стартанула и почувствовала, что у меня все зажалось внутри, ноги через пару кругов стало сводить, а мне бежать еще пять. Еле добежала. После «трешки» у меня была неделя отдыха до «пятерки», я тренировалась, поняла, что мне нужно больше «раскрутить ноги», так у нас это называется – больше крутила велосипед, настраивала себя эмоционально, морально.

На дистанцию пять километров я выходила уже с другим настроем, даже улыбнулась – и получилось хорошо. Слезы были – после финиша, это были слезы счастья. Это было что-то невероятное, когда я увидела эту троечку – занятое место – напротив своего имени.

Мне повезло подружиться со сборной Чехии. Ко мне подходила самая титулованная конькобежка, Мартина Сабликова, предлагала свою помощь. И у самой у ней такой характер, и наши тренеры хорошо общаются. Она подошла и сказала: «Если тебе тяжело или ты хочешь с кем-то кататься, можешь с нами». Говорили на русском. У меня с английским пока что не совсем все хорошо, а Мартина довольно-таки неплохо говорит по-русски. Я воспользовалась этим предложением пару раз, но все равно работа у нас разная, поэтому в основном я делала все сама.

Общаемся ли после соревнований? Когда видимся, здороваемся, а особо разговаривать-то и не о чем. Но вот были в Амстердаме так же все вместе катались, тренировались.

Еще один раз я сама попросилась к белорусам, и они тоже не отказались. Но и все другие относились ко мне нейтрально, не было никакого негатива в мою сторону.

В Амстердам после Олимпиады поехала, можно сказать, не выдохнув, наверное, поэтому и заболела. Иммунитет уже не выдержал. Правда, я и сама немного обрадовалась – это был очень тяжелый старт: на открытом льду, дождь целыми днями. Бедные ребята, которые бежали.

Из-за этого старта не удалось встретиться и с президентом России на вручении наград олимпийцам. Но спорт у нас на первом месте. Конечно, я немного переживала, мне так много все писали: «Почему тебя не было? Пропустила такую встречу». Но что делать.

Скоро должна начаться подготовка к следующему олимпийскому циклу. Но пока еще неясно, что будет в следующем году, останется ли мой тренер, Павел, в нашей команде, поскольку они иностранцы – решение будут принимать в Минспорта, в Олимпийском комитете. Так что еще ничего не известно, я не знаю, когда начнется первый подготовительный сбор.

Но уходить из спорта я в любом случае не собираюсь. Если придется – буду перестраиваться на работу с другим наставником. Я ведь тоже, когда пришла в сборную команду, попала к итальянскому тренеру Маурицио Маркетто. Через год его сократили и я перешла к Павлу Абраткевичу, снова пришлось привыкать. Ко всему привыкаешь.

По теме
10.12.2018
Расходы на его содержание определяются экономикой футбольного клуба.
07.12.2018
Продлится вялотекущая борьба с самозанятыми, число бедных будет расти.
07.12.2018
Ситуация с использованием стадиона на Стрелке покажет степень эффективности региональной власти.
07.12.2018
Еле сводят концы с концами не 10 процентов нижегородцев, а в 2,5-3 раза больше.