16+
Аналитика
07.12.2018
Продлится вялотекущая борьба с самозанятыми, число бедных будет расти.
06.12.2018
Нижегородская политика делается сегодня в залах районного суда.
07.12.2018
Ситуация с использованием стадиона на Стрелке покажет степень эффективности региональной власти.
07.12.2018
Еле сводят концы с концами не 10 процентов нижегородцев, а в 2,5-3 раза больше.
06.12.2018
Структурную реформу экономики придется проводить быстро и жесткими методами.
06.12.2018
Более двадцати уволенных за нарушения нижегородских чиновников – это много.
06.12.2018
Часто работают оба родителя, но уровень дохода не превышает прожиточного минимума.
05.12.2018
Меняется не только число бедных нижегородцев, но и понятие «черта бедности».
05.12.2018
Реализация нацпроектов в Нижегородской области не всегда идет гладко.
05.12.2018
13 миллиардов рублей на нацпроекты – это очень приличная сумма.
04.12.2018
Для реализации нацпроектов может не хватить квалифицированных исполнителей.
04.12.2018
Оно рождает радость и стремление делать то, за что тебе не обязательно заплатят.
6 Марта 2014
40 просмотров

В ожидании жертвы. Часть вторая

Продолжение. Начало здесь.

… Россия застыла в ожидании новой силы – харизматичной и
откровенно ориентированной на народ, а не на старые политические структуры. Украина
– прекрасный пример того, что с появлением такой силы у народа появляется
мощнейшая воля к самоорганизации, к осознанному политическому действию. Власть
в стране сейчас действительно принадлежит не старым политическим партиям, не
Верховной Раде и назначенным из центра губернаторам. Власть принадлежит
активистам Майдана, которые контролируют порядок, пресекая поползновения к
мародерству и хулиганским действиям; которые организуют политический процесс,
потому что противостояние на местах с силами Майдана и Антимайдана пока еще не
закончилось. Они контролируют на местах и антикоррупционные процессы.

В России об этом практически не говорят – а эти люди на местах
организовали целую волну очищения украинских вузов, — хорошо было известно, что
в большей части вузов руководство и часть преподавателей откровенно
коррумпированы, берут взятки со студентов, с абитуриентов, с тех, кто защищает
диссертации – это все лежит на поверхности. При прежних режимах никто не знал,
что с этим делать, а активисты Майдана обеспечили возможность прямой борьбы с
этими безобразиями. Приходили в ректораты, закрывали их, опечатывали, чтоб
никто не уничтожил документы, свидетельствующие о коррупционной деятельности.
Потом проводили собрания трудовых коллективов и в соответствии с принципом
революционной демократии вышвыривали с тепленьких мест прежнее руководство и
ставили новое – из числа честных преподавателей, которым доверяют и студенты, и
основная масса преподавательского коллектива. Это была целая волна оздоровления
вузов.

Сейчас такая же волна проходит по низовым этажам администраций
– в городах, в поселках. Активисты Майдана контролируют и финансовые органы, не
позволив в первые же несколько ночей после свержения Януковича внаглую
растащить наличку, золото, вынести чеки на сотни тысяч и миллионы долларов,
фактически сохранили активы и так обескровленной украинской финансовой системы.

Вот что реально происходит на Украине. На первый план там
вышли люди совсем другого сорта. Это люди, которые нацелены на то, чтобы
поднять и возглавить народ в его борьбе за свои законные права. И это то, чего
боится подавляющее большинство современной российской оппозиции, нацеленной на
сговор с режимом.

Поэтому появление на украинской политической сцене такого
мощного политического актора, как самоорганизованный народ, эту оппозицию
перепугало. Она перегрызлась, передралась, и во многом поставила себя в дурацкое
положение. Что ж, ждем – когда у нас появится такой же политический актор,
активный, осознавший свои интересы и проявивший волю к политической
самоорганизации народ, и когда у этого народа появятся новые лидеры, которые
действительно продемонстрируют готовность идти до конца и приносить себя в
жертву ради народных интересов. И тогда можно будет надеяться, что у нас
начнется такой же процесс политического и национального возрождения, какой мы
сегодня наблюдаем на Украине.

Что касается темы возможного раскола Украины и опасности раскола
России, в случае если нечто подобное Майдану произойдет у нас, то сами по себе
украинские события ни на какую грань раскола, как оказалось, страну не
поставили. Такие опасения были, и объективные предпосылки к потере Украиной
государственного единства в результате тяжелого политического и экономического
кризиса были, в том числе у меня.

Но развитие событий показало, что тяга к возрождению, к
очищению политической системы, тяга к жизни в честной и прозрачной политической
системе оказалась сильнее тех культурных и экономических противоречий, которые
существуют между Западом и Юго-Востоком Украины.

Если мы говорим об экономических противоречиях, то надо
сказать, что это, в основном, противоречия между олигархами, которые
контролируют украинский бизнес. Я уже сказал выше, что в значительной степени
под влиянием Запада, под влиянием американской дипломатии, украинских олигархов
сейчас удалось сплотить, сняв остроту их взаимных экономических противоречий. И
мы видим сейчас, что олигархи назначаются губернаторами в проблемные восточные
регионы – именно с той целью, чтобы эти регионы удержать в политической орбите
нынешней киевской власти. И для этого господам олигархам придется задействовать
свои собственные финансовые ресурсы – у киевской власти таких ресурсов сейчас
нет. Принимая такого рода назначения, украинские олигархи демонстрируют, что
да, они готовы тратить свои средства на стабилизацию украинского национального
и государственного единства.

Что касается культурных противоречий между Западом и Востоком
Украины, то они тоже оказались не настолько катастрофичны. Эта скоропалительная
дурацкая попытка отменить закон о языке, с одной стороны, вызвала испуг в
восточных и южных регионах страны, с другой же стороны, она заставила
высказаться и людей на Западе. И они высказались совершенно однозначно – «мы не
против русского языка, не против русской культуры на Украине, мы исключительно
против политического вмешательства России в украинские дела». Петицию за
свободное развитие русского языка, за укрепление его государственного статуса подписал
даже Юрий Шухевич, сын Романа Шухевича, бывшего командующего Украинской
повстанческой армией – вот уж большего западенца, бандеровца и, если хотите,
наследника нацистской идеологии в украинской политике отыскать сложно.

И эти факторы политических и культурных противоречий сейчас
постепенно нивелируются, а порыв к жизни в новой, честной, справедливой
свободной Украине очень мощный, и он затронул сегодня уже и южные и восточные
регионы Украины. Поэтому угрозы распада Украины сегодня исходит только извне.
Пока кремлевский режим будет по-прежнему упорно, с помощью оружия будет тащить
к себе Крым и восточные области, стараясь оторвать их от Киева, тогда сценарий
раскола будет оставаться реальным. Но внутренние предпосылки к расколу
оказались нивелированными.

Я так подробно рассказывал о том, что связано с территориальной
целостностью Украины на сегодняшний день, с тем, чтобы можно было спроецировать
ситуацию на Россию и понять имеющиеся сходства и отличия.

В России культурных противоречий между регионами практически нет.
Какие-то разговоры среди некоторой части населения Юга России о том, что
казачество – это отдельный народ, отдельная нация, не носят сепаратистского
характера. Напротив, казаки проявили себя державниками даже в этой ситуации проверки
украинскими событиями. Да, есть кучки маргиналов, которые хотят видеть
независимую Сибирь или какие-то территории на Севере России. Но это именно кучки
и именно маргиналов. В России существует мощное единое культурное национальное
пространство от западных границ до побережья Тихого океана. То есть, эта
предпосылка к расколу (культурные противоречия) у нас вообще не действует.

А вот с точки зрения экономики у нас ситуация гораздо сложнее.
Наши бизнес-группы действительно не консолидированы. Они в большей степени, чем
на Украине, завязаны на экономические мощности, экономические активы,
сосредоточенные в отдельных регионах. У одних заводы и электростанции в
Западной Сибири, где производят алюминий, у других никелевые заводы в районе
Норильска, у третьих – тоже компактно сосредоточенные активы. Плюс к тому нужно
учитывать не только олигархов общероссийского уровня, но и региональные
бизнес-элиты, у которых все, что есть, связано с конкретной территорией, с
экономикой в пределах одного региона (иногда могут существовать и
межрегиональные группы олигархов «второго дивизиона»).

И все эти олигархи сегодня в России разобщены, потому что путинский
режим не дает им консолидироваться, считая, что это повлечет создание
опаснейшей для режима структуры, которая неизбежно войдет с ним в противоречие.
Здесь «кремлевские мудрецы» абсолютно правы – если дать российскому бизнесу
консолидироваться, он властно потребует свою долю не только экономической, но и
политической свободы.

И в условиях сноса авторитарного режима революционным путем такая
ситуация окажется серьезной предпосылкой для того, чтобы бизнес начал «окукливаться»
в своих рамках – региональные бизнес-элиты будут пытаться строить «под себя»
местные политические элиты и в той или иной степени разрывать единство России.

Есть еще и очень большая проблема с национальными автономиями.
Выше было сказано, что среди русского большинства культурных противоречий нет
на всем пространстве России, но здесь не нужно из соображений ложной
политкорректности закрывать глаза на объективные проблемы. У нас есть
достаточное количество сформировавшихся национальных элит, представленных либо
руководством национальных республик, либо какими-то альтернативными национально-культурными
лидерами. И в условиях резкого ослабления авторитарной власти в России эти люди
попробуют взять свою долю политической свободы, тем более что такого рода
голоса на фоне украинских событий стали раздаваться, например, в Татарстане.

Поэтому для России как для государства гораздо более крупного,
чем Украина, гораздо более протяженного, с гораздо более сложной структурой
экономических и политических связей и противоречий такое испытание, которое
проходит Украина – и пока успешно проходит, – будет более тяжелым, более острым.
И сейчас никто не даст гарантии, что мы пройдем его так же успешно, и что на
какой-то момент де-факто или даже де-юре у нас не возникнет раздел единого
политического пространства.

Но российская история показывает, что сколько Россию не дели́,
она все равно потом объединяется. Это значит, что в какой-то из частей такого
разделившегося геополитического пространства, в каком-то из осколков, анклавов
успеют поднять знамя нового собирания земель российских. Это станет нашей новой
национальной и государственной идеей. И под этим знаменем процесс политического
развития снова покатится к объединению российской национальной, культурной и
государственной территории. Только и всего.  

По теме
04.12.2018
Правительство Нижегородской области пока не указало цель выпуска облигаций.
03.12.2018
Хороший рейтинг позволяет иногда вместо живых денег предоставлять бюджетные гарантии.
03.12.2018
За первыми нижегородскими перевозчиками, поднявшими стоимость проезда, потянутся и остальные.
03.12.2018
Исследование показало разрыв между деятельностью политиков и их восприятием со стороны общества.