16+
Новости
9 Июня 2006, 00:00
20 просмотров

Лев Вайнберг, президент МО «Солев»: «Прирожденных предпринимателей — не больше десятых долей процента»

…Я родился 6 мая 1944 года в Куйбышеве, ныне Самара. Родители оказались в этом городе в период эвакуации. Отец был главным технологом на военном заводе. Мама — учительница. В 1947 году мы вернулись в Москву, где с тех пор и жили. Я закончил два вуза: Московский авиационный институт по специальности «Двигатели летательных аппаратов» и механико-математический факультет МГУ, специальность — инженер математик.

На мехмате я углубленно изучал теорию принятия решений, теорию моделирования, психологию научного творчества — в общем, то, что реально служит, если можно так выразиться, «концептуальной» основой бизнеса. Так что сегодня я не делаю ничего, что бы не соответствовало моему образованию.

Трудовая биография у меня довольно бурная. В связи с ранней смертью отца мне пришлось рано начать работать. Первая запись в трудовой книжке — рулевой на теплоходе «Дружба» Московского речного пароходства, я тогда учился в 9 классе школы. Был также слесарем на заводе. К моменту поступления в первый институт сменил пять профессий, а также работал грузчиком почти на всех рыбных холодильниках Москвы.

В 30 лет защитил диссертацию. Мать у меня была кандидатом исторических наук, специалистом по эпохе Наполеона. Я прочитал массу книг о той эпохе. Так вот, у Наполеона был такой маршал Ланн, командовавший наполеоновскими гусарами. Он говорил, что «гусар, который не убит в тридцать лет — дрянь, а не гусар», тогда для меня это был девиз жизни. И как раз в день моего тридцатилетия состоялась защита диссертации. После окончания МАИ меня оставили работать на кафедре в качестве научного сотрудника — изучал проблемы автоматизации эксперимента, испытания двигателей, метрологию, очень много занимался компьютерами. Группа из нескольких ребят под моим руководством разработала программное обеспечение, по тем временам весьма современное, для первых российских компьютеров. В 1983 году мы представляли свои разработки на выставке «Автоматизация-83», ими заинтересовались французы, в результате чего мы им продали лицензию на нашу программу и около трех лет сотрудничали с ними в рамках соглашений научно-технической кооперации между СССР и Францией, которая в 1987-м плавно переросла в одно из первых в СССР совместных предприятий «Интерквадро», в те времена лидер компьютерной жизни СССР. В 1988 году я получил Премию Совета министров СССР, кто не помнит – это правительственная награда.

А в 1988 году началась и активная общественная жизнь — меня избрали председателем Ассоциации всех еще советских совместных предприятий с иностранцами – первую в СССР общественную организацию предпринимателей.

— Чем вам был интересен бизнес — вы же могли уйти в научную сферу?

— Бизнес — это моя профессия. А потом я уже сказал, что работаю в той сфере, в которой получил образование. Ядро нашего бизнеса — системотехника, создание и управление сложными социально- экономическими системами: крупные предприятия, сложные холдинги и объединения предприятий.

— Когда был создан «Солев»?

— Первая компания группы была организована в 1990 году, буквально через три месяца после того, как был принят первый закон о частных акционерных компаниях. Имя «СОЛЕВ» появилось позже как аббревиатура имен семьи основателей: Льва Вайнберга («ЛЕВ») и моей жены Софьи Ландау («СО»).

— Оперативно сработали.

— У меня с 1988 года уже был огромный по тем временам организационный опыт благодаря председательству в Ассоциации совместных предприятий. Российский союз промышленников и предпринимателей, Союз кооператоров, Ассоциация российских банков — все они созданы после 1988 года, то есть появились уже после нас.

— Видно, предпринимательский дух был у вас в избытке.

— Почему «был»? Есть и сейчас — плюс легкая примесь авантюризма. Все совместные предприятия — это adventures, все они произошли от этого слова — «приключения». Совместное приключение, можно сказать. Туда шли самые разнообразные люди: бывшие кооператоры, теневики, комсомольцы, в общем, масса странных людей со странными биографиями. Сегодняшних высших школ экономики не существовало, и люди приходили из других отраслей знания. У меня одного из немногих было системное образование, я же как раз мехмат кончал по этой специальности. С таким образованием, как у меня, в «стартовом» бизнесе конца восьмидесятых годов прошлого века были единицы.

— Назовите основные этапы становления компании.

— С 1990 года мы занимаемся консультированием в области инвестиционного и проектного финансирования. Мы сразу были позиционированы как консалтинговая компания. Я вообще занимаюсь только тем, что умею. А умею я объяснять людям, как строить бизнес, как привлекать инвестиции. В те времена (начало девяностых) даже слова такого «инвестиции» не знали. Бизнеса, которым мы занимаемся, в СССР не было, его пришлось создавать с нуля. Может, сейчас это странно воспринимается, но банков в то время тоже не существовало. Я, кстати, много лет был одним из соучредителей Инкомбанка, членом совета директоров этого и еще ряда банков.

— Не страшно было начинать на пустом месте?

— На этот вопрос когда-то хорошо ответил Д’Артаньян. Был такой эпизод, когда он приехал на пегой лошади в Париж и на следующий день попал в стычку на стороне мушкетеров с гвардейцами кардинала, ранив при этом предводителя гвардейцев. «Мальчик — и ранил гвардейца! Тебе было страшно?» — спросил его король. «Нет, ваше величество, я хорошо знал теорию», — ответил он. Д’Артаньян действительно хорошо знал теорию фехтовального дела, у него был хороший учитель. Он действовал по теории, и этого оказалось достаточно.

Вот и я так же. Я абсолютно точно представлял себе главные концепции организации бизнеса, очень много читал и знал. Я хорошо понимал, куда мы придем, потому что до нас бизнес был построен во многих местах на земле. В учебнике по финансам Euromoney описано 283 вида финансовых операций. В России длительное время было только две. Одна называлась кредитом, другая депозитом. Сейчас начались вроде бы «новые» открытия – факторинг, форвейтинг, лизинг и т.д., но все это хорошо описано в книжках. Здесь нет нашего изобретения. Сам финансовый бизнес, его основа, придуманы финикийцами 3000 лет до н.э. Поэтому в этой области ничего нового придумать вообще нельзя. Изменились товары, дома, появились телевизоры и компьютеры, но взаимоотношения людей не меняются. Сейчас мы с удовольствием читаем исторические книги и смотрим фильмы про древние эпохи — обнаруживая, что и там так же любили и ненавидели. В мире вечного существуют лишь две вещи: любовь и частный бизнес. Все остальное преходяще…

Я и сейчас продолжаю читать всю литературу по профилю. Моя квалификация неоднократно подтверждалась. Например, я 4 года после «Интерквадро» работал консультантом компании IBM в России, став первым советским гражданином, числившимся в американской корпорации. Многое мне приходилось делать первым в нашей стране. Я был Председателем совета директоров Российского банка реконструкции и развития, участвовал в создании компании «Интерфакс», в учреждении двух новых телеканалов, кучи бирж, акционерных обществ, фондов, общественных организаций.

— Каковы риски вашего бизнеса?

— В консалтинговом бизнесе основной капитал — это люди, поэтому с ними и связаны основные риски. Во-первых, нужно уметь видеть перспективные на данный момент направления экономического развития. Во-вторых, нужны хорошо обученные кадры. И я стараюсь эти кадры сам ковать. Очень много вышедших от нас ребят работают в банках, в управлениях проектного финансирования. Наша компания — живой организм. Люди у нас меняются. Конечно, есть те, которые у нас по многу лет работают, но много и тех, которые поучились и ушли, потому что в этом месте у них не было перспектив роста, а, например, в дружеской нам структуре — есть. Основная масса наших сотрудников — до 30 лет.

— Вы легко с людьми расстаетесь?

— По-разному. Но всегда с пониманием. Хотя бывают сотрудники, с которыми хочется расстаться побыстрее — иногда совершаешь кадровые ошибки. Если ты профессионально занимаешься бизнесом, должен уметь непрерывно перегруппировывать силы. Есть теория системотехники, она распространяется в том числе на формирование малых коллективов. Известно, что в больших коллективах всегда формируются кластеры в 5-6 человек. Средний период распада такой группы — 4 года. То есть если создалось устойчивое образование, оно просуществует 4-5 лет и после этого должно смениться другим кластером.

Это как вода. Она ведь кажется единым неизменным целым, но при этом состоит из множества частей. Вечное построено на том, что нечто непрерывно меняется. Как любовь.

— По-вашему, что такое бизнес и кто такие бизнесмены?

— Точный перевод этого слова — деловые люди. То есть это просто люди, которые делают дела. Они по натуре своей должны быть предпринимателями. Таких в обществе (по натуре своей) существует лишь небольшой процент, обычно это не больше 0,2-0,4% населения.

Психология бизнеса, творчества, основы системотехники построены на понимании, что в конце концов люди — это тоже биологическая субстанция, и они подчиняются законам биологии в том числе. Люди похожи на популяцию, скажем, кроликов или волков. У них есть нормальная функция распределения по Максвеллу. Всегда есть альтернативные группы. Если есть правые радикалы, всегда возникают левые и наоборот, потому что одно должно уравновешиваться другим.

Среди них обязательно возникают лидеры. Если отстреливать лидеров или менять их, форма распределения меняется уже на «аномальную». Что и происходило в Советском Союзе сначала в Гражданскую войну, потом в 1937 году, потом во время мировой войны, потом после нее. Поэтому тогда функция распределения отличалась от нормальной. В моменты противостояния она меняется на дихотомию. Популяция расслаивается на «красных» и «белых». Одно стадо кроликов — в одну сторону, другое — в другую.

Ясно, что количество людей, обладающих предпринимательской способностью, должно быть небольшим. Потому что популяция, состоящая из одних предпринимателей, крайне неустойчива.

— Какова роль риска и удачи в бизнесе? В начале беседы вы упомянули про его авантюрную составляющую.

— Естественно, любой риск — это в большей или меньшей мере просчитанная авантюра. Есть очень много людей, которые стараются жить без риска, у них это в природе заложено, но это не предприниматели.

— А разве можно в бизнесе без риска?

— Профессия бизнесмена требует от него двух вещей. Первое — он должен непрерывно принимать решения. Ежедневно, иногда даже ежеминутно. И второе — он должен взвешивать риски. Анализ рисков — это и есть его профессиональная деятельность. Бизнесмен должен уметь принимать взвешенные решения, памятуя, что за ним чаще всего стоят большие группы людей. То есть нужно руководствоваться принципом, который сформулировал Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого мы приручили». Кому на роду написано быть предпринимателем, тот должен понимать, что остальные не менее полезны, каждый в своей нише. Я считаю, что, возьмем шире, гордиться национальностью то же самое, что гордиться своим рождением во вторник. Так же и в предпринимательстве. Тебе Бог привел стать предпринимателем, а соседу – адвокатом. Ну что же, у каждого своя судьба.

— Но ведь предприниматель должен обладать неким особенным набором личностных качеств.

— Ну конечно. Но чем эта профессия лучше, чем профессия врача? У врача другой набор личностных качеств, у полицейского третий, у следователя уголовного розыска четвертый, у повара пятый…

— И все-таки, чтобы стать предпринимателем, какими нужно обладать свойствами характера?

— Нужно быть спокойным, уметь считать риски, варианты. Нужно иметь ярко выраженное ассоциативное мышление, находить не всегда очевидные взаимосвязи. То есть не только линейное, но обязательно ассоциативное мышление. Все эти требования для предпринимательской креативной деятельности, где надо что-то придумывать и творить, подробнейшим образом изложены в психологии научного творчества. Такие книги не только бизнесмены, но и журналисты обязаны знать наизусть. В порядке шутки, хочу сообщить, что авторство, на мой взгляд, наиболее важного принципа принадлежит моему дяде, который всегда говорил, что «жизнь человека состоит из неприятностей, а временное их отсутствие называется радостью». Предприниматели — люди, которые это понимают.

— Что определяет траекторию успеха в бизнесе? С высоты вашего опыта, ведь все рождалось на ваших глазах.

— Профессиональная подготовка. Книжки надо читать. Постоянно следить за ситуацией. Бизнес — это не игра, не рыночная спекуляция. Считающие, что бизнесмены — это те, кто играют в фишки на рынке, имеют неправильное представление. Надо много чего знать, понимать взаимоотношения людей, очень хорошо знать научные основы своей профессии. Люди, которые могут сочетать качества глубокого знания предмета с ассоциативным мышлением и достаточной психологической устойчивостью к стрессам; которые обладают разносторонним пониманием событий, одновременно умея свести все к одному знаменателю, — вот они могут стать предпринимателями.

— На ваш взгляд, сегодня благоприятные условия для вхождения в бизнес?

— Шикарные.

— Почему?

— А чем они плохи? Понимаете, в чем дело. Человек пришел на берег реки, где находится пляж. Пришел в данный момент времени, а река течет уже тысячу лет. Правильный ли он выбрал момент вхождения в реку? Странновато смотрится вопрос, не правда ли? Так же и с бизнесом. Я уже сказал, что в мире вечны только две вещи: любовь и частный бизнес. Они существуют все время. В какой бы момент ты не пришел в бизнес, тебя всегда примут.

— Как можно сейчас найти свою нишу?

— Откройте журнал «Секрет фирмы». Каждый номер печатают истории о людях, которые создали новый бизнес. Думали, делали, работали.

— Но ведь мы читаем о тех, кто преуспели, и не знаем, сколько осталось за бортом.

— А это нормально. На Клондайке сколько золотоискателей обогатилось, когда нашли золото? Единицы – а погибли сотни. Люди вообще помнят только тех, кто стали первыми. Я всегда привожу такой пример. В 1961 году Гагарин первым полетел в космос, и журналисты французского радио брали интервью в парижском трамвае по этому поводу. Вопрос был один: а вы хотите полететь в космос? Отвечали разное. Одна девушка ответила: с месье Гагариным хоть на Луну. Наконец, добрались до старенького кондуктора, который сказал: нет, не хочу. Почему? А зачем, говорит. Все знают, кто первым перелетел Ла Манш – это был Блерио, а кто был вторым, не знает никто. Вот сейчас спроси детишек, кто был вторым космонавтом, едва ли один на сто ответит. Первый — да, Гагарин. А второй – многие не помнят; третий тем более.

— Как сейчас решается вопрос начального капитала?

— А зачем нужен начальный капитал? Для какого дела?

— Например, чтобы арендовать офис, нанять сотрудников.

— Предприниматель, который начинает с позиции «нанять сотрудников», он уже начальник, а не предприниматель. Я ребятам рассказываю прекрасную историю. Директор нанимает нового инженера на работу. Долго его расспрашивает и потом говорит: нет, парень, инженером ты работать не можешь, ну разве что «главным инженером» — это да. Ну что это за предприниматель, который думает о размере офиса. Если это главное, то, значит, ты кормишь арендодателей, а не себя. Когда я начинал, у меня было 400 грамм спирта на руках. А через год я управлял СП «Интерквадро» с годовым оборотом в 65 млн. долларов.

— Когда было легче начать бизнес, в 90-е или сейчас?

— Чем-то тогда было легче, потому что шли «на новенького». Чем-то тяжелее — не было совсем никаких знаний, и их негде было взять. Тогда нужно было быть самородком. А сейчас достаточно почитать соответствующую литературу и поучиться – есть уже у кого.

— Отличаются ли те, кто сегодня идут в бизнес, от своих коллег пятнадцатилетней давности?

— По личностным качествам — нет. В предприниматели и три тысячи лет назад шли люди, обладающие определенными личностными качествами. По уровню образования — да, отличаются. Народ сейчас сначала хоть как-то пытается выучиться. Так, чтобы директорами крупнейших компаний становились бывшие врачи, гинекологи, прокуроры — этого сейчас уже нет, а тогда было.

Бизнес предполагает профессионализм. Сюда, как и в любую сферу человеческой деятельности, должны идти люди, чувствующие призвание. Которым всю жизнь не скучно, как мне, например, вставать каждый день в 6 утра и работать до 7-8 вечера в своем офисе. Причем получать от этого искреннее удовольствие. А это возможно только в том случае, если речь идет о призвании.

— Как изменилось отношение общества к бизнесу за пятнадцать лет?

— Народ стал понимать, что, оказывается, нет ничего страшного, если в стране живут богатые люди. По сути, вся буржуазия, все, кто своим трудом чего-то добились, ориентированы на нормы протестантской морали. В любой профессиональной среде люди знают, кто просто «удачно подсуетился», а кто заработал свой капитал честным трудом. К последним совершенно другое отношение. Собственно говоря, в психологии известно, что сильнейшей мотивацией людей, большей, чем даже секс, является стремление выделиться среди себе подобных. В своем кругу все знают, кто есть кто.

Отношение общества к бизнесу еще будет меняться. Страна развивается в этом вопросе семимильными шагами. Темп, конечно, бешеный. Стаж — год за три, как на фронте. Мы придем к тому же, к чему приходят все. Почему тысячелетние традиции нас не должны касаться?

— А как насчет отношений бизнеса и государства?

— С момента моего попадания в бизнес в СССР/России сменилось достаточно правительств (по моим подсчетам, 28). Так что к этим проблемам отношусь как к дождю. В принципе люди, которые сегодня возглавляют экономический блок, делают то, что им положено. Даст Бог, так и дальше будет. А когда есть явные приметы неразумных решений, жизнь поправляет. Чиновник, кстати, тоже профессия. Есть люди, которым нравится идти в министры, там тоже желательно, чтобы было нормальное, максвелловское, распределение.

Путина недавно спросили, что он будет делать после 2008 года. А он говорит: в бизнесмены не пойду, это не моя психология. И действительно не пойдет, потому что здесь другая мера и качество рисков, другая процедура принятия решений, все другое. По сути, Путин должен был бы резко сменить профессию, мотивацию, систему ценностей.

— Практикуется ли сейчас экспансия бизнеса в политику и наоборот?

— Когда политик переходит в бизнес, он, как правило, становится вице-президентом по связям с общественностью. В редких случаях я видел, чтобы кто-то из них стал собственно предпринимателем. Люди реально профессии не меняют.

— Как изменилась культура партнерских отношений в бизнесе?

— Стала на порядок выше с 1998 года.

— В чем отличие менеджера от собственника?

— В мотивации. Во внутреннем устройстве. Человек, который начинает менеджером, редко становится собственником.

— Сейчас многие собственники берут себе в менеджеры бывших бизнесменов, имевших опыт ведения своего дела.

— Конечно. Человек становится нормальным бизнесменом, когда он три раза разорился.

— И вы разорялись?

— И я.

— И продолжали идти в бизнес? Вас это не останавливало?

— В сотый раз скажу: если у человека призвание — предприниматель, он не сможет стать никем другим.

— Но ведь если он разорился, то вправе задать себе вопрос: может, это не мое?

— Те, кто поняли, что пошли не туда, переквалифицировались, стали менеджерами, ушли на госслужбу. Таких примеров много. Те же, кто устойчиво стали на предпринимательскую дорожку, преодолеют любые трудности. Я, конечно, не столько разорялся, сколько испытывал резкие потрясения. Была эпоха совместных предприятий. Потом я — ввиду некоторых обстоятельств — с большим надрывом уходил с поста генерального директора СП, в результате устроился на работу в IBM. Начал почти с нуля. После 1998 года тоже пришлось многое пересматривать, практически создавать новую команду. Но личностные качества и убеждения не меняются.

Хотя есть примеры, когда человек был бизнесменом, а стал политиком. Костя Затулин был бизнесменом. Через некоторое время понял, что это не его, и ушел в другую сферу. Сейчас он депутат Думы, защитник соотечественников. Костя Боровой тоже в политику ушел. Та же Хакамада, которая была помощником Борового на бирже, теперь политик.

— А им что на роду было написано?

— Стать политиками.

— Какова самая большая проблема российского бизнеса?

— Отсутствие хорошо выученных, опытных менеджеров и недостаточная квалификация предпринимателей. Чтобы менеджер вырос в топ-менеджера, нужно 15 лет — средний возраст созревания.

— Идеальный возраст топ-менеджера можете назвать?

— Американцы неоднократно проводили соответствующие исследования. Лучший возраст для топ-менеджера — 47 лет.

— Вы много общались с западными предпринимателями. Можете сравнивать их с российскими?

— По психологическим качествам они ничем не отличаются. Это все — «финикийцы». А по традициям и характеру взаимодействий такая же разница, как, например, между русским и немцем. Профессиональная основа у предпринимателей одинакова, а культурная среда — разная. У западных бизнесменов более длинная скамейка запасных. Если тебе нужен рядовой менеджер, ты даешь объявление, и к тебе приходит масса профессионально обученных людей. У нас такого пока нет.

— Сейчас возможно появление фигур, подобных олигархам?

— Это все какие-то придумки Немцова, который ввел в оборот термин «олигархи» — смесь политики и крупного капитала. Сколько у нас их? Десять?

— А может еще кто-то появиться?

— Безусловно, одиннадцатый или тринадцатый – разве это важно? Нужно, чтобы появлялись реальные крупные и крупнейшие предприниматели, занимающиеся бизнесом, а не политикой.

— Но ведь собственность уже всю поделили.

— Ну и что? Вон Билл Гейтс — выдающийся предприниматель – поднялся на идеях своего интеллекта. И у нас такие тоже существуют. Люди подымают бизнес с нуля. Есть, например, мой знакомый парень, который делает отличные деньги на торговле обычным строительным песком. Нашел свою нишу и работает. У меня есть клиент, который начал свой бизнес с торговых палаток, даже не имел высшего образования. Сперва занимался торговлей молоком, потом пошел учиться. Читал, писал, слушал. Построил завод по обработке торфяных удобрений. Окончил институт, курсы финансовой академии, выучил английский. В итоге за 7 лет поднял свой бизнес с нуля до 150 миллионов долларов – сам, один — уважаю.

— Чувствуете ли вы в себе какие-то изменения за годы предпринимательства?

— Постарел. Впрочем, задор пока еще молодой.

— Приоритеты у вас не изменились?

— Конечно, нет – работаю изо всех сил.

— Сколько времени должен бизнесмен проводить на работе?

— Столько, сколько нужно.

— А как насчет широко распространенного мнения: если задерживаешься на работе, значит, плохо работал в течении дня?

— Да ну, глупости. Хотя больше 10-12 часов действительно работать не следует. Но у предпринимателя обычно бизнес нон-стоп. Вдруг вечером позвонят, что-то произошло. К этому можно приспособиться. Мои сотрудники иногда уходят около двенадцати ночи. Но есть же, например, врачи, которые работают запоями. Так что связи между трудоголизмом и родом деятельности не существует.

— Вы планируете добиться в жизни чего-то большего?

— Конечно. У меня много серьезных планов.

СПРАВКА

Международное объединение «СОЛЕВ» было создано в 1987 году. С 1992 г. по настоящее время компании группы «СОЛЕВ» участвуют в строительстве и реконструкции домов в 267-268 кварталах г. Москвы (район «Сретенка»), функции заказчика-застройщика исполняет компания АО «Центринвест», где Л.И.Вайнберг является Председателем Совета Директоров.

В 1992-1994 гг. ТОО «Солев менеджмент» в рамках Постановления Правительства выполнила крупномасштабный проект по переработке вторичных ломов и отходов, содержащих драгоценные металлы, на аффинажных предприятиях за границей. Этот эксперимент явился одной из составных частей большой программы по переработке возвратных ресурсов, которую с 1993 г. по 2003 год продолжал АО «Росвтордрагмет», где Председателем Совета Директоров являлся Президент МО «СОЛЕВ» Л.И. Вайнберг.

В 1994-1995 гг. МО «СОЛЕВ» осуществляет проекты в разных областях экономики: проекты по программе содействия российскому экспорту (морские порты в Новороссийске, Николаеве, Лиепае), модернизация цементных заводов («Росцемент»), проекты по программе утилизации военных ломов и отходов (цветные и драгоценные металлы) в Мурманске, Касимове, Хабаровске, Днепропетровске.

В 1994-1997 гг. по заказу компании «Star mining» (Австралия) МО «СОЛЕВ» участвует в подготовке инвестиционного проекта АО «Лензолото» по месторождению «Сухой Лог» в Иркутской области общим объемом около 1,5 млрд. долларов США.

В 1996-1997 гг. компании группы МО «СОЛЕВ» активно участвуют в разработке Программы либерализации рынка драгоценных металлов, расширения операций с правами на золото («бумажное» золото).

С 1997 г. по настоящий момент МО «СОЛЕВ» основное внимание уделяет модернизации действующих и созданию новых российских предприятий, ориентированных на импортозамещение и создание конкурентоспособной продукции. За это время (несмотря на последствия кризиса 1998 года) МО «СОЛЕВ» содействовало реализации более пятиста проектов в различных отраслях народного хозяйства и наладило сотрудничество с более чем 40 регионами России. До 1998 года МО «Солев» активно сотрудничает с корпорацией Nissho Iwai, КБ «Инкомбанк», Минэкономики РФ и другими крупнейшими зарубежными и российскими финансовыми структурами. В период с 1997 по 2002 гг. основным финансовым партнером является Сбербанк России.

В 2001-2003 гг. МО «СОЛЕВ» работает над программой «Метрополия», реализуемой по соглашению с Госстроем РФ и направленной на организацию механизмов привлечения внебюджетных источников финансирования для реформы жилищно–коммунального комплекса Российской Федерации. Суть проекта – комплексная перестройка, модернизация и обновление энергообеспечивающей системы средних (от 20 тысяч до 1 миллиона жителей) городов России.

С 2003 г. МО «Солев» активно участвует в реализации ряда крупных международных проектов и программ, связанных с продвижением в Россию иностранных инвесторов. Помимо традиционного для МО «Солев» инвестиционного кредитования и проектного финансирования, оно выступает финансовым консультантом ряда крупнейших российских предприятий в сделках типа LBO и MBO; разрабатывает и структурирует проекты, финансируемые крупнейшими зарубежными банками при поддержке европейских экспортных агентств Hermes, SID, KUKE, EGAP (под контракты «off-take» и «take-or pay», а также с применением международного финансового лизинга.

В настоящее время деятельность компаний, входящих в МО «Солев», главным образом сосредоточена на проектах в области недвижимости, лесозаготовки и деревообработки, индустрии строительных материалов, добычи природных ресурсов (прежде всего, нефти, газа, угля, цветных металлов), металлургии, экологии и энергетики. Традиционный интерес представляют проекты в пищевой промышленности и в области сельхозпереработки. Одно из перспективных направлений – развитие ФГУПов, прошедших процедуру приватизации, на базе которых реализуются высокоэффективные инвестиционные проекты.

09