16+
Аналитика
13.10.2021
Как Нижний Новгород оказался на первом месте в рейтинге по качеству жизни – вопрос.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
11.10.2021
Вместо ограничения прав непривитых граждан нужно даватиь более полную информацию о последствиях прививок
08.10.2021
Встраивание региона в нацпроект «Производительность труда» не должно стать очередной кампанией.
07.10.2021
Приход людей из команды губернатора в Заксобрание повысит взаимопонимание этого органа и правительства.
30.09.2021
Особое отношение главы региона существенно изменило расклад политических сил в Арзамасе.
30.09.2021
«Единая Россия» решает те проблемы, о которых КПРФ только говорит.
23.09.2021
Электоральная оценка итогов выборов в Государственную думу в Нижегородской области.
21.09.2021
КПРФ оказалась наиболее понятной в своей умеренной критике социальной политики.
20.09.2021
Благодаря Захару Прилепину «Справедливая Россия» переломила ситуацию и стала третьей политической силой.
17.09.2021
Единовременные выплаты перед выборами должны превратиться в постоянные.
16.09.2021
Нижегородцы должны иметь возможность регулировать климат в своих квартирах.
14 Мая 2010 года
1431 просмотр

Абдул-Вахед Ниязов – ученик Бориса Березовского, «спаситель» убитых священников, «друг» всех президентов РФ, торговец экстремизмом и бесплатным хаджем

Казалась бы, мы уже со всех сторон изучили нашего странного и подчас
загадочного Абдул-Вахеда Ниязова. В I части исследования
деятельности Абдул-Вахеда Ниязова
мы представили документальные
данные о странностях со сменой им паспортов, во II части исследования – о его членстве в неформальной «фракции
голубых» в Госдуме и близкой дружбе с целым рядом криминальных деятелей. Однако
Абдул-Вахед Ниязов благодаря своей всепоглощающей склонности к самопиару
засветился и во многих других громких историях, о которых и пойдет речь сейчас.

 

Убитый священник «здоров и содержится в весьма приличных условиях»

29 января 1996 года чеченскими боевиками похищены
настоятель Михаило-Архангельского храма города Грозного, благочинный
православных церквей Чечни Анатолий (Чистоусов) и представитель патриарха
протоиерей Сергий (Жигулин), прибывший в Чечню с гуманитарной миссией по обмену
пленных. Священники были помещены в концлагерь, которым руководил племянник президента Ичкерии Ахмед Дудаев: там их
пытали, избивали, морили голодом, Анатолия Чистоусова «решением властей Ичкерии» расстреляли
уже 14 февраля 1996 года
(через 16 дней после пленения!), а Сергия
Жигулина бросили умирать в грязный подвал для пленных, где вместе с людьми
лежали трупы умерших.

«После обстрела фуфайка была покрыта кровью, мозгами разорвавшейся
человеческой головы… Вши – это истинное нашествие… их было великое
множество всех видов: платяные, волосяные, белые, красные… они сворачивались
в швах одежды, жалили, кусали, ни на секунду не давали закрыть глаза.
Появлялось желание разорвать на себе кожу. Тьмы тем их ползало по людям… В
плену допрашивали, били, сломали мне руку, ранена нога, потерял 46 кг веса, в
Москву привезли на носилках, сам ходить не мог… Жили в блиндажах,
рассчитанных на 20 человек, а поселяли по 120 человек. За счастье – попасть на
нары. Люди лежали на земле: ни согнуться, ни выпрямиться, тело затекало. От
голода на третьи сутки люди пухли и их нельзя было узнать»
, – рассказал Сергий Жигулин (в эфире радио
«Радонеж» 9-10.12.1996).

Священники пережили в чеченском плену самые чудовищные и изощренные
издевательства, сопоставимые разве что с пытками в гитлеровских застенках
:
«за полтора месяца погибло 47 человек из 67. От голода, дистрофии и
избиений. Из 24 саратовских строителей осталось 4…».
 

Таков был чеченский плен конца XX века, условия в котором были намного
ужаснее, а издевательства – намного более зверскими, чем в аналогичном плену XIX века, описанном Львом Толстым в рассказе «Кавказский пленник».

В трагических ситуациях одни видят повод для молчания и скорби, другие
– для того, чтобы «наговорить побольше» и «пропиариться». И сразу после похищения Абдул-Вахед умудрился заявить о
близкой дружбе с обеими сторонами – как с похищенными священниками, так и с
похитившими их дудаевцами
: «Как сообщил сопредседатель Союза
мусульман России Абдул-Вахид Ниязов, 28 января он имел телефонный разговор с
отцом Сергием, который направлялся в Урус-Мартан на встречу с Ахмедом Закаевым
с целью освобождения пленных, отец Сергий не исключил и встречи с Джохаром
Дудаевым. По мнению А-В. Ниязова, православные священники, «возможно, сегодня
были в целях конспирации перехвачены дудаевцами на пути в Грозный и доставлены
на встречу с Д.Дудаевым». Он также не исключил, что «произошло досадное
недоразумение». В случае, если представитель православной церкви остался в
руках какого-либо формирования, подчиняющегося Дудаеву, он будет освобожден
утром 30 января, полагает лидер Союза мусульман»
.

Из заявления Абдул-Вахеда следует, что он и со священником на дружеской
ноге, и со всеми дудаевцами, за которых Ниязов буквально ручается, что они,
если и похитили священников, то для их же – священников – безопасности, только
для того, чтобы на следующий же день их отпустить!

7 февраля 1996 года Абдул-Вахед заявил, что переговоры об освобождении священников проходят «вполне
успешно», развитие ситуации «вполне положительное» и Ниязов «достоверно знает»,
что священники живы и здоровы, как и их местонахождение
.

На этом циничный пиар Ниязова на людской трагедии не закончился. 13
марта (а священник Анатолий Чистоусов убит дудаевцами еще 14 февраля!)
Абдул-Вахед заявляет, что после встреч лидеров Союза мусульман Ниязова-Хачилаева в
Чечне с Джохаром Дудаевым, Асланом Масхадовым и Шамилем Басаевым в начале марта
двое православных священников «переведены из Урус-Мартановского в
Ножай-Юртовский район Чечни», уже достигнута договоренность об освобождении
священников, которое произойдет на территории Дагестана
. Причем
Ниязов и на этом не остановился, добавив, что православные
священники здоровы и содержатся дудаевцами «в весьма приличных условиях»

(!!).

Но и на этом циничное вранье и бессовестный пиар Ниязова не
заканчиваются: 18 марта 1996 года Ниязов заявляет, что «представители Джохара
Дудаева твердо заявили, что готовы передать священнослужителей Сергея Жигулина
и Анатолия Чистоусова лидерам Союза мусульман. Однако сейчас в связи с
активными действиями федеральных войск в Чечне не представляется возможным
доставить священников из горных районов республики к границе с Дагестаном, где
запланирована передача»
.

Итак, прошло больше месяца после убийства одного священника и 1,5 месяца
избиений, голода и скотских условий для второго священника, а Ниязов не
стесняется многократно и систематически врать, что оба священника «живы и
здоровы», да еще и содержатся «в весьма приличных условиях»!! И единственное,
что «пока мешает» их освобождению – это «действия российских войск»!! Более
того, он – Ниязов – «уже договорился» с Дудаевым, Масхадовым и Басаевым (то
есть буквально со всеми чеченскими лидерами) о том, когда и где освободят этих
священников – один из которых на самом деле уже месяц как убит!!! Убит-то убит,
но Ниязову-то для успешного пиара в СМИ нужно врать, что священники живы и что
Абдул-Вахед вот-вот их освободит…

Кстати, Ниязов прекрасно знал реальную ситуацию в Чечне: Абдул-Вахед
поддерживал контакты с чеченцами еще с 1991 года
, в период первой чеченской
неоднократно
бывал в Чечне и приглашал туда же православных священников
. Наконец, и о
жестоком обращении чеченских боевиков со священниками было хорошо известно, еще
14
декабря 1995 года Ставропольский епархиальный совет принял Обращение к
правительству РФ и правительствам республик Кавказа
: «В станице
Ассиновской был избит игумен о. Антоний (Данилов), в г. Грозном избит до
полусмерти священник о. Александр Смывин. Подвергся нападению и ранен в руку
протоиерей о. Иоанн Макаренко. Также безжалостно избит и священник о. Мануил
Бурнацев. 11 декабря 1995 года чеченцы напали на направляющегося в Ставрополь
благочинного церквей Чечни о. Анатолия Чистоусова, который был в рясе и с
Крестом, и приставили ко лбу пистолет, угрожая убить, забрали 10 млн. рублей
церковных денег…»
.

Единственное объяснение такого поведения Ниязова не в том, что он
чего-то не знал (ситуацию в Чечне он знал отлично, может быть даже лучше
всех!), а в том, что для Абдул-Вахеда чужая жизнь, как и просто нормы морали,
не имеют никакой ценности. Всё это в его глазах затмевает одна, но пламенная
страсть: любой ценой пустить СМИ пыль в глаз, любой ценой «пропиариться»!

 

Пиар на крови-2010

А пропиариться на чужих костях и страданиях Ниязову тогда удалось. Как
удалось и сейчас – в 2010 году, когда он 31 марта через московскую газету
«Метро» (в которой Ниязов, похоже, купил газетные площади для пиара себя и
своего ИКЦ) пообещал 1 млн. рублей «за информацию об организаторах терактов»,
а 1 апреля (лучшая дата для раздачи обещаний!) Ниязов и вовсе разошёлся: «за информацию мы заплатим даже не один миллион, мы готовы
заплатить всем источникам, которые к нам обратятся»
, а 14
апреля торжественно заявил о том, что Ниязов в сотрудничестве с ФСБ уже «установили
исполнителей и организаторы терактов»
и «информатор получит обещанный
миллион»
.

Правда, те, кто имел дело с Ниязовым, в один голос говорят, что он и за
тысячу-то удавится, а чтобы «просто так» отдать миллион – это уже совсем
ненаучная фантастика… Не менее интересно и «признание» Ниязова в том, что он
теперь сотрудничает с ФСБ: это после 10 лет заявлений о том, что «ФСБ его
преследует» – обыскивает его друзей по обвинению в терроризме
и устраивает облавы у
подконтрольной Ниязову Исторической мечети
. Кстати, главой партии, в которой
состоит Ниязов – «Патриоты России» – является Геннадий Семигин
, в прошлом –
офицер ракетных войск, основавший «Патриотов» вместе с другими ракетчиками, а
начинавший бизнес в 1991 году в Конгрессе российских деловых кругов вместе
такими близкими к КГБ банкирами, как совладелец «Супримэкс-банка» Михаил Юрьев
(гордившийся тогда, что ездит на «Чайке» главы КГБ СССР Владимира Крючкова) и
глава банка «Возрождение» Дмитрий Орлов – именно в этих двух
банках в 1990-е годы московское ФСБ держало свои счета
. На фоне того, что
Ниязов входит в руководство ракетно-спецслужбистской партии Семигина, нынешние
заявления Абдул-Вахеда о сотрудничестве с ФСБ не выглядят чем-то невероятным.

Впрочем, сами правоохранители опровергают какое-либо участие Ниязова
раскрытии терактов: «Полученный нами ответ показал, что, по имеющимся в
правоохранительных органах данным, никакой реально реализованной информации от
Исламского культурного центра (ИКЦ) Ниязова не поступало. Громкие слова Ниязова
о помощи следствию оказались просто очередным пиаром, который ИКЦ не брезгует
использовать в любых ситуациях… Войдя в раж, Ниязов уже обещает не один
миллион, как заявлял ранее, а «всем источникам, которые к нам обратятся». Хотя
проведенная Минюстом проверка показала на счетах ИКЦ суммы, близкие к нулю.
«Пиаром на крови» назвал деятельность ИКЦ Ниязова астраханский муфтий Назымбек
Ильязов: «Меня возмущает, что правоохранительные органы не пресекают
деятельность таких самозванцев. У
него даже имя не настоящее
. А уж сколько партий он создавал – не
сосчитать. Ниязов – это чирей на теле России». И его ИКЦ состоит всего лишь из
одного человека – самого Ниязова». Ростовский муфтий Джафар Бикмаев, назвав
Ниязова «известным аферистом», подчеркнул, что его Исламский культурный центр
никакого отношения ни к религии, ни к культуре не имеет»
, – сообщает
информационное агентство «Новости Федерации»
.

«Мусульмане обвиняют Ниязова в желании сделать пиар на крови жертв
московских терактов. «Абдул-Вахед Ниязов уже давно поссорился не только с
религиозной, но и с самой простой человеческой моралью. Уже не первый раз
наблюдаем мы его неадекватные попытки сколотить политический капитал на чужой
крови. Суета Ниязова на мусульманском политическом поле сродни провокации,
способствует росту антиисламских настроений в обществе и вызывает все больше и
больше вопросов», – заявил муфтий Петербурга Джафар Пончаев. «От инициатив главы
ИКЦ страдает вся российская умма, а от его заявления в обществе возникает
ощущение запланированности события, что бросает тень на мусульман. Если бы он
на самом деле обладал возможностями выявлять связи террористов-смертников, то
не занимался бы самопиаром. Если бы он хотел совершить благое дело, то
использовал бы этот миллион, чтобы помочь раненым и поддержать осиротевших
родственников погибших, среди которых были и мусульмане», – считает полпред
Координационного центра мусульман Северного Кавказа в Москве Шафиг Пшихачев»
, – сообщает
«Интерфакс»
.

 

Торговец голосами «20 млн. мусульман»

Для того, чтобы «торговля» шла успешнее, надо, конечно, привести
«надписи на упаковке» в подходящий вид. Кто, например, будет платить за
«умиротворение мусульман», если у мусульман и так всё спокойно и они ведут себя
даже более мирно, чем христиане (реже выходят на митинги, акции протеста и т.
д.)? И кто будет покупать товар с надписью «голоса 2 млн. мусульман» на
выборах, когда проходной барьер составляет 4-5 млн. голосов (5-7%)? Ответ для
Ниязова прост: значит надо продавать «голоса 20 млн. мусульман» – кто там
знает, сколько их на самом деле? Впрочем, социологи знают.

По данным опросов Левада-центра, доля
исповедующих ислам во взрослом населении России и в 1996 году, и в двух опросах
2007 года составляла 3%, по данным ВЦИОМ и в 2001, и в 2010 годах – 5% россиян, по данным фонда
«Общественное мнение» (ФОМ) доля приверженцев ислама и в 1997 году, и в апреле
и декабре 2008 года – 6%, по данным РОМИР
(который тогда возглавляла ны не отделившаяся Елена Башкирова) и в 2002, и в 2003
годах
– 2-2,5%.

Как видим, опросы всех социологических организаций показывают долю мусульман
от 2% до 6%, то есть от 2 до 6 млн. избирателей (а вовсе никакие не 20 млн.!).

Такой «развод лохов» работал, когда Ниязов поддерживал самую
провластную партию, у которой в руках был административный ресурс и которая
наиболее массовые фальсификации в свою пользу организовывала именно в
национальных республиках, благодаря чему Ниязов объяснял завышенные результаты
партии власти в мусульманских регионах тем, что «20 млн. мусульман
проголосовали по призыву ИКЦ» и «благодаря огромной работе, проведенной ИКЦ» во
главе с самим же Ниязовым. Так было, когда Ниязов в 1995 году заявлял о
поддержке объединения «Наш дом – Россия» Черномырдина, в 1996 году – Ельцина, в
1999 году – блока «Единство», в 2000 году – Путина…

Но вот стоило только Абдул-Вахеду пойти на выборы под флагом не партии
власти, а любой другой партии, как эти его «20 млн. избирателей-мусульман»
вдруг куда-то испарились. В 2003 году Ниязов создал блок «Великая Россия –
Евразийский Союз» во главе с Павлом Бородиным (Абдул-Вахед был в списке под №4
– первым после предвыборной тройки). Блок этот не то, что не получил 20 млн.
голосов, а не набрал и 1 миллиона: результат блока, официальным основателем которого был
Абдул-Вахед Ниязов, составил лишь 170 тысяч голосов или 0,28%
, что
дало ниязовскому блоку возможность занять лишь 16 место из 23 партий и блоков.
То есть Черномырдину, Ельцину, Шойгу или Путину наш Абдул-Вахед голоса «20 млн.
мусульман» может принести запросто, а вот себе самому – ни капельки не смог!

 

Ниязов внёс раскол даже предвыборный блок Семигина

Еще интереснее «карта легла» на выборах-2007: Ниязов стал №1 по
татарстанскому списку семигинских «Патриотов России», а заодно убеждал Семигина
провозгласить его детище «партией 20 млн. мусульман», что тот и сделал.
Абдул-Вахед организовал Семигину встречу со «своим муфтием» – Равилем
Гайнутдином. Поверив Абдул-Вахеду, Семигин повторил ниязовско-гайнутдиновские
заклинания: «Многоуважаемый шейх Равиль Гайнутдин… У нас в стране больше
20 миллионов мусульман, и наша партия является интернациональной. У нас
прекрасные взаимоотношения с Советом муфтиев, в котором увидели, что мы не
националисты и не отрицаем мусульманство… Партия «Патриоты России», идущая на
выборы в Госдуму, своей программой ведет за собой и 20 миллионов мусульман. Нам
чужды идеи национал-патриотов и лозунг «Россия для русских». За ним – тупик,
конфликт, развал страны, потеря суверенитета и обострение отношений со всем
остальным миром. Поэтому мы не просто настроены на сотрудничество, а давно
работаем в регионах, где живут мусульмане. Мы выступали против националистов.
Нам и дальше по пути с мусульманами»
, – заявил Семигин в собственной «Родной газете» с
подачи Ниязова.

Единственное, что принесли подобные заявления – раскол в предвыборном
списке самих «Патриотов России», половину наиболее крупных («проходных»)
региональных групп списка которых возглавляли представители партии «Великая
Россия» Андрея Савельева (лидер крыла русских националистов в бывшей «Родине»
Дмитрия Рогозина). «Великая Россия» имела реальные региональные отделения и
тысячи реальных активистов в отличие от существующих только на бумаге
«Патриотов».

Активность Ниязова по превращению партии Семигина в «партию мусульман,
выступающую против русских националистов» привела к заявлению
лидера «Великой России» Андрея Савельева
(возглавлявшего
подмосковный список «Патриотов»): «Русский! Не ходи на выборы! Сегодня
выбирают во власть только твоих врагов! Во всю избирательную кампанию «Патриоты
России» не проявили ничего русского. Заключенная «Великой Россией» с Семигиным
коалиция фактически не была реализована. Мы не приняли участия в дебатах и
планировании кампании. Эта кампания была совершенно бездарна. Все наши
предложения были приняты поначалу и ни одно не реализовано. Ряд наших людей
втихую сняли из списков… В целом никакой командной работы на выборах не
было».

А как же «20 млн. мусульман», обещанных Семигину Ниязовым в обмен на
спускание на тормозах коалиции с «Великой Россией» Савельева? В итоге всего
этого «Патриоты России» получили на выборах лишь 615 тысяч голосов или 0,89% (9 место из 11
участников). Причем из 7 регионов РФ (не считая упраздненный Агинский округ) с
наименьшими результатами «Патриотов» 6 регионов – мусульманские: «Патриоты»
получили по 0,04% в Чечне и Ингушетии, 0,11% в Кабардино-Балкарии, 0,16% в
Дагестане, 0,32% в Татарстане (где региональную группу «Патриотов» возглавлял
Ниязов!) и 0,36% в Башкортостане.

Из 615 тысяч голосов «Патриотов» лишь 21,6 тысячи были получены в 7
республиках с преобладанием мусульманского населения… То есть вместо
«20 млн. мусульман» в лучшем случае получилось 20 тысяч
!

Миф Ниязова-Гайнутдина о «20 млн. мусульман», послушно голосующих по их
(«мусульманских лидеров») указке, лопнул, как мыльный пузырь. Зато Ниязов,
поссоривший между собой всех лидеров российских мусульман
, смог
внести зёрна раскола даже в небольшой блок Семигина.

 

«Друг» Ельцина, Путина и Медведева

После такого провала Ниязову торговать «голосами» «20 млн. мусульман»
будет тяжеловато. А ведь когда-то их удавалось «толкнуть по сходной цене»: до
сих пор сохранилась смета штаба Ельцина на 17.05.1996, где есть
примечательная графа: «Союз
мусульман России. Исламский культурный центр (Ниязов). 650 млн. р. Утверждено»
. Для сравнения: Христианско-демократическому союзу,
согласно той же смете, удалось получить лишь 20 млн. рублей.

Что же касается провала «партии 20 млн. мусульман» «Патриоты России» на
выборах-2007, то даже ссылка на фальсификации в мусульманских республиках вряд
ли «отмажут» Абдул-Вахеда от вины в полном поражении: Ниязов-то ведь
рассказывает всем и каждому не только о своём влиянии на мусульманский
электорат, но и в еще большей степени о своей
близкой дружбе с главами мусульманских республик, которых Ниязов еще в 1994
году возил на хадж в Мекку
.

Да что там главы мусульманских республик! Ниязов регулярно намекает на
то, что он является личным «другом» всех российских президентов от Бориса
Ельцина до Дмитрия Медведева.

«Абдул-Вахед Ниязов любит пускать пыль в глаза. Во время визита в
Саудовскую Аравию в октябре 1993 года (во время событий у Белого дома) Ниязов
просил перевести принимавшим его чиновникам, что общался с Ельциным по телефону
и получил от него сообщение о провале путча. Переводчик, отказавшийся это
переводить, после поездки был уволен»
(см.: Рауф Басыров, «Россия: исламский пейзаж после выборов»,
«Профиль», №4, 1996 год).

Став депутатом от путинского «Единства» в январе 2000 года, Ниязов стал
рассказывать во время поездок в богатые нефтяные мусульманские страны о том,
что он чуть ли не спецпредставитель Путина по мусульманским делам,
«доказательством» чему и служит его присутствие в «Единстве». Этим возмущался
даже Борис Грызлов на заседании фракции «Единство», посвященном «добровольно-принудительному»
выводу Ниязова из состава фракции. «Принять к сведению информацию
Руководителя фракции Грызлова Б. В. о ситуации, сложившейся в связи с
деятельностью депутата Ниязова А. В. по использованию авторитета партии и
фракции «Единство» для достижения личных политических и коммерческих целей, в
том числе для обеспечения финансирования возглавляемого им движения «Рефах» со
стороны религиозных организаций стран арабского мира»
, – дословно сказано
в официальном протоколе заседания фракции «Единство» от 20 марта 2001 года.
 Не
менее активно Ниязов примазывался и к Шойгу, однако Сергей Кужегетович отнёс
Ниязова к числу «псевдопопутчиков, дорожных проституток, примазавшихся к
«Единству»»
.

А после избрания президентом России Дмитрия Медведева Ниязов придумал
новый «прибамбас»: теперь Абдул-Вахед всем рассказывает, что «резиденция
моего Исламского культурного центра находится рядом с домом, где живет Дмитрий
Медведев»
… Правда, и сейчас власти не оценили этого подхалимажа: на днях Арбитражный суд постановил снести здание ИКЦ Ниязова в
Москве
.

 

Реальные мусульмане намного терпимее и миролюбивее, чем виртуальные
«мусульмане» в заявлениях клоунов-«лидеров»

Ситуация, когда Ниязов и Гайнутдин вместо обещанных «20 млн. мусульман»
могут «обеспечить» лишь 20 тысяч мусульманских голосов – совершенно
закономерна, если обратить внимание на то, насколько заявления этих «лидеров
мусульман» отличаются от реальных настроений самих мусульман.

Социологические исследования показывают, что российские мусульмане
часто даже более миролюбивы и терпимы, чем православные. В опросе
ВЦИОМ ноября 2006 года
заявили, что «готовы защищать свою веру с оружием в
руках, если к этому призовут наши духовные лидеры» 17,3% православных и только
13,4% мусульман; «готовы защищать свою веру с оружием в руках, если будут
оскорблены наша вера и религиозные святыни» (опрос проводился в связи со
скандалами с «карикатурами на пророка Мухаммада») 20,1% православных и только
16,7% мусульман.

А опрос
ВЦИОМ апреля 2005 года
показал также, что готовы принимать участие в акциях
протеста 30,4% православных и лишь 28,4% мусульман.

Мусульмане, несмотря на более низкий уровень образования, чем у
православных и особенно неверующих, по многим вопросам проявляют меньшую
степень отсталости и мракобесия, чем православные и даже неверующие (!). По
данным опроса
ВЦИОМ в апреле 2006 года
, против запрета дарвинизма выступают 69%
православных, 72% неверующих и 73% мусульман; против запрета клонирования – по
21% православных и неверующих и 32% мусульман; против запрета трансплантации
органов – 34% православных, 36% неверующих и 39% мусульман…

Мусульмане также проявляют очень высокую степень веротерпимости и даже
сильные симпатии к православным и православию. Опрос Института социологии РАН в 1999 году в Татарстане
показал, что здесь к православию положительно относятся 98% русских
(отрицательно – 1%) и 92% татар (отрицательно – 2%). Также и отношение к
русским у 96% татар положительное, у 1% – отрицательное. В Дагестане во время
опроса ИСПИ РАН в 1997 году 81% жителей ответили, что не испытывают неприязни
ни к каким национальностям и только 11% — испытывают, причем из них только 1% –
к русским и по 1-2% к аварцам, даргинцам, лакцам и чеченцам (см.: Гусейнова Н.
А. Социальная ситуация и межнациональные отношения в Дагестане. РИЦ ИСПИ РАН,
Москва, 1998 г., стр. 53).

Таким же низким остается уровень православофобии и по сей день: по
данным ФОМ, и в 2003-2006 годах «одной из наиболее чуждых
религий» православие называли лишь 1-2% россиян (из них подавляющее большинство
– неверующие и лишь небольшая часть – мусульмане).

Российские мусульмане являются и более лояльными к власти гражданами,
чем большинство россиян. По данным ВЦИОМ, и в январе 2010 года, и в октябре, апреле, марте и январе 2009 года среди сторонников Путина
мусульмане составляли 6-8%, среди противников – только 2-4%. И это несмотря на
то, что в опросах ВЦИОМ 2009-2010 годов доля мусульман среди самых бедных
россиян достигает 15-39%, а среди самых богатых – лишь 2-5%, мусульмане же
составляют 10-22% российских безработных и 9-16% «занятых домашним хозяйством
или находящихся в отпуске».

Таковы настроения простых мусульман России, а вот «лидеры мусульман»,
вернее, политические клоуны, именующие себя «лидерами» – Ниязов, Аширов и Гайнутдин (с красным
дипломом закончивший актерское училище)
– заявляют диаметрально
противоположные вещи.

 

Торговец экстремизмом

Тот же Ниязов прославился в качестве торговца экстремизмом, когда
«лидер мусульман» сначала пугает власти, общество, да и самих мусульман
«громкими», «скандальными» и «страшными» заявлениями, а после того, как власти
«идут ему навстречу» (предоставляя посты и финансы), «мусульмане» снимают
«жесткие требования» и снова становятся «белыми и пушистыми». Такое поведение
больше напоминает вымогательство, чем торговлю – тем более что в данном случае
имеет место торговля воздухом, а не чем-то реальным.

В качестве примера «пугача», образа «грозных мусульман» можно привести
само название движения Ниязова. 16 января 1998 года Конституционный суд
Турции запретил партию «Рефах» за исламский экстремизм
, а в ноябре
1998 года именно это название – ставшее для всего мира экстремистским символом
– дает своему движению Ниязов! Мол, трепещите все, исламисты идут! Но если вы
включите этого «исламиста» в список путинского «Единства», то он уже готов
обеими руками поддержать Путина, построившего свою кампанию на призывах «мочить
террористов-исламистов в сортире»
, а также заявлениях
о том, что «если вы хотите уж стать исламским радикалом и готовы пойти даже
на то, чтобы сделать себе обрезание, то у нас есть специалисты и по этому
вопросу: я порекомендую им сделать эту операцию таким образом, чтобы у вас уже
больше ничего не выросло»
.

Тоже самое было и в 1995 году, когда поначалу
Ниязов и Нафигулла Аширов «пугали» развесивших уши журналистов
, что
стоит только отказать в регистрации Союзу мусульман Ниязова-Хачилаева, как это
вызовет массовое недовольство «20 млн. мусульман», «спровоцирует
обострение обстановки на Северном Кавказе»,
«волнения в мусульманских
республиках»
, «превращение Российской Федерации в большую Югославию»
и даже «третью мировую войну» (см.: Виктор Хамраев, «"Союз
мусульман" надеется отменить повторный отказ ЦИК в регистрации», газета
«Сегодня», 17.11.1995). После этого прошло буквально 20 дней и не только ни
один мусульманин не вышел на улицу с протестом (не говоря уже о третьей мировой
войне!), но и сами Ниязов с Хачилаевым и Ашировым призвали голосовать на
выборах… за самый провластный из 43 предвыборных объединений – «Наш дом –
Россия» Черномырдина!

Друзья Ниязова с криминальным прошлым (Нафигулла Аширов, Надиршах
Хачилаев, Гаджи Махачев и т.д.) в 1990-е годы прославились
антироссийскими высказываниями
. Старался не отставать от них и сам
Абдул-Вахед: в январе 1996 года он заявляет, что «антироссийские настроения
в Дагестане сейчас настолько сильны, что возможные
события в Дагестане затмят собой все происходящее в Чечне
»
и «лишь
переговоры с Дудаевым могут привести к миру в Чечне»
. А когда
раскачать ситуацию в Дагестане не удалось, Абдул-Вахед в июле 1996 года
принимается за Москву, где чеченские боевики устроили серию терактов:
вместо соболезнований жертвам терактов Ниязов заявил, что «осуждая
терроризм, необходимо осудить и терроризм в Чечне со стороны властных кругов
России»
(!) и даже пригрозил от имени Союза мусульман, что «пока
проблема Чечни не будет разрешена политическими методами, существует реальная
опасность терактов на всей территории России»
(!). Одновременно Ниязов
потребовал от властей не  указывать на чеченское происхождение терроризма,
иначе это будет «репрессиями со стороны властей столицы против лиц
кавказской национальности»
и «созданием государства северного
апартеида»
, что «может
привести лишь к ответной волне неприязни на Северном Кавказе по отношению к
русскоязычному населению»
(!!).

 

«Население Северного Кавказа 100%-но вооружено»

Еще более дикие вещи Ниязов наговорил на совместной пресс-конференции с
Ашировым в защиту известного дагестанского бандита
Надиршаха Хачилаева
(анонсировано было также участие Гайнутдина, но
тот передал, что находится «в больнице»), которая состоялось на следующий же
день после того, как боевики Хачилаева расстреляли в Дагестане 5 милиционеров и
захватили здание Госсовета Дагестана в Махачкале, сбросив с него флаги России и
Дагестана и водрузив вместо этого «зеленое знамя ислама»
… Тогда
Ниязов заявил, что это якобы «федеральные власти России подыгрывают этим
тенденциям и заявлениям
Басаева и Удугова, которых мы уважаем
народ Дагестана, Ингушетии и Карачаево-Черкесии вот просто подталкивают создать
горскую исламскую конфедерацию вне России и даже в контр России
» и в то же
время Абдул-Вахед признает, что представители Союза мусульман Ниязова-Хачилаева
«участвовали в подготовке и проведении Конгресса народов Чечни и Дагестана»
,
целью которого Басаев объявил объединение Дагестана и Чечни в единое исламское
государство. Не менее запредельными были и следующие заявления Абдул-Вахеда: «Те,
кто хотя бы раз был в Дагестане и вообще на Кавказе нынешнем, будь то
Ставропольский край или любая из северокавказских республик, наверное, ни для
кого не секрет, что
сегодня 100%-но мужское население Северного
Кавказа вооружено
. И говорить о том, откуда взялось 3-5 тысяч
вооруженных людей
(у Хачилаева) – это или дилетантские заявления или
двойные стандарты. Потому что на сегодняшний день
и население
Дагестана, и население всего Северного Кавказа — они 100%-но вооружены
».
Вслед за Ниязовым Нафигулла Аширов дорисовал картину до полного завершения: «Это
заблуждение, когда мусульман делят на ваххабитов, каких-то неваххабитов…
мусульмане никогда не делились и не делятся ни на каких не на ваххабитов, не на
других каких-то… Это просто попытка отделить наиболее активную часть
мусульман от наименее активной части, прилепив ярлык ваххабизма»
(см.:
«Пресс-конференция руководителей мусульманской общины в России в связи с
последними событиями в Дагестане», Federal News Service, 22.05.1998).

Итак, подытожим: все мусульмане Кавказа на 100% вооружены и при этом
все мусульмане едины с ваххабитами в своих взглядах и только из-за своей
неактивности еще не все встали под ваххабитские знамена… Единственным
логическим завершением подобных заявлений может быть то, что все эти 100%-но
вооруженные и единогласно солидарные с ваххабитами «20 млн. мусульман» скоро
всё-таки проявят активность, организуются и, наконец, пойдут войной на эту
Россию и всю «западную псевдоцивилизацию, которая прогнила изнутри»
(фраза из лексикона Ниязова-Аширова).

А в ноябре 2001 года Ниязов заявил, что «59% россиян поддерживают бен Ладена» (!).
Те, кто услышали эти слова Абдул-Вахеда, должны были подумать: «это все эти
мусульмане поддерживают бен Ладена, а хотят приписать свои взгляды всей
России»…
.

Ниязов далеко не глупый человек, чтобы не осознавать какое воздействие
возымеют его слова на общественность. Если все мужчины Северного Кавказа
100%-но вооружены, то этот регион – рассадник бандитов. Вот простой и
единственно логичный вывод из его слов!

Но все опрошенные мною кавказцы в один голос говорят: утверждение
Абдул-Вахеда Ниязова, что 100% мужчин Северного Кавказа вооружены – ложь и
клевета, не имеющая к реальности ни малейшего отношения! Кавказцы говорят, что
реально вооружены считанные проценты – 1-2%, может 3-5%, но никак не больше! И
делают вывод: этот Ниязов – дилетант, который, по-видимому, никогда не был на
Северном Кавказе! Но мы-то с вами знаем, что Ниязов отнюдь не дилетант, и на
Кавказе он бывал не раз и не два… Тогда зачем же он так бессовестно врёт? Ответ
прост: ему в тот момент надо было оправдать своего друга и спонсора бандита
Хачилаева. Но можно ли отмазывать друга-бандита ценой клеветы и очернения всех
мусульман и всех кавказцев, тем более что ты сам представляешься «лидером
мусульман»?

И как можно винить немусульман в том, что в их головах растет градус
исламофобии, когда «лидер мусульман», «официальный представитель Ислама»
публично «признается», что все мусульмане вооружены и «это нормально»?!

 

Друг-бандит из Карачаево-Черкесии, превращавший её в новую Чечню

На пресс-конференции в защиту Хачилаева Ниязов поведал о «заявлениях
Басаева и Удугова, которых мы уважаем» объединить
«
народ Дагестана, Ингушетии и
Карачаево-Черкесии
в горскую исламскую конфедерацию вне России и в контр России
», а Аширов рассказал
о том, что «такая же ситуация, как в Дагестане, может повториться и в
Карачаево-Черкесии
».

То есть из Карачаево-Черкесской республики (КЧР) уже запланировали
сделать вторую Чечню. Дело в том, что в Карачаево-Черкессии и
Кабардино-Балкарии сохраняется негласное историческое противостояние адыгов
(так называют себя черкесы и кабардинцы) и карачаево-балкарцев. Хрупкое равновесие поддерживается тем, что во главе
КЧР (где карачаевцы составляют 39%, черкесы – 11%) по неписанным
договоренностям должен быть карачаевец, а во главе КБР (55% – кабардинцы, 12% –
балкарцы) – кабардинец. И именно в 1998 году возникла серьезная опасность того,
что эти соблюдавшиеся много десятилетий межнациональные договоренности будут
разрушены – как раз тогда президентом Карачаево-Черкесии решил стать черкес
Станислав Дерев, только что (в октябре 1997 года) избравшийся мэром столицы
КЧР. «Многие карачаевцы боятся, что с победой
Дерева в республике начнется гражданская война: "Дерев и компания
вынашивают планы создания Великой Черкесии и выхода из России". Газета
"Экспресс-почта" муссировала историю о наглости мэра, который будто
бы заявил: "Пока карачаевские бараны дерутся, я буду окучивать русских
свиней". Если мэр победит на выборах, карачаевцы собираются выходить из
состава республики и готовы защищать себя с оружием в руках»
, – писал тогда журнал «Коммерсант-Власть».

Именно поэтому Ниязов тогда и заинтересовался
Карачаево-Черкесией, тем более что еще года с 1995-го у него был тут близкий друг – как
и полагается для настоящего друга Абдул-Вахеда, бандит с судимостью по
уголовной статье – всё тот же Станислав Дерев. Родившись в 1947 году, Дерев 24
января 1980 года осужден Карачаево-Черкесским облсудом по ст. 95 УК РСФСР
(вымогательство госимущества – требование передачи госимущества под угрозой
насилия над лицом). «Вместе с группой боевиков Дерев "выбивал
бабки" у одного предпринимателя, которого потом убили. Станиславу
Эдиковичу повезло – он всего лишь таскал жертву за ворот и угрожал ей, а при
совершении убийства не присутствовал»
, – писал обозреватель
«Российской газеты» Евгений Арсюхин
. Как и остальным
друзьям Ниязова из числа уголовников
, Дереву удалось отделаться
намного более коротким тюремным сроком, чем он заслуживал: он отсидел всего 5
месяцев. «На вопрос, откуда у Дерева столько денег на предвыборную
кампанию, карачаевцы усмехаются: "Будешь с согласия ‘дедушки’ 10 лет
разбавлять водку водой, у тебя столько же будет!" Дерев в 1980 году
проходил по громкому "спиртовому" делу. Группировка Вячеслава
Михайлова промышляла хищением спирта и производством самопальной водки. Сам
Михайлов исчез из республики после того, как заведующий соковым цехом в
Эркен-Шахаре Анатолий Павлов, отказавшийся выдать сообщникам крупную сумму, был
забит до смерти. Дерев получил тогда 5 месяцев, а в народе уверены, что фирма
"Меркурий" выросла из доставшихся ему в наследство от Михайлова
подпольных цехов»
, – дополняет картину журнал
«Коммерсант-Власть»
. С 1986 года Дерев занялся легальной
коммерческой деятельностью – открыл первое в Черкесске кооперативное кафе,
занимался оптовой торговлей, создал кооператив «Меркурий», производящий минводы
и водку
(самая подходящая сфера бизнеса для истинного мусульманина!), в 2000 году он
запустил швейное производство, а с 2003 года – производство иномарок из китайских деталей на первом частном автозаводе
России Derways (Der – это Дерев, ways – дороги)
.

В январе 1998 года на
Дерева снова завели уголовное дело – об отгрузке водки без акцизных марок и
неуплате налогов
, однако он тут же попытался превратить дело в
«политическое», заявив, что будет баллотироваться в президенты КЧР.
Криминальные истории вокруг Станислава Дерева не закончились даже после его
смерти от инфаркта в 2006 году: уже
на третий день после смерти к его жене пришли его братья с требованием о
передаче прав учредителя фирмы «Меркурий» Хаджи-Мурату Дереву
, вдова
Светлана Юсуфовна вынуждена была уехать за пределы республики, но не обрела
спокойствия и там: «в беседе с женой своего покойного брата Хаджи-Мурат
Дерев недвусмысленно заявил о намерении отнять у Светланы и ее детей
«Меркурий», а ей самой отрубить голову
. Присутствовавшим при
встрече охранникам, брату Светланы и ее адвокату депутат парламента КЧР Х.-М.
Дерев также угрожал физической расправой, время от времени порываясь претворить
свои обещания в жизнь»
, – писала газета «Северный Кавказ» в годовщину смерти Дерева.

 

Дерев тоже пиарился на «спасении» убитых священников

Абдул-Вахеда многое объединяло с Деревым: Станислав
Эдикович тоже умудрился пропиариться на костях тех же убитых и покалеченных
чеченскими боевиками священников, что и Ниязов. «В 1996 году оплатил выкуп
из чеченского плена игумена Сергея Жигулина»,
на каждом углу
в 1999 году кричала агитация Дерева
. Это была самая бессовестная ложь, на
самом деле никакого выкупа не было, а был обмен: комендантом лагеря (где
находился Сергий Жигулин) был племянник президента Ичкерии Ахмед Дудаев,
который захотел обменять священника на захваченного российскими
спецслужбами начальника охраны Дудаева Мусу Идигова
(это предложение
одобрил и преемник Дудаева Зелимхан Яндарбиев). Этот самый обмен и состоялся 5
июля 1996 года. А все «православные награды», которыми в предвыборную кампанию
козырял Дерев, вручил ему известный своей продажностью митрополит Гедеон, в
2000 году также прославившийся агитацией в поддержку не самого
православного, но зато самого богатого кандидата – Станислава Ильясова, который
сразу после провала на выборах ставропольского губернатора
получил предложение от исламского муфтия Ахмада Кадырова возглавить
правительство Чечни
.

 

Кто сделал Бориса Березовского депутатом от Карачаево-Черкесии

Те же годы были периодом дружбы Абдул-Вахеда Ниязова с
Борисом Березовским. Их тогда многое связывало: в 1995 году Березовский был
главным спонсором «Нашего дома – Россия» Черномырдина, который перед выборами
поддержал Союз мусульман Ниязова, получив за это удостоверение помощника главы
фракции НДР и возможность бесплатно летать на авиалайнере «Газпрома». Ниязов в
1995-96 годах не вылезал из Чечни, к ней же было приковано и внимание Березовского.
Наконец, оба живо интересовались темой выкупа заложников из Чечни. Широко известно о
том, что Березовский в свое время наживался на выкупе людей, попавших в
плен к чеченским боевикам. Ниязов
в начале 1997 года от имени Союза мусульман России выдвигал Березовского на
соискание Нобелевской премии мира, в СМИ тех лет Абдул-Вахеда даже называли «одним
из учеников Березовского»
. Именно Абдул-Вахед включил в
программу объединительного заседания Совета муфтиев Гайнутдина и Высшего
координационного центра Аширова 23-25 ноября 1998 года встречу с Березовским и
Черномырдиным.

Близкие отношения тогда сложились у Ниязова и с Деревым: его «Меркурий»
финансировал своими водочными деньгами сначала Союз мусульман
Ниязова-Хачилаева, а потом и учредительный съезд Духовного управления мусульман
азиатской части России Ниязова-Аширова (вот уж действительно: водка – лучший
источник исламской духовности!).

В 1999 году Ниязов гордился тем, что «это я познакомил Березовского
со Станиславом Деревым, после чего Борис Абрамович и выдвинулся в депутаты
Госдумы от Карачаево-Черкесии»
. Фактически это была идея Ниязова, а
Березовский в свою очередь помог ниязовскому движению «Рефах» войти в
кремлевский блок «Единство» и стать депутатом Госдумы (как известно, в создании
этого блока принимал участие Березовский, а предвыборный список «Единства»
составлял его правая рука Игорь Шабдурасулов). По версии «Евразия.орг», сотрудничество Ниязова и Березовского продолжалось даже
после опалы последнего
.

Березовский присматривался к Карачаево-Черкессии с теми же намерениями,
что и к Чечне, и они бы стали реальностью, если бы Дерев стал главой КЧР и спровоцировал
гражданскую войну в мирной республике. Это был бы новый источник, из которого
можно было бы качать деньги. Участие Ниязова во всех этих странных знакомствах
и ситуациях наводит на мысли, что и он был бы при деле. Надо признать, что
гражданская война в КЧР тогда почти началась: Дерев
в своих выступлениях перед митингующими заявлял, что «нам с карачаевцами не
жить»
, и обещал, что если генерал-карачаевец Владимир Семенов рискнёт
войти в Дом правительства КЧР, то «он попадет в ад»
. 21
сентября 1999 года в Черкесске были сделаны три выстрела в помощника
избранного в мае 1999 года президентом КЧР Семенова Юрия Антонова
: «Мне
повезло. Если бы не нагнулся за сигареткой, пуля попала бы мне в затылок»
.
Дерев даже массово раздавал своим боевикам милицейскую
форму
, чтобы им легче было одолеть настоящую милицию, охранявшую
резиденцию Семенова. Но самое поразительное, что даже после сложения
Березовским депутатских полномочий, подконтрольная Дереву организация «Адыге Хасе» вновь выдвинула Бориса Березовского
в депутаты по тому же округу
. А в 2003 году, когда черкес Дерев
решил взять «карачаевскую республику» под контроль уже руками «своего
карачаевца» Мустафы Батдыева, Абдул-Вахед
Ниязов вместе с Деревым заявили о поддержке Батдыева
. А братья
Деревы продолжают мутить воду в КЧР и по сей день: так, Вячеслав Дерев в 2009
году четырежды пытался избраться сенатором от КЧР и теперь Деревы плетут
интриги, заказывают акции протеста и черный пиар уже против президента КЧР
Бориса Эбзеева. На днях в КЧР даже убит советник Эбзеева черкес Фраль Шебзухов,
который должен был стать премьер-министром, примирившем черкесов с
карачаевцами…

Не менее интересно и то, что среди друзей Ниязова были и карачаевские
экстремисты, готовые помочь в разжигании межнационального конфликта и с
карачаевской стороны – это ваххабитский боевик Мухаммад Биджи, урожденный
Магомед Абдуллаевич Биджиев, сменивший в 1990 году ФИО по паспорту на Мухаммад
Адуллахны-джашы Биджи-улу, а в конце 2000-х годов – на Мухаммад Абдуллаевич
Биджи. В конце 1991 года он провозглашал себя «имамом Карачая», потом называл
себя «муфтием Карачая», но на деле никаким имамом и тем более муфтием никогда
не был, а был изгнан из Карачаево-Черкесии за проповедь экстремизма и
ваххабизма собственными же единоплеменниками карачаевцам еще в начале 1993
года. Затем находился в Чечне, где получил статус «названного брата Джохара
Дудаева», а потом и заместителя международного террориста Зелимхана Яндарбиева,
в конце 1990-х нашел приют в Москве у Ниязова, рекомендовавшего его муфтию
Равилю Гайнутдину. Последний в 2004 году сделал Биджиева своим официальным
заммуфтия, после чего «Мухаммад Карачай» (так он внаглую стал именовать себя по
имени своего народа, изгнавшего и осудившего его) стал еще активнее призывать уже московских мусульман «стать шахидами», о чём с гордостью рассказывают
сами друзья Биджиева, считающие, что «пожелание мне смерти шахида – это одно из лучших пожеланий, которое может быть для
мусульманина
»
. Когда Ниязов в 2008 году поругался со своей
правой рукой Дамиром Серажетдиновым, пост президента в учрежденном Ниязовым «международном
Мусульманском Миротворческом Центре» Абдул-Вахед отобрал у Серажетдинова и передал Мухаммаду Биджи. Что ж,
«миротворческий» центр – самое место для призывов «стать шахидами»…

Как видим, у опытных махинаторов Березовского и Ниязова было кого
«дергать за ниточки» (и с черкесской, и с карачаевской стороны), чтобы при
случае разжечь «новую Чечню», устроив в ней свой очередной «бизнес»…

 

Бизнес на исламе

Считается, что каждый мусульманин обязан хоть раз в жизни совершить
хадж (паломничество в Мекку). Именно с целью организации хаджа в 1991 году
Абдул-Вахед Ниязов и создал свой ИКЦ (Исламский культурный центр), который
занимался продажей путевок. По данным тогда
еще координатора ИКЦ Москвы Абдул-Вахеда Ниязова
, в 1991 году хадж
совершили 4475 советских мусульман (почти в 3 раза больше, чем в 1990 году, до
которого ежегодно паломничество совершало не более 30 человек). Причем, по
словам Ниязова, стоимость путевки в хадж в 1990 году составляла 5-6 тысяч
рублей (среднемесячная зарплата весной 1990 года была около 300 рублей), 
а в 1991 году выросла до 25-36 тысяч рублей (при средней зарплате весной 1991
года – около 500 рублей)!

После умножения стоимости на количество паломников становится понятно,
какие возможности для заработка тогда открылись, учитывая, что король
Саудовской Аравии часть путевок предоставлял исламским организациям бесплатно
(чтобы у них возникло желание потом повторить поездку за деньги либо рассказать
знакомым, сагитировав тем самым поехать за деньги их).

В связи с торговлей этими бесплатными путевками крупный скандал
разгорелся в 1998 году, когда главным обвиняемым стал ИКЦ Ниязова: «Получая
бесплатное приглашение, мусульманин жертвовал в пользу того или иного центра
100-200 долларов, зная, что иначе его расходы были бы в 10 раз больше»
.
(см.: Елена Супонина, «Взятка за паломничество. Бесплатное приглашение в Мекку
стоит 200 долларов», газета «Время», №48, 23.03.1999).

4 июля 1998 года послы 19 арабских государств, собравшись на совместное
заседание в Москве, приняли общее заявление: «Председатель объединенной
миссии высказал свои соображения относительно личности главы ИКЦ Абдул-Вахеда
Ниязова, а также относительно его порой провокационной деятельности, которая
вызывает опасение еще и в связи с тем, что осуществляется в то время, когда
политическое руководство России, Узбекистана и некоторых других республик
пытается обвинить ваххабизм в экстремизме и подстрекательстве к сепаратизму.
При подготовке последнего мероприятия, проведенного ИКЦ, в число его участников
без предварительной договоренности и согласования с посольствами арабских
государств, Ниязовым были внесены имена министров, ответственных государственных
деятелей и арабских послов. Как выяснилось из разговора с господином Р.
Абдулатиповым, его фамилия была также внесена в список участников без его
предварительного согласия. Привлечение послов арабских государств было
необходимо Ниязову для придания большей значимости проводимому мероприятию…
За Ниязовым числятся и другие неблаговидные поступки, такие, как попытка
создания альтернативного духовного управления мусульман Сибири. Насильно
отстраняя уже признанного муфтия, он создает прецедент раскола и раздора в
рядах мусульман»
(см.: Юрий Бубнов, «Раскол под разговоры о консолидации»,
«Тюменский Известия», №32, 20.02.1999).

По теме
10.09.2021
Большая часть избирателей не появится на избирательных участках.
08.09.2021
На протяжении долгого времени выборы становятся все менее интересными.
01.09.2021
Антипремия «Бандерлоги культуры» поможет сдержать проекты, которые травмируют городскую идентичность.
20.08.2021
Очередной глава ЕЦМЗ вынужден уйти после того как выписал себе незаконную премию.