16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
24 Сентября 2009 года
297 просмотров

Антивласть

Знаете ли вы, что мы с сегодняшнего дня живем без коррупции?

22 августа, ровно месяц назад, глава МВД Рашид Нургалиев потребовал
покончить с коррупцией в течение месяца. Если приказ не выполнен, то Рашид
Гумарович как честный мент должен застрелиться от стыда. Но Рашид Гумарович
жив, здоров и играет по три дня в неделю в футбол, и, стало быть, приказ
выполнен.

Вообще очень интересно посмотреть, что может наша власть – и что не может.

Власть может уволить главу МВД Ингушетии Мейриева, после того как террорист-смертник
взорвал Назрановское РУВД.

Власть может завести уголовное дело против Афанасьева, написавшего в своем
блоге в момент катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, что под водой в карманах
могли остаться живые люди.

Власть может закрыть Черкизовский рынок.

Власть может заставить поменять вывеску у шашлычной «Антисоветская».

Власть может устроить обыск у профессора, позволившей себе покритиковать
декана, являющегося знакомым Медведева.

Власть может поменять военную и милицейскую форму.

Власть не может предотвратить теракты на Кавказе или заставить ингушских
ментов работать. На следующий день после теракта мои знакомые ехали через
Ингушетию и наблюдали все то же: блокпост, который можно проехать за 100
рублей. Даже ежедневные убийства их коллег не отвращают ингушских ментов от 100
рублей. Кстати, и главу МВД Мейриева уволили, как говорят, потому что Путин был
в редкой ярости после теракта. Особенно его якобы возмутил Нургалиев, который
после такого теракта должен был не вылезать с Кавказа, а вместо этого продолжал
играть в Москве в футбол.

После этого Нургалиев на Кавказ, конечно, не поехал, однако разразился рядом
громких заявлений, как-то: предупредил ментов о терактах на 1 сентября и
приказал в месячный срок покончить с коррупцией.

Власть не может назвать причины катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, потому
что этими причинами являются разбалансировка турбины, вызванная технической
отсталостью путинской России, и клановая принадлежность компании «Русгидро»,
курируемой силовиками. Алчность и наглость руководства компании были так
велики, что турбину эксплуатировали, несмотря на усиливающуюся вибрацию.
Картина катастрофы поминутно и со всеми причинами уже изложена на технических
сайтах в интернете, а власть мычит и периодически делает громкие заявления. Так
недавно Путин снова строжайше потребовал «назвать виновников, невзирая на
лица».

Перед закрытием Черкизовского рынка нам заявили, что там арестовано
некачественного товара на 2 млрд. долларов. Теперь рынок закрыт и пуст. А куда
же делся товар на 2 млрд. долларов? Ответ – он был продан теми, кто его
арестовал. Нам это фактически заявили публично.

Этот товар на 2 млрд. дол. был, таким образом, украден у сотни тысяч
китайцев, которые вовсе не были крупными предпринимателями. Наоборот – многие
скопили деньги на этот товар тяжелейшим личным трудом, работая в течение 5-7
лет на сборочных производствах на положении рабов.

Это обычный китайский метод получения первоначального капитала: парень из
деревни становится на конвейер, где в течение пяти лет делает одно-единственное
движение. Он спит при заводе, ест при заводе, живет при заводе и через пять лет
снимает со своего счета 5 тыс. долларов, берет в долг другие 5 тыс. и открывает
собственное дело – например, возит товар в Россию.

Эти люди не знали, что они возят контрабанду. При попытке растаможить товар
самостоятельно их арестовывали, и они знали, что товар в Россию возят так: его
сначала сдают уполномоченной русскими фирме, а потом получают в Москве.

К долгам в Китае относятся по-другому, чем в России или Америке. Эти люди не
могут не отдать долг. Они могут либо отдать его, либо покончить с собой. В
Китае не совсем понимают, почему выяснение отношений силовиков между собой
должно сопровождаться ограблением сотен тысяч китайцев на общую сумму в два
миллиарда долларов. Это непонимание просочилось – в весьма резкой форме – на
страницы официальной китайской прессы, контролируемой государством.

Это я к тому, что Путин может приказать покончить с бизнесом Тельмана
Исмаилова, но Путин не в состоянии запретить своим друзьям и подчиненным своих
друзей, и подчиненным подчиненных своих друзей ограбить бедных, очень бедных
китайских торговцев на два миллиарда долларов. Даже если Путин понимает, что
это чревато серьезными осложнениями в отношениях с Китаем. Он просто не может
остановить воров, как не может удержать голыми руками крышку агрегата
Саяно-Шушенской ГЭС, срываемого мощным потоком воды.

Так что же может, а что же не может власть? Власть – в лице московского
префекта Олега Митволя – может снять вывеску с шашлычной «Антисоветская», но
она не может покончить ни с пробками, ни с чудовищной коррупцией в Москве. По
правде говоря, она даже не может снять мэра Москвы, потому что они в Кремле все
передерутся за это место.

Власть – в лице президента Медведева – может приказать правительству
рассмотреть идею блоггера Калашникова, предлагающего построить в России
«биоагроэнергополис» на чистых русских технологиях, но она не в силах
организовать производство ничего, кроме нефти и газа. Мы не в силах собрать
«Булаву», отремонтировать «Адмирала Горшкова» и сбалансировать агрегаты СШ ГЭС.

Власть – в лице президента Медведева – может написать статью «Россия,
вперед!» или приказать устами Нургалиева покончить с коррупцией, но она не
может произвести ни одной реальной реформы, потому что единственное право, на
которое опирается путинское государство – это право чиновника совершать
преступления. Ограничить это право – неважно, путем ли системных увольнений или
путем реформы, уменьшающей полномочия того или иного чиновника – есть нарушение
правил игры.

Власть полностью утратила любые рычаги управления государством, если не
считать управлением процесс над Ходорковским, борьбу с шашлычной
«Антисоветская» и написание бессмысленных статей. Иначе говоря, власть может
только п@здеть и грабить. Ни то, ни другое не является процессом управления.

Оригинал этого материала
опубликован в Ежедневном Журнале.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.