16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
14 Ноября 2007 года
150 просмотров

Архаика

И не князя будить – динозавра

И.Бродский

Внешне совершенно обыденное, рутинное для современного государства событие: очередная смена главы исполнительной власти после истечения конституционного срока его правления, приобрело в нынешней России совершенно иное значение. Чем ближе подступает срок неизбежной передачи нынешним президентом своих полномочий преемнику, тем более истеричным и экзотичным становится поведение не только тех людей, чье личное благополучие непосредственно связано с личностью действующего президента, но и тех, кого по их социальному статусу, казалось бы, совершенно не затрагивает это событие. В обществе постоянно множатся различные сценарии того, как поведет себя нынешний президент, какую интригу он предложит обществу, чтобы при любых вариантах сохранить реальную власть в своих руках.  

Причем, чем ближе дата президентских выборов, тем больше крепнет иррациональная уверенность, что нынешний президент не только сохранит власть, но и что он просто обязан это сделать. Интересно, при этом отметить, что во всех рассматриваемых вариантах при внешне кажущейся активной роли президента, значение его личной воли на самом деле сведено к минимуму, в предлагаемых сценариях он выступает лишь как исполнитель предписанной ему обстоятельствами, интересами страны, корыстными мотивами элиты, волей народа и т.п. роли. При этом и предписываемые президенту сценарии, и  нарастающее эмоциональное напряжение в обществе, и речевые формулы, приобретающие характер ритуальных заклинаний, и ощущение слома естественного течения времени в момент, когда должен быть избран новый президент, – все это позволяет говорить об аномальном состоянии общественного сознания современного российского общества, о пробуждении в нем архаичных пластов.

Панический страх перед возможным уходом нынешнего президента свидетельствует о том, что он в сознании российского общества  выпал из мира современных политических отношений и приобрел статус древнего вождя, царя, на котором держится благополучие и стабильность социального мира и даже природы.  Это мироощущение прекрасно передал Гесиод, когда указал, что справедливость царя обеспечивает богатый урожай, обилие меда у пчел, густую шерсть у овец и то, что дети рождаются  внешне похожими на своих отцов. Так что те эксперты и аналитики, которые разрабатывают различные сценарии  сохранения действующего президента у власти  после истечения законного срока его полномочий и опираются при этом на чисто рациональные схемы, совершают серьезную ошибку. Дело в том, что нынешняя роль президента в социальном пространстве подчиняется законам мифологического пространства и любая умозрительная рациональная модель, в случае, если она при реализации вступит в противоречие с поведением, предписываемым мифом, неизбежно приведет к кризису с непредсказуемыми последствиями.

Наиболее часто к рассмотрению предлагается  вариант,  при котором действующий президент формально передав свой пост наследнику, сам по-прежнему останется фактическим руководителем страны в каком-либо ином качестве. Эта схема подкупает своей простой и самоочевидностью, но у нее есть всего один недостаток: она невыполнима. Критический момент этого варианта состоит в том, что нынешний президент лишь по форме является президентом, а в реальности он наделен обществом всеми основными атрибутами верховного правителя, вождя, царя. А вот сценария подобной передачи власти от старого царя новому с сохранением первым всех властных полномочий просто не существует. 

Конечно, такая умозрительная модель включает в себя в качестве обязательного компонента политика, который, будучи лично преданным действующему президенту, заранее согласится с тем, что он станет лишь формальным руководителем, при сохранении всех властных полномочий у бывшего президента. И это второй критический момент. Дело в том, что в ритуальном поведении, а отношения власти предельно ритуализированы, его участники в значительной степени утрачивают личностный регулятор своего поведения. В определенной степени можно утверждать, что в таких ситуациях не человек играет роль, а роль играет человека. Даже если какой-либо политик совершенно искренне пожелает честно оставить власть в руках своего предшественника, он просто не сможет выполнить своего обещания – логика властных отношений принудит его быть настоящим правителем, новым царем и избавиться от влияния предыдущего вождя.

Для архаичного сознания верховный правитель, оставляющий свой трон, символически умирает, почему и существовал в древности обряд ритуального убийства одряхлевшего или нарушившего какие-либо табу правителя. При этом прежний правитель передает свой дух, энергию, магические способности новому вождю, полностью утрачивая их сам.  Мало того, умерший правитель (реально или символически), переходя в иное состояние, как бы меняет свою сущность на противоположную и из защитника и покровителя своего народа, превращается в угрозу для него, что требует определенных ритуальных действий по защите от духа прежнего правителя, по изгнанию его из мира живых.

Конечно, на это можно вполне резонно возразить, что данный ритуал умерщвления старого правителя применялся к старому, немощному вождю, который уже стал не способен быть магическим защитником своего народа. Однако, в архаичной культуре данная ситуация носила достаточно амбивалентный характер. Как правило, передача властных и магических полномочий действительно передавалось от одряхлевшего вождя, но это не было идеалом, идеал состоял в такой передаче власти, когда силы вождя были полноценны, поскольку в этом случае новый вождь получал необходимые способности не ослабленными и угасшими, а находящимися в активном действенном состоянии. В нашем случае высокий уровень поддержки и веры в действующего президента на самом деле не ослабит позиции преемника, напротив, ослабляет передача власти именно от ослабевшего правителя – вспомним хотя бы, сколько времени понадобилось нынешнему президенту  для того, чтобы стать носителем всех атрибутов верховной власти после ее принятия из рук своего  ослабевшего предшественника.

Еще одним из обсуждаемых гипотетических вариантов является временный отказ от власти с последующим возвращением на свой пост действующего президента. Этот вариант выглядит более убедительным по сравнению с предыдущим. Дело в том, что он полностью вписывается в  архаичный ритуал периодической ритуальной замены на троне настоящего царя временным.  Существенно усиливает значимость именно такого варианта и то, что подобные символические замены на временного правителя происходили каждые 8 или 12 лет и в этот архаичный временной цикл вполне вписываются два четырехлетних  срока президента по российской конституции. Конечно, вариант не настоящей, а шутовской временной передачи власти «наследнику» с последующим возвращением наиболее близок архаичному сознанию, тем более, что в этом случае в политический процесс будет привнесен столь необходимый элемент карнавальности.

Однако этот ритуал требует строго соблюдения нескольких условий. И самым главным из них является то, что с самого начала все участники этого ритуала должны заранее знать, что это все делается понарошку, это просто вынужденный ритуал, чтобы сохранить на троне настоящего царя на следующий временной цикл. Лицо, выбираемое на роль временного царя, должно быть достаточно низкого социального статуса, по сравнению с представителями высшей элиты, оно обязательно должно иметь некоторые шутовские черты и по своим качествам быть полной противоположностью качествам настоящего властителя – то есть оно должно быть «перевернутым» царем. Кроме того, для подобного политического события должно быть создано особое мифическое пространство — своеобразная «страна дураков», где ничего серьезного настоящего просто не может быть. Несоблюдение этих условий, попытка поручить роль временного царя человеку, образ которого не несет в себе «низкости» и шутовства, чревато попыткой узурпации власти временным правителем. Тем более что архаичное сознание вполне принимает такой сценарий развития данного ритуала и в этом случае последующему осмеянию и развенчиванию подвергается уже сам бывший правитель.

Еще один вариант, находящийся в фокусе общественного внимания, состоит в том, что президент действительно покинет свой пост и реально передаст власть преемнику, а затем, спустя четыре года, вновь триумфально вернется к власти. При всей кажущейся сложности и экзотичности такого сценария, он, в действительности, соответствует определенным традициям архаичной культуры.  Дело в том, что в его основе лежит древнейший земледельческий культ умирания и возрождения к новой жизни, это ритуальная победа жизни над смертью и именно царь воплощает в себе жизнь.

Особенность данного сценария включает в себя три части: пребывание у власти, затем определенный промежуток особого времени, в котором правитель существует в особом пространстве, проходя ряд испытаний и превращений и, наконец, триумфальное возвращение обновленным и прекрасным. При этом следует иметь в виду, архаичное общественное сознание само, безо всякой помощи из вне,  сумеет наполнить пространство, в котором временно существует внешне как бы умерший правитель, таким смыслом и событиями, перед которыми померкнут любые фантазии самых креативных политтехнологов. При реализации такого варианта, промежуточный вождь, который царствует в промежуток между уходом и возвращением  старого обновленного вождя  аккумулирует в себе весь негативный потенциал, накопившийся в обществе, он наделяется чертами злого, неудачливого, бессильного царя,  от злых чар которого освобождает возвратившийся победоносный царь.

Конечно, уже появились и появятся еще и другие варианты будущего  для  ныне действующего президента, но уже сейчас несомненно, что любой из этих вариантов будет не продуктом новейших политических технологий, а наоборот, необходимым образом воспроизведет тот или иной тип пришедшего к нам из глубины веков архаичного ритуала.

По теме
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.