16+
Аналитика
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
21 Мая 2008 года
208 просмотров

Атомный блеф Северокорейской ядерной проблемы не существует

Северокорейской ядерной проблемы не существует

Тема «северокорейской ядерной
проблемы» является основной темой шестисторонних переговоров (КНДР, РК, КНР,
Япония, США, Россия) по ситуации на Корейском полуострове.

Время от времени, обычно под
очередные ракетные испытания в КНДР, эта тема на некоторое время получает
импульс и широко обсуждается в повестке мировых проблем.

Предыстория этого вопроса восходит
к 1986 году, когда был запущен реактор в Ёнбёне, на котором в КНДР стали производить
оружейный плутоний.

Несмотря на то, что 12 декабря 1985
года КНДР подписала Договор о нераспространении ядерного оружия, США стали
оказывать давление на страну, с требованием отказаться от ядерной программы — в
обмен на гарантии поставок энергоносителей и строительство двух легководных
реакторов.

Однако двухсторонние переговоры
КНДР-США результата не дали. До 2002 года реакторы построены не были, и в
октябре 2002 года КНДР заявила о праве на собственное ядерное оружие.

В декабре 2002 года ядерная
программа была возобновлена.

Ультимативные требования США и
МАГАТЭ привели к тому, что 10 января 2003 года КНДР вышла из договора о
нераспространении.

В 2003 году начались переговоры по
ядерной программе КНДР, главной целью которых ставилось замораживание всей
северокорейской ядерной программы, в том числе и для получения энергии, в обмен
на поставки энергоносителей. Переговоры проходили в несколько этапов и имели
свою сложную историю, но также не дали результатов.

Постепенно Северная Корея
приближалась к созданию собственного ядерного оружия. 10 февраля 2005 в КНДР
было заявлено о создании ядерных сил сдерживания. 9 октября 2006 года в КНДР
было проведено ядерное испытание. С этого времени КНДР стал ядерным
государством, находящимся вне рамок Договора о нераспространении ядерного
оружия, вместе с Израилем, Пакистаном и Индией.

В теме «северокорейской ядерной
проблемы» постоянно присутствует мнение, что северокорейское ядерное оружие
представляет большую угрозу как для самого Корейского полуострова, так и для
сопредельных регионов. В немалой степени этому способствует отсутствие
сколько-нибудь подробных сведений о северокорейском ядерном оружии и его
реальных возможностях в нанесении вреда.

Это обстоятельство позволяет
сколько угодно широко спекулировать на теме «северокорейской ядерной угрозы»,
раздувая ее до невероятных масштабов. С другой стороны, никогда не проводится
сопоставление северокорейского ядерного арсенала с американским ядерным
арсеналом, размещенным в Северо-Восточной Азии.

О СЕВЕРОКОРЕЙСКИХ ЯДЕРНЫХ ЗАРЯДАХ И
РАКЕТАХ

На XII научной конференции
корееведов России и стран СНГ «Корея: на пороге перемен», состоявшейся в
Институте Дальнего Востока РАН 27-28 марта 2008 года представитель Центра
международных исследований Морского государственного университета имени
адмирала Г.И. Невельского (г. Владивосток) Владимир Хрусталев сделал доклад:
«Северокорейский ядерный арсенал: оценка параметров».

Он резко выделялся среди других
докладов на тему северокорейского ядерного оружия тем, что главное внимание
было уделено техническим параметрам. Это стало главной причиной, по которой
широкую общественность стоит ознакомить с основным содержанием этого доклада.

9 октября 2006 года в КНДР было
произведено подземное испытание ядерного взрывного устройства. Расчетная
мощность была 4 кт, однако полученная мощность составила всего 1 кт. Это дало
повод многим экспертам говорить о провале испытаний, — хотя были и оценки, которые
говорили об их успешности.

Для того чтобы разобраться в этом
вопросе, придется прибегнуть к рассмотрению конструкции и технологии
производства ядерного оружия.

Программа создания ядерного оружия
достаточно сложна, но основы проектирования сейчас хорошо известны и доступны
из открытой литературы. Схемы ядерных взрывных устройств самых ранних типов,
которые качественно иллюстрируют заложенные в них принципы осуществления
взрывов, достаточно широко доступны. С каждым годом становится доступнее и
различная конкретная техническая информация. Слишком много технической
информации уже стало известно через научные публикации и опубликование ранее
секретной документации. По конструированию ядерных взрывных устройств в США
даже был выполнен ряд студенческих работ, основанных на информации, доступной в
публичных библиотеках и правительственных информационных центрах.

Поэтому не может вызывать сомнения
способность КНДР создать достаточно надежное ядерное взрывное устройство.
Вариант простейшей атомной бомбы с использованием ряда общедоступных простейших
технологий вряд ли будет весить менее 1000 кг, однако он располагает
значительной разрушительной силой. Такое устройство ограниченно
транспортабельно и непригодно к установке на баллистическую ракету (БР), но
может быть использовано как ядерный фугас в оборонительных целях.

В ходе северокорейских ядерных
испытаний энерговыделение было эквивалентно 1000 т тротила. Это ниже расчетных
данных, однако, даже такой казалось бы слабый уровень, на три порядка выше
энерговыделения химических взрывчатых веществ (ВВ) соответствующей массы. Это
говорит о высокой принципиальной надежности устройства. Но в этом случае нельзя
точно сказать, было ли это просто ядерное взрывное устройство или монтируемый с
БР полноценный боезаряд.

Каковы требования к нему — и способен
ли северокорейский ядерный оружейный комплекс к их удовлетворению?

Сначала следует определиться с
предполагаемым носителем. Лучше всего на эту роль подходит баллистическая
одноступенчатая жидкостная ракета «Нодон-1». Это баллистическая ракета (БР) с
отделяемой головной частью и инерциальной системой наведения. Она имеет
стартовую массу около 16 т, длину — 16 м, диаметр — 1,34 м и обеспечивает
доставку полезной нагрузки массой около 1000 кг на максимальную дальность 1500
км с точностью поражения цели порядка 2000-3000 м. Энергетические возможности
этой БР позволяют поражать цели на территории Японии, включая американские
военные базы на территории страны. Это накладывает определенные требования к
ядерной головной части.

В ядерном боеприпасе, сам ядерный
заряд — лишь одна из подсистем, которая требует наличия других подсистем:
прочного корпуса, системы поддержания температуры, автоматики подрыва, электрических
систем и так далее.

Вес этих дополнительных подсистем
ядерного боеприпаса составляет около 300 кг. То есть, сам ядерный заряд не
может весить более 700 кг.

Учитывая низкую точность
северокорейских БР, она должна быть по возможности скомпенсирована мощностью
взрыва для создания необходимого поражающего эффекта. Это, при прочих равных,
требует большего расхода плутония в пересчете на один заряд, в отличие от
первого тестового устройства, чья мощность ограничивалась экономией плутония и
мерами по минимизации ущерба окружающей среде.

Для создания ядерного заряда схема
сферически симметричной имплозии требует наименьшего количества делящегося
материала для достижения заданной мощности взрыва по сравнению с другими
возможными конструкциями. В устройстве по типу имплозии, близкая к критической
масса делящегося вещества обжимается сходящейся ударной волной, полученной в
результате взрыва окружающего слоя взрывчатого вещества, и становится
надкритической вследствие увеличения ее плотности. Достижимая степень сжатия
зависит от совершенства конструкции и степени симметрии ударной волны имплозии.
Мощность взрыва, при одном и той же массе плутония, зависит от степени и
скорости сжатия делящегося материала. Номинальную мощность подобного ядерного
заряда можно оценить на уровне первых ядерных боеприпасов 15-20 кт.

В силу массо-габаритных требований,
предъявляемых БР «Нодон-1», это должен быть боеприпас в виде конуса высотой
около 1,5м и диаметром около 1.3 м, т.е. соответствующим диаметру фюзеляжа
ракеты, и массой не более 1000 кг. Имплозивный ЯЗ головной части БР можно
представить в виде шара, полностью помещенного в конус со стороны его
основания.

А это накладывает серьезные
ограничения на его диаметр и массу. Это вес не более 700 кг и не более 0,8-0,9
м в диаметре.

Таким образом, задачу можно
переформулировать следующим образом: можно ли, используя общедоступные простые
технологии и открытую научную и техническую информацию, создать компактный ЯЗ
номинальной мощностью 15-20 кт, монтируемый на БР «Нодон-1»? Подчеркнём: речь
идет о принципиальной технической возможности и способности ее реализовать.

Первое конструктивное решение
проблемы заключается в максимально возможном уменьшении радиуса, а,
следовательно, и массы ВВ, что при прочих равных, приводит к снижению мощности
заряда.

Снижая вес механизма консолидации,
что подразумевает снижение количества энергии, которая переводит делящийся
материал в состояние надкритичности, невозможно одновременно сохранить мощность
при том же количестве используемого делящегося вещества.

Существенным недостатком
фокусирующей системы первых бомб была большая толщина и, соответственно, масса
фокусирующего слоя. Это было связано с малой разницей в скоростях детонации ВВ,
применяемых в фокусирующих элементах. Однако сегодня общедоступны композиции ВВ
как с более высокими, чем у тогдашних «быстрых» ВВ, так и более низкими, чем у
тогдашних «медленных» ВВ скоростями. Варианты этих композиций, применявшихся в
следующих поколениях ядерного оружия США, несекретны и подробно описаны в
различных открытых источниках. Это позволяет при использовании той же
имплозивной системы, добиваться тех же давлений и скоростей, уменьшив массу и
габариты слоя ВВ, как фокусирующего, так и внутреннего, либо больших скорости и
давлений при тех же габаритах. Следовательно, используя эти ВВ можно создать
уменьшенную версию имплозивной системы бомб 1945 года с приемлемыми скоростями
и силой сжатия с приемлемой массой около 500 кг ВВ.

Однако, учитывая малую вероятность
создания в северокорейском ядерном заряде условий превосходящих по уровню
первые ядерные заряды СССР и США, логично предположить, что расход плутония на
каждый из них будет довольно значителен. В бомбе мощностью 20 кт сброшенной на
Нагасаки было 6.2 кг плутония, а в варианте бомбы аналогичной мощности описанном
специалистами МАГАТЭ в 1968 году должно быть 8 кг.

Это нижний уровень технологии,
относительно примитивный и затратный, однако позволяющий при столь грубой и
компромиссной конструкции добиться приемлемой мощности взрыва.

Последние опубликованные данные, со
ссылкой на северокорейские источники говорят о наличии у КНДР около 30 кг
плутония оружейного качества. Следовательно, КНДР может создать 3-5 ядерных
зарядов мощностью около 20 кт. Либо в пересчете на 1 кт заряды, которые уже
испытывались: до 10 громоздких ядерных устройств или до 7 весьма примитивных
ядерных зарядов для БР.

Однако вряд ли такую мощность можно
считать адекватной, потому по мнению Владимира Хрусталева в первую очередь
нужно принимать во внимание возможность создания более мощных зарядов. В таком
виде ядерный арсенал по численности сопоставим с ядерным арсеналом ЮАР конца
1980-х (4 ядерных авиабомбы мощность 10-18 кт).

Учитывая то, что оценки количества
развернутых ракет «Нодон» варьируют от 200 до 400 штук, что несопоставимо
больше числа ядерных зарядов, которые могут изготовить в КНДР, то естественно,
что их ядерное снаряжение будет носить выборочный характер.

Вот таким образом Владимир
Хрусталев оценил северокорейский ядерный арсенал.

Теперь нужно уделить внимание
возможности его применения.

АМЕРИКАНСКИЙ ЯДЕРНЫЙ АРСЕНАЛ В
СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Когда говорят о «северокорейской
ядерной проблеме», то не проводится сопоставление северокорейского ядерного
оружия с американским ядерным оружием, размещенным в регионе, которое может быть
применено против КНДР.

США имели очень широкую систему
размещения своего ядерного оружия в мире. По приблизительным подсчетам, с 1945
по 1977 год США держали на зарубежных базах 12 тысяч единиц ядерного оружия и
его компонентов в 27 странах. Из них около 2 тысяч единиц приходилось на страны
Тихого океана. До 1991 года американское ядерное оружие было размещено в
Республике Корея, а в Японии оно размещено с 1960 года и до сих пор.

США обладает следующим потенциалом
для нанесения ядерного удара по КНДР.

На американских военных базах в
Японии размещено 50 ядерных зарядов мощностью в диапазоне 0,3-40 кт. США имеет
также 80 зарядов мощностью 475 кт, размещенных на пяти атомных подводных
ракетоносцах и 500 БР наземного базирования LGM-30 «Minuteman III», с
дальностью 10000 км и возможность размещения до 3 боеголовок (на 350 БР) — 1200
боеголовок мощностью по 35 кт.

Итак, любое сравнение по количеству
единиц и мощности ядерного оружия показывает резкое превосходство США над КНДР.

США-КНДР: КТО БЫСТРЕЕ?

В ядерной войне необходимо также
учитывать боеготовность сил и время, необходимое для нанесения удара.

Учитывая расчетные характеристики
северокорейских ракетно-ядерных систем, можно сделать ряд выводов об
особенностях ядерных сил КНДР.

Во-первых, отмечается низкая
степень боевой готовности. По мнению Владимира Хрусталева, ядерные силы КНДР не
готовы постоянно к боевым действиям. Ядерное оружие, учитывая его технический
уровень, скорее всего, хранится в разобранном состоянии на одном хорошо
охраняемом подземном складе вблизи одной из ракетных баз. Этим в первую очередь
обеспечивается взрывная безопасность ядерного оружия — раздельным хранением
делящихся материалов и остальной части ядерного заряда, включая ВВ.

В таких условиях аварийный взрыв,
хотя и может приводить к негативным последствиям (разрушениям, пожарам и т.д.),
он не будет связан с радиационными или ядерными авариями.

По мнению Хрусталева, важный момент
в возможном применении ядерного оружия КНДР отличается тем, что армия имеет
большое количество подземных объектов, и ядерное оружие будет, безусловно,
храниться в надежно укрытом подземном хранилище. Мобильные пусковые установки
ракетного командования КНА в мирный период сосредоточены в укрытиях гарнизонов,
и находятся, скорее всего, в неядерном снаряжении. В угрожаемый период или в
военное время они могут получать ракеты уже состыкованные с ядерными головными
частями.

Во-вторых, по словам Владимира
Хрусталева отмечается низкая боевая эффективность. Здесь к важным особенностям
предполагаемых северокорейских ракетно-ядерных систем следует отнести высокую
уязвимость и низкую точность ракет «Нодон». Так, важным недостатком
существующих северокорейских БР является относительно долгое время
предстартовой подготовки (около 60 минут), что делает ракеты довольно уязвимыми
и замедляет время реакции. Точность этих ракет большинством зарубежных и
отечественных специалистов также оценивается крайне низко: КВО 2000-3000 м.
Учитывая столь низкий уровень технических и эксплуатационных характеристик
существующих баллистических ракет наземного базирования, применение их по
точечным объектам, особенно с большой степенью защиты, нецелесообразно, а
потому маловероятно.

Хотя не исключено, что это
очередной случай недооценки: ведь в случае оснащения блока управления системой
спутниковой навигации GPS (либо для повышения надежности и защищенности
каким-либо ее аналогом: ГЛОНАСС, Галилео и т.д.) точность этой же БР может
составлять 190-250 м. Из этого следует, что ядерные боеприпасы КНДР предназначены
для удара по целям, одновременно и достаточно большим для того, чтобы в них с
максимальной вероятностью могла попасть ракета, и имеющим крайне слабую защиту.

К таким целям, прежде всего,
относятся крупные города стран-союзников, в меньшей степени базы ВС США в
Японии.

Нанесение удара по ним вполне
осуществимо для создаваемых сил ядерного сдерживания.

В-третьих, отмечается низкая
надежность северокорейского ядерного оружия. Учитывая то, что ядерный взрыв был
всего один, и его мощность была ниже расчетной, высока вероятность срабатывания
ядерного заряда на пониженной мощности.

Ядерные силы США обладают
несопоставимо более высокой степенью боеготовности и надежности.

Ядерное оружие, размещенное на
подводных лодках, находится на боевом дежурстве, и АПЛ могут произвести залп в
течение 13 минут. Для уничтожения КНДР достаточно 4 из 80 имеющихся у США
ядерных зарядов морского базирования. В течение 60 минут может быть произведен
ядерный удар с американсих военных баз на Окинаве. В течение 4-6 часов могут
быть задействованы ядерные авиабомбы, сбрасываемые с тяжелых бомбардировщиков.

Сравнение северокорейского и
американского ядерного потенциалов показывает, что США в состоянии нанести удар
первыми, и этот удар будет сокрушительным. После него организованное
сопротивление КНА будет, скорее всего, невозможным. Результаты испытаний на
Тоцком полигоне показывают, что ядерный удар по обороняющимся войскам
производит не только разрушения, но и сокрушает боевой дух войск, лишает их
какой бы то ни было боеспособности.

Правда, нужно учитывать наличие
большого количества подземных убежищ у КНА, так что часть северокорейских войск
останется неприкосновенной и после ядерного удара.

Впрочем, после американского
ядерного удара само существование КНДР будет под вопросом.

КНДР: НЕГАРАНТИРОВАННЫЙ ОТВЕТНЫЙ
УДАР

В свете всего сказанного,
предполагаемые задачи ядерных сил КНДР состоят в сдерживании враждебных
государств (США, Япония, частично Республика Корея) от развязывания войны путем
угрозы нанесения ядерных ударов.

В военное время основная задача
организация нанесения ракетно-ядерных ударов по противнику, как
демонстрационных (для недопущения эскалации конфликта), так и возмездия (в
случае угрозы военного поражения или в ответ на ядерный удар).

Для нанесения первого удара у
северокорейского ядерного оружия слишком невысокая боеготовность, а для
нанесения разрушительного, критического удара у него слишком невысокая мощность
и надежность.

Как указывал в своем докладе
Владимир Хрусталев, по своей структуре северокорейская модель ядерного
сдерживания носит в первую очередь т. н. «экзистенциальный» характер. Под этим
понимается эффект сдерживания, проистекающий уже из самого наличия ядерных
устройств у данной страны.

Во-вторых, оно носит непрямой
характер. Северокорейское ядерное оружие не способно достичь территории США,
однако способно нанести ущерб силам США, развернутым на территории Южной Кореи
и Японии, а также, угрожая этим оружием, не допустить поддержки со стороны стран
региона военных планов США.

В-третьих, сдерживание носит
характер минимального. Это означает то, что существует лишь определенная
техническая возможность ядерного ответа на агрессию, в т.ч. ядерную, однако, оно
не имеет свойства гарантированного возмездия.

В-четвертых, учитывая что целью для
ракет являются, прежде всего, главные ценности противника: население и
государственно-образующая инфраструктура сосредоточенная в крупных городах,
значительных и крайне слабо защищенных от поражающих факторов ядерного оружия
площадных целях, закономерен вывод о противоценностном варианте сдерживания, а
не контрсиловом.

В вероятно ядерном конфликте,
северокорейские ядерные силы вступят уже после нанесения ядерного удара по
территории КНДР, под прикрытием облаков сажи, пыли и дыма от пожаров,
ионизированных частиц, приведут ракеты и ядерные заряды в боеготовое состояние
и нанесут ответный удар по городам РК и Японии, а также американским базам. По
подсчетам Центра Карнеги 2005 года, ядерный взрыв мощностью около 15 кт,
произведенный на высоте 500 м над центром Сеула вызовет гибель около 620 тысяч
человек.

Если считать, что КНДР может
собрать 7 зарядов мощность около 15 кт и все их применит по густонаселенным
городам Южной Кореи и Японии (2 — РК, 5 — Япония), то общее число жертв может
исчисляться, согласно подсчетам 2007 года, около 2 млн. человек (из которых
0,85 млн. (1,7% населения) — РК, 1,15 млн. (0,9% населения) — Япония). КНДР в
случае американского ядерного удара потеряет не менее 50%-75% населения (около
10-16,5 млн. человек), в том числе почти все население Пхеньяна, составляющее
около 3,7 млн. человек.

Подобный расчет, безусловно,
делался руководством КНДР во время принятия решения о создании ядерного оружия
и определения стратегии его применения.

Результаты этого расчета очевидным
образом отобразились в заявлении МИД КНДР от 3 октября 2006 года, то есть еще
до испытаний: «КНДР ни в коем случае не применит первой ЯО и решительно не
позволит угрожать посредством ЯО и распространять его». КНДР в настоящее время
является второй страной, после КНР, которая публично отказалась от нанесения
первого ядерного удара.

«ЯДЕРНАЯ ПРОБЛЕМА» — ЧЬЯ ИМЕННО?

Из приведенных фактов следует тот
вывод, что т.н. «северокорейская ядерная проблема» представляет собой
вымышленную, дутую угрозу. Северокорейские ядерные силы с их весьма слабыми
характеристиками и низкой боеготовностью могут лишь выполнять функцию ядерного
сдерживания, причем даже не контрсилового характера.

Понятно, что главными авторами
разговоров о «северокорейской ядерной проблеме» являются американские политики,
которые используют эту тему в качестве главного аргумента в давлении на КНДР, в
поддержании режима эмбарго против страны, а также в давлении на Японию и РК, в
принуждении их к сотрудничеству с США и поддержке американской позиции в
ключевых вопросах политики в Северо-Восточной Азии.

Нелишне также напомнить, что именно
грубая политика США, срыв заключенных соглашений и ультимативные требования
поставили КНДР перед неотложной необходимостью создавать ядерное оружие, в
условиях небывалой хозяйственной разрухи и огромного ущерба от наводнений. Если
бы США выполнили соглашение о строительстве двух легководных реакторов в КНДР,
которые они пообещали в 1994 году, то реактор в Ёнбёне был бы закрыт и никакой
северокорейской ядерной бомбы не было бы.

Зато имеет смысл говорить об
американской ядерной проблеме в Северо-Восточной Азии. Которая складывается из
наличия американского ядерного оружия в регионе, из готовности США к нанесению
первого ядерного удара, а также из политики грубого давления на КНДР и
навязывания своих интересов Корее и Японии вопреки национальным интересам
корейцев и японцев.

Оригинал этого материала
опубликован на ленте АПН.

По теме
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.
11.01.2022
За счет подъема экономики в 2021 году региону удалось значительно увеличить собственные доходы.