16+
Аналитика
12.07.2019
Изменение принципов формирования Общественной палаты Нижнего Новгорода – грубейшая ошибка.
10.07.2019
РПЦ претендует на имущество, которое должно быть доступно всем.
12.07.2019
При сохранении политического монополизма коррупцию победить нельзя.
12.07.2019
Общественная палата стала институтом развития человеческого капитала в Нижнем Новгороде.
11.07.2019
Задача снижения числа бедных и крайне бедных решаема и в архаичной экономике.
11.07.2019
Общественная палата Нижнего Новгорода не сумела стать центром городской модерации.
10.07.2019
Передача РПЦ Нижегородского острога у многих вызовет недовольство.
09.07.2019
Мнениям о проекте нижегородского низконапорного гидроузла не хватает просчитанной доказательной базы.
09.07.2019
Рост обеспеченности нижегородцев жильем обеспечен несколькими факторами.
09.07.2019
Пока не даны четкие ответы на вопросы нижегородцев, строить низконапорный гидроузел нельзя.
08.07.2019
Задача возвращения нормального судоходства на Волге требует компромиссов.
08.07.2019
Дзержинску необходима хорошая система канализации и водоочистки.
26 Сентября 2006
78 просмотров

Аттестат политической незрелости

Людям, которым не доверяют выбирать региональную власть, вряд ли можно разрешить выбирать президента и Думу.

В отмене губернаторских выборов повинны вовсе не террористы, а обычные российские граждане, вернее, их политическая незрелость. Эту далекую от канонической версию «постбесланских» изменений в избирательном законодательстве, инициированных президентом Владимиром Путиным, озвучил в Южно-Сахалинске глава ЦИК Александр Вешняков. «То, что свободные выборы губернаторов сейчас отменены, – это вынужденная мера, исходя из того, что некоторые регионы РФ оказались не готовы к проведению свободных демократических и справедливых выборов глав исполнительной власти», – разоткровенничался обычно осторожный и сдержанный Вешняков.

В официальные объяснения тех избирательных новаций (кроме отмены прямых выборов региональных начальников, ликвидировались также выборы по мажоритарным округам в нижнюю палату федерального парламента – Госдуму) – в то, что они мотивированы концентрацией сил перед лицом террористической угрозы – тогда никто особо не поверил. И обыватели, которые, согласно социологическим опросам, в целом поддержали нововведения, и недовольные ими политики были убеждены, что главная цель поправок – в дальнейшей централизации кремлевской власти. Сахалинская интерпретация избирательных новшеств главой ЦИКа превосходит самые резкие тогдашние комментарии.

Фактически, в несколько иных выражениях Вешняков повторил любимый во все времена тезис отечественных руководителей: «народ не созрел».

Впрочем, если посмотреть на персональные изменения в региональной власти, которые произошли за пореформенный период, то получается интересная картина. Не готовыми «к проведению свободных демократических и справедливых выборов глав исполнительной власти» оказались жители далеко не всех регионов. Например, наиболее подготовлены и зрелы – граждане многих национальных республик в составе Федерации. Президент России, переназначив своими указами президентов – Татарии – Минтимера Шаймиева, Башкирии – Муртазу Рахимова, Калмыкии – Кирсана Илюмжинова, – подтвердил, что народы указанных регионов, неоднократно голосуя за этих самых руководителей, делали правильный выбор. Этот вывод, вытекающий из совпадений пристрастий президента и рядовых избирателей, в корне противоречит существовавшему долгие годы стереотипу. Согласно ему, именно эти республики считались самыми неразвитыми в политическом смысле (на языке журналистов и политологов они даже получили название, символизирующее их косность и отсталость – ханства). Проводившиеся там выборы обычно оценивались наблюдателями как весьма далекие от демократических стандартов.

Если политическая зрелость жителей большинства российских автономий оказалась на должной высоте, то сознательность обитателей краев и областей пока оставляет желать лучшего.

Ее уровень никак не связан с географическим местонахождением региона и опять же не совпадает с общепринятыми оценками политической свободы и демократичности.

Например, самарцы неоднократно делали правильную политическую ставку, выбирая своим предводителем Константина Титова, который и Путину показался достойным человеком. А их соседи – саратовцы – явно оплошали, дважды голосуя за Дмитрия Аяцкова – на его место президент подобрал куда более уместного кандидата. То же самое и с нижегородцами – некогда выбранный ими Геннадий Ходырев был Путиным забракован – взамен ему прислали из самой Москвы Валерия Шанцева. У неизвестного волжанам столичного чиновника не было никаких шансов возглавить область при сохранении прежнего, выборного порядка. Вряд ли избрали губернатором Калининградской области и коренного москвича, депутата Госдумы Георгия Бооса. Пока еще не у всех выбранных губернаторов вышли сроки, и, возможно, новые назначения выявят недостаточную зрелость обитателей и иных, считавшихся продвинутыми, регионов. Например, той же Москвы с ее многими миллионами избирателей.

Результаты этой аттестации политической зрелости вызывают, с одной стороны, чувство глубокого удовлетворения: хорошо подметили, что не все способны выбрать себе правильного начальника; с другой – чувство глубокой тревоги.

Как можно доверять выборы депутатов Госдумы и президента людям, которые не в состоянии правильно сформировать власть на более низком региональном уровне?

Возможно, эта простая и очевидная мысль придет в голову тем, кто точно знает, какая власть нужна народу. И от рискованной выборности будет совершен переход к безопасному назначению. Или выбирать – например, президента – будет доверено только самым политически проверенным – например, назначенным президентом губернаторам и выдвинутым ими сенаторам.

Сам Вешняков считает, что развитие пойдет в ином, более традиционном для демократии направлении. Через десяток лет, когда народ идейно окрепнет, число выборных должностей вновь увеличится, и тех же губернаторов снова будут избирать свободно и справедливо.

Для нашей страны 10 лет – это слишком большой срок. Чтобы понять, насколько, достаточно отсчитать 10 лет назад и вперед от стартового для суверенной России 1991 года. В глубоко и безнадежно застойном 1981-м перспектива настоящих выборов казалась совершенно нереальной. В 2001-м только что лишенные сенаторских кресел губернаторы еще верили, что они являются полновластными хозяевами хотя бы в своих доменах.

Сегодня, учитывая, в частности, идущий процесс укрупнения регионов, невозможно определить даже количество краев и областей, из которых будет состоять Россия в 2016 году.

И потому вопрос о тех далеких выборах представляет исключительно профессиональный интерес. Например, для главы ЦИК Александра Вешнякова.

Оригинал этого материала опубликован на сайте Газета.Ru

По теме
08.07.2019
Нужна ли очередная болевая точка на карте общественного напряжения?
05.07.2019
Сокращение импорта говорит о снижении потребностей нижегородцев. Или о снижении возможностей.
05.07.2019
Низконапорный гидроузел – большой плюс для экономики Нижегородской области.
05.07.2019
В проекте Росморречфлота заложены многочисленные нарушения федерального законодательства.
Подборка