16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
22 Октября 2019 года
1365 просмотров

Бескорыстность – под вопросом

Василий Козлов
доктор экономических наук, профессор
Бескорыстность – под вопросом

Я в августе 1955 года был свидетелем начала заполнения Горьковского водохранилища, перекрытия отведенного русла Волги.

Можно сказать, что история этого проекта это история моей жизни. Мне было пять лет, когда мой отец был переведен из Дзержинска и возглавил электроцех, став вскоре главным инженером, а затем и директором ГЭС. Это было любимое детище отца и всего круга людей, проектировавших эту гидроэлектростанцию – выдающихся гидростроителей, в основном репрессированных. Это были специалисты мирового класса, начиная с директора строительства, потомственного дворянина Константина Севенарда.

Территория строительства была зоной, относящейся к ведомству лагерей, ГУЛАГа, управлялась лично Берией. Поэтому на первом месте среди всех критериев стояла надежность.

Тело плотины создавалось с повышенным запасом прочности, технология контроля подразумевала радиационно-изотопный контроль, тщательно исследовалась степень проницаемости плотины, вероятность эрозии, коррозии и прочих изменений. В свое время работали специальные подразделения водолазов (не могу сказать, как дело обстоит в последние годы).

Проект гидроэлектростанции разрабатывал ленинградский «Гидропроект», располагавшийся в здании Генерального штаба на Дворцовой площади, что само по себе говорит о статусе этого подразделения.

О надежности плотины Горьковской ГЭС свидетельствует и следующий факт. Обычно при сооружении таких объектов застройка и вообще освоение земельных пространств ниже плотины не предусматривалось. И строительство Заволжского моторного завода вызвало тогда немало споров.

С точки зрения экономики строительство завода в заливных лугах ниже по течению было крайне соблазнительной задачей. Но с точки зрения безопасности возникали естественные вопросы – катастрофический вариант связан с возникновением цунами высотой 13 метров, способного снести Правдинск, Балахну и затопить все вплоть до Сормово. И то, что решение о строительстве все же было принято, говорит о том, насколько значителен запас прочности плотины.

Разве кто-нибудь решился бы строить целый город в заведомо затопляемой зоне? Никто не взял бы на себя такую ответственность – это не просто подсудное, а расстрельное дело, – если была хоть какая-то вероятность аварии. 

Поэтому за недавним заявлением академика Данилова-Данильяна, утверждающего, что состояние плотины Горьковской ГЭС несет опасность катастрофы, если не обеспечить подпор снизу, я вижу лоббирование интересов тех, кто добивается повышения уровня чебоксарского гидроузла до отметки 68 метров. И если бы я выступал оппонентом Данилова-Данильяна, то обратился бы к документам строительства, которые доказывают надежность плотины – надежность в веках.

Отрицательные последствия такого решения за последние годы были объяснены не раз.

Это и затопление ценных земель ниже Городца, и подтопление Сормовского района Нижнего Новгорода в результате повышения уровня грунтовых вод, и разрушение огромного количества зданий и коммуникаций, которые окажутся в недопустимых для эксплуатации условиях.

Я уже рассказывал, как этот вопрос детально рассматривался в кабинете премьер-министра Гайдара на Старой площади. Чувашия была единственным сторонником повышения уровня водохранилища, остальные регионы должны были понести от такого решения огромные потери.

Снимет ли озвученные академиком опасения строительство Нижегородского низконапорного узла, не знаю, но мне они в любом случае кажутся надуманными. Я не верю, что ни с того, ни с сего, в разгар полемики о целесообразности строительства этого объекта возникают сомнения в надежности плотины ГЭС, которая с 1956 года стоит под полным напором.

Я в такой ситуации поставил бы под вопрос беспристрастность и бескорыстность такой оценки.

Все мы знаем поговорку «семь раз отмерь, один раз отрежь». Но надежность плотины Горьковской ГЭС вымерялась не семь и даже не десять раз. Видимо, пока вопрос не будет решен на системном уровне, он будет возникать из раза в раз, и повышение уровня Волги ниже Городца будет предлагаться под разными соусами.

Автор изображениия - Сайга20К [CC BY 3.0], через Викисклад

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.