16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
12 Апреля 2005 года
229 просмотров

Бескровные революции

Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа:

Общие закономерности во всех так называемых «бархатных революциях» на постсоветском пространстве, безусловно, имели место. Это особенно наглядно видно на примере Грузии, Украины, а несколько ранее – Югославии. Общее для всех этих «революций» – использование для их осуществления избирательных президентских или парламентских кампаний, активное влияние на итоговые результаты внешних сил, прежде всего США, имеющее целью поставить во главе государства «своего» человека (как правило, имеющего достаточно прочные связи на Западе), причем это влияние осуществляется, как правило, через неправительственные организации (Freedom House, Фонд Сороса, различного рода правозащитные организации и др.), одинаковая схема (подбор или организация оппозиционных движений и их лидеров, их финансовая, материальная поддержка, организационная помощь), активная работа с молодежью, подготовка кадров для избирательных органов и команд оппозиционных претендентов, информационное обеспечение оппозиционных движений, организация поддержки оппозиции в западных СМИ и т.п. Общей чертой пока является и бескровный характер этих переворотов. Эти же закономерности, хотя и в меньшей степени, просматриваются в Киргизии.

В сущности, все эти факторы (социальная нестабильность, фальсификация выборов, разочарование в либеральной экономической модели, желание дистанцироваться о т России), хотя и в разной степени, влияют на то, что значительная часть электората отдает предпочтение оппозиционным силам. Но главной причиной является, как правило, разочарование населения властью предержащей, ее руководителями, низкий жизненный уровень населения, порожденный  несостоятельностью социально-экономического курса правящих элит, коррупция, взяточничество, неспособность властей решить самые насущные проблемы народа.

Позицию России в «революционных» событиях в СНГ следует оценить как малоэффективную. Москва просто не имела четко оформленной политической стратегии действий в кризисных условиях. Вместе с тем следует отметить, что российское участие позволило локализовать некоторые деструктивные политические процессы. В частности, во многом благодаря вмешательству России удалось избежать кровопролития в Грузии и эскалации насилия в Киргизии. Кроме того, следует отметить, что в Киргизии Москва даже сумела несколько демпфировать американское влияние. Воздействовать на результаты выборов (и при этом крайне неудачно) российские власти попытались только в Украине и в Абхазии.

Надо надеяться, что Россией после серии «бархатных революций» выводы будут сделаны. Хотя свержение Аскаева в Киргизии показало, что кремлевские власти, отказавшись от тотальной поддержки скомпрометировавших себя властей стран «ближнего зарубежья», пока не выработали более или менее действенной стратегии в отношении подобного рода кризисных ситуаций. Единственное, что можно с уверенностью сказать, – Кремль намерен, по-видимому, пересмотреть свою  роль в СНГ, как и роль этой организации на постсоветском пространстве, более объективно оценивать свое влияние здесь.

Вероятность таких революций в России я бы пока оценил как минимальную, но не нулевую. В России сейчас нет ярких оппозиционных лидеров, за которыми мог бы пойти народ, а сама оппозиция разобщена и не пользуется широкой поддержкой и авторитетом у населения.

Политические события, произошедшие в последнее время СНГ, свидетельствуют об ускорении на постсоветском пространстве модернизационных процессов. Эти процессы с течением времени могут начаться в России, и это нынешнему отечественному руководству необходимо учитывать. Что касается политических сил, которые в результате вышеозначенных изменений могут прийти к власти, то можно сказать, что шансов нет у коммунистов, СПС и ЛДПР. 

Реставрация «социализма» в его советском виде в сегодняшней России невозможна. Россия, конечно, будет двигаться по пути экономического либерализма, хотя путь этот может быть тернист и извилист. Кто бы ни пришел к власти, ему придется считаться с накопившимися социальными проблемами и так или иначе проводить социально ориентированную политику. 

Реабилитация либеральной идеологии в глазах российского общества потребует немалого времени. Эти идеи были сильно скомпрометированы в годы правления Ельцина. Нынешние «провозвестники» либеральных идей,  (наиболее известные из них лидируют в СПС) находились в верхних эшелонах власти достаточно длительный промежуток времени, в течение которого государство планомерно сдавало свои позиции как на внешнеполитической, так и на внутренней аренах, а уровень жизни и социальный статус подавляющей части населения значительно снизился.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.