16+
Аналитика
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
13 Апреля 2005 года
183 просмотра

Без бархата и без революций

Лев Сигал, политолог:

Я убежден, что ни в одной из «революционных» республик (Грузия, Украина, Киргизия) не было революций (тем более «бархатных»). Там имели место политические перевороты. В Киргизии перевороту сопутствовал и социальный бунт. Впрочем, в последнем случае, похоже, все еще только начинается…

Общее в событиях в этих республиках только то, что переворот происходил как реакция на некорректное, по мнению оппозиции, проведение выборов. Кроме того, во всех трех случаях власть не противодействовала оппонентам и в итоге капитулировала. Иными словами, события в трех республиках объединяет общность формы. Но содержание отличное. В Грузии и на Украине к власти пришли еще более прозападные элиты. События в Киргизии произошли помимо внешних влияний. И ни о каком качественном изменении курса Акаева речь пока не идет.

Фальсификация выборов и социальная нестабильность, безусловно, стали первопричинами этих переворотов. Кроме того, коррупция и кумовство. Разочарования в либеральной экономической модели мы при этом нигде явно не наблюдаем. Многие киевляне, например, убеждены, что у них, в отличие от России, либеральная экономика до сих пор не создана. Аналогично в Грузии.

Что касается желания дистанцироваться от России, то оно было красной нитью прописано в событиях на Украине. В Грузии вопрос подобным образом не стоял, поскольку предыдущее руководство и так предельно дистанцировалось от России. Речь в Грузии шла лишь о том, чтобы вдохнуть молодую энергию в тот же политический вектор и реально добиться тех же целей, которые ставил перед собой дряхлеющий патриарх. Наконец, в Киргизии вопрос корректировки внешнеполитического вектора вообще не стоит в повестке.

В Грузии и в Киргизии Россия мудро придерживалась нейтралитета, а на Украине сделала единственно возможную для себя ставку и достойно проиграла. Никакой выгоды из событий в этих трех республиках Россия, разумеется, не извлекла.

Я уверен, что многие предлагали и продолжают предлагать Кремлю дорогостоящие «контрреволюционные проекты». Но едва ли они будут приняты, хотя такую вероятность нельзя исключить. Я прогнозирую более осторожную в будущем социальную политику и более тщательно продуманное использование административного ресурса, а также несколько более нервную и агрессивную внешнюю политику или хотя бы риторику. В целом нервозность верхов будет нарастать.

Неизбежности «бархатной революции» в России, конечно, нет. Все опросы демонстрируют высокую стабильность в настроениях большинства. Чуть более трети хотят перемен (при том все, конечно, хотят разного и даже нередко противоположного), а чуть более половины — предпочли бы «не раскачивать лодку». Кроме того, процентов 65 считают, что Путин «старается, как может», чтобы выполнить свои предвыборные обещания. Это свидетельствует о том, что радикальная интеллигенция, горячность которой все нарастает, подобно декабристам «страшно далека от народа».

Другое дело, что соцопросы фиксирует настроение избирателей, а не политически активной части общества. Власть, если она хочет удержаться, должна иметь крепкие нервы и не допускать ситуацию, при которой политику определяют не выборы, а улица. Кстати, в СССР конца 80-х — начала 90-х вышло наоборот. Кроме того, власть не должна сама «раскачивать лодку», дабы настроения большинства не изменились. Иными словами, с либеральными реформами, как их запланировал Греф, стоит повременить. Что касается специальных контрреволюционных мер (как то демонстративных уступок или наоборот формирования «священных дружин»), то на днях я говорил с Павловским, и он заметил, что такие меры обычно как раз революцию ускоряют. Я с ним согласен.

Я думаю, что революции не произойдет. Скорее всего, следующим президентом России в 2008 году станет Шойгу. Сейчас у него второй в стране рейтинг после Путина. У остальных политиков заметного рейтинга вовсе нет. Самыми активными оппонентами Путина — Шойгу будут, конечно, прозападные либералы, у которых сейчас выделилось два крыла: умеренное во главе с Касьяновым и радикальное во главе с Каспаровым — Рыжковым. Этот раскол в их стане ослабляет их еще больше.

У Рогозина сегодня, невзирая на все объективные предпосылки, недостает «уличного ресурса». Январский протест бывших льготников, например, возглавила не «Родина», а КПРФ. Рогозину оставалось только от отчаяния начать голодовку. Он может стать президентом, лишь опираясь на явную поддержку Путина. Но Путин на это не пойдет.

КПРФ несколько повысила свой рейтинг и остаётся стабильной партией (своего рода Grand Old Party), но стратегически обречена на пребывание в «электоральном гетто», как, кстати, и «Яблоко», и ЛДПР, и СПС. Кроме того, очевидно, что в политическую жизнь войдут и две новые партии: Партия пенсионеров и Партия жизни. На региональных выборах их успехи становятся все заметней. «Единая Россия» в 2007 году, конечно, утратит не только квалифицированное, но и простое парламентское большинство, однако сформирует, я полагаю, самую крупную фракцию.

Сегодня власть семимильными шагами движется к дальнейшему внедрению экономического либерализма. И меня удивляет правая часть радикальной интеллигенции, которая этого в упор не замечает и никак не может осушить слезы по ЮКОСу. Вообще иррациональная любовь к юридическому лицу есть разновидность идолопоклонства.

Большинство в России никогда либеральными ценностями не были очарованы (в отличие
от грузин, армян или украинцев). Еще в перестройку на вопрос о выборе между социализмом и капитализмом большинство отвечало, что предпочтет «иной социализм». Радикальных перемен в настроениях с той поры не произошло. И я не думаю, что в обозримом будущем здесь что-то изменится.

По теме
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.
20.01.2021
Гриневич оказалась в депутатах только потому, что сумела договориться.