16+
Аналитика
27.03.2020
Снижение интенсивности движения общественного транспорта в Нижнем Новгороде – мера вынужденная.
25.03.2020
Мэрия должна помнить, что «Нижегородский водоканал» это муниципальная служба, от которой зависит жизнеобеспечение города.
27.03.2020
Родительский контроль вместе с Роспотребнадзором могут добиться должного качества питания.
26.03.2020
Отсутствие системного подхода в Нижнем Новгороде накладывается на элементарную бесхозяйственность.
26.03.2020
Важно не столько вылечить заболевших, сколько не допустить дальнейшего распространения коронавируса.
25.03.2020
С тонкой кишкой - и не надо, вы - не лидеры, не борцы; оставайтесь всегда дома.
24.03.2020
Ответственность за оползень на Похвалинском съезде лежит на администрации Нижнего Новгорода.
24.03.2020
У потери внутренней связанности региона есть положительная сторона.
23.03.2020
Достаточно скоро кто-то победит коронавирус и повесит медаль себе на грудь.
23.03.2020
На собственные средства регион очистить всю Бурнаковскую низину не сможет.
20.03.2020
Оползень на Похвалинском съезде это следствие действий ДУКа.
20.03.2020
В  ближайшие три-четыре года мы увидим в мире кардинальные изменения. Средний класс будут «сдувать».
27 Августа 2019
732 просмотра

Бизнес не хочет инвестировать

Александр Мазин
профессор Нижегородского института управления (филиала РАНХиГС)
Бизнес не хочет инвестировать

Несмотря на зафиксированный рост на 2,35 процента инвестиций в основные фонды, сделанных в первой половине 2019 года расположенными в Нижегородской области предприятиями, ни о каких серьезных изменениях говорить не приходится.

Основной тренд, связанный с инвестициями, связан с тем, что государство вынуждено компенсировать нежелание бизнеса вкладываться в крупные проекты, рассчитанные на длинную дистанцию. Это главная доминирующая тенденция, которая действует и будет продолжать действовать в обозримом будущем.

Причины, по которым бизнес не хочет инвестировать, носят институциональный характер, они связаны с тревожными ожиданиями, с незащищенностью прав собственности и с усилением реального давления на бизнес. Реальность такова, что провозглашаемые цели и реальные действия слишком сильно различаются.

Так, провозглашенная премьером Дмитрием Медведевым идея «регуляторной гильотины», практикой не подтверждается. И многочисленные публикации в профессиональной литературе, сообщения, приходящие по бизнес-каналам, разговоры в предпринимательском сообществе свидетельствуют, что предпринимателям легче не становится. Давление на них усиливается. И это в условиях падения платежеспособного спроса и затруднений со сбытом товаров и услуг.

Общий фон позволяет поддерживать нечто похожее на статус-кво, но развитие в такой ситуации невозможно. Что бы ни говорила статистика, роста экономики не происходит. 2,3 процента роста – это дутая цифра. Реально не более полутора процентов – хорошо, если полтора.

Пересматривается прогноз на будущий год. Был 1,8 процента, сейчас уже 1,2. Но это не рост. Мир развивается быстрее. В среднем на три процента, а в развивающихся странах на пять. Мы отстаем, и этот тренд продолжается довольно долго.

Нет инвестиций – нет и развития.

Хорошую идею продвигает «Партия роста» (которой я симпатизирую, и которую поддерживаю на выборах): необходимо снизить процентную ставку и давать бизнесу дешевые кредиты – тогда он заживет. Однако даже такая мера не окажет существенного влияния на объемы инвестиций. Бизнес, может, и воспрянет – но не сильно. Потому что риски остаются очень серьезными.

Волна за волной на Россию накатываются санкции. Вроде бы, не очень сильные, но кольцо шаг за шагом сжимается. Да и просто эти санкции создают негативный фон, заставляющий бизнес смотреть в будущее с осторожностью, а иногда и со страхом.

Я уже не говорю о серьезной угрозе мировой рецессии. Если она случится, нам будет тяжко. Пока еще только, как перед грозой – погромыхивает. Но похоже, что эта гроза приближается. И в этих условиях не все рискнут инвестировать.

Наше государство в такой ситуации пытается увеличить государственные инвестиции. Но что это такое? Это инвестиции, к которым присасывается огромное количество посреднических структур и начинаются откаты, мздоимство. Целей такие инвестиции достигать могут, но, как правило, они связаны с очень большими издержками.

Реализованный на государственные инвестиции объект обходится в сумму гораздо большую, чем планировалось изначально.

Мало того, созданные объекты и используются потом неэффективно, особенно когда речь идет об имиджевых пафосных проектах. Можно вспомнить и мост на остров Русский на Дальнем Востоке, по которому мало кто ездит, и стадион в Самаре, построенный к чемпионату мира, очень слабо использующийся. Примерно то же можно сказать и о стадионе в Нижнем Новгороде. Да, они и не должны были окупаться, но можно было рассчитывать, что они будут более интенсивно работать на экономику города, на его имидж.

Мы прекрасно провели Олимпиаду в Сочи, вложив гигантские средства. Но нет-нет и проскальзывает информация, что объекты разворовываются, все ветшает, значительная часть пустует.

Нередко случается, что вложенные инвестиции дают разовый результат, а после перестают работать на экономику. И это связано именно с проектами политического, имиджевого, статусного характера, а не экономического. Формально они закладывают экономический рост, но толку от них потом немного.

Чем Нижегородская область отличается от других? Да ничем. Какие-то удачные решения региональной власти возможны, почему нет. Будет меньше ошибок – будет получше, чем в других регионах. Но общий тренд изменить никто не может. Поэтому не стоит обращать внимания на небольшие положительные изменения в рамках квартала или полугода. 

По теме
19.03.2020
Развлекательные объекты появляются в Нижнем Новгороде только за счет уменьшения парковых зон.
19.03.2020
Для кого мэрия настойчиво пытается протащить ненужные горожанам объекты в «Швейцарии»?
18.03.2020
Нижегородские региональные операторы пытаются выжать из «мусорной» реформы максимум доходов.
18.03.2020
«Нижегородпассажиравтотранс» решает проблему неэффективного управления за счет горожан.
Подборка