16+
Аналитика
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
5 Сентября 2013 года
202 просмотра

«Бомба» для председателя

«Раззудись, плечо!»

Говоря о том, почему все-таки, несмотря на все суды, несмотря
на мнение общественности, был снесен дом № 126 по улице Ильинской, я не скажу,
наверное, ничего нового: потому что в России отсутствует правовое государство и
институт независимого суда.

По закону у нас в регионе должен существовать государственный
орган, в задачу которого входит охрана объектов культурного наследия, всемерное
выявление новых таких объектов, содействие общественности в их защите и так
далее. Такой государственный орган действительно есть — это Управление государственной
охраны объектов культурного наследия Нижегородской области, которое возглавляет
Хохлов Владимир Юлианович. Только этот орган настолько коррумпирован господином
Застройщиком, что на суды представители этого органа и представители
Застройщик-Разрушителя ходят «под ручку» и мило хихикают — то есть, их связь
даже не скрывается. А кого им стесняться?

Именно это и определяет, что вместо того, чтобы выявлять новые
объекты культурного наследия и помогать общественности, которая на самом-то
деле их и выявляет — при этом мы же сами оплачиваем все государственные историко-культурные
экспертизы, экономим государственные деньги, — вместо того, чтобы помогать нам,
нас стараются дискредитировать, опорочить и тратить деньги налогоплательщиков
на альтернативные экспертизы. И все ради того, чтобы только какой-нибудь дом, который
встал на пути бизнес-планов господина Сорокина, не дай Бог, не оказался бы
охраняемым объектом.

Чтобы этого не произошло, будет сделано все. Они даже на
депутатский запрос отказываются ответить, сколько заплатили эксперту Павловой
для того, чтобы дом № 126 по Ильинке, который был снесен, был бы снесен. Мы со
своей стороны, заплатили государственному эксперту министерства культуры РФ
Ирине Агафоновой 3,5 тысячи рублей. То есть, экспертиза была сделана
практически задаром: эксперт сделала это в качестве своего гражданского вклада
в дело защиты памятников культуры.

Но мы, со своей стороны, не можем требовать от наших
экспертов, чтобы они целый месяц работали бесплатно. Поэтому у нас на будущей
неделе у нас стартует акция по сбору средств на проведение государственной
историко-культурной экспертизы, к которой мы собираемся привлечь известных
нижегородцев.

И мне хочется узнать, сколько заплатили за экспертизу
Павловой, чтобы принести Сорокину этот дом как голову Иоанна Крестителя на
блюде.

Я уже говорил об этом в интервью для телевидения: все мои
европейские и американские друзья не могут понять — им это приходится объяснять
по полчаса — почему по вопросу о разрушении памятников архитектуры я сужусь не
собственно с разрушителем, а с управлением государственной охраны этих
памятников — для них это непонятно. А для нас это — в порядке вещей. То, что
государственный орган, который должен защищать, является главным уничтожителем.

Или возьмем органы охраны правопорядка — полицию. Что пришлось
нам сделать для того, чтобы вызвать полицию и прекратить незаконную стройку,
когда появилась экспертиза Агафоновой? Нам пришлось перекрыть движение на улице
Ильинская и пойти в отдел полиции № 5 с журналистами и сказать: «Что же, вы
отказываетесь выезжать на место преступления?». И вот только тогда полицейские,
наконец, нехотя вышли из своего логова.

Но посмотрите внимательно, что происходит тогда, когда пять
человек собираются с лозунгами на улицах Нижнего Новгорода без разрешения
администрации города — сколько там человек участвуют на них в облаве! Ну,
конечно, все сейчас же собираются здесь тут как тут.

Вот вам действия полиции. Далее — действия суда.

Вот в материалах дела имеются две противоположных экспертизы. Одна
говорит, что дом является объектом культурного наследия. Другая сделана на
непонятную сумму непонятным экспертом на основе непонятного договора — и она
говорит, что дом не является объектом культурного наследия.

Я обращаюсь к суду: «Уважаемые судьи! Давайте привлечем
независимых историко-культурных экспертов с учеными степенями из Москвы,
кандидатов и докторов искусствоведения и архитектуры. Давайте назначим
экспертизу — мы готовы оплатить эту экспертизу, ваша честь!».

Нет, суд не хочет выяснять истину. Он говорит, что управление
государственной охраны имело право принимать экспертизу, у них есть на то
формальные полномочия, процессуальных нарушений не усматривается — бах! — все
законно.

То есть, суд уклоняется от выяснения истины и на формальных
основаниях — а то и без таковых — признает правоту чиновников и вдруг
оказывается, что и парк-то Кулибина у нас рубить можно, и Автозаводский-то парк
у нас рубить можно, и так далее, и тому подобное — ух, раззудись, плечо!

Нет у нас независимого суда. Управление государственной охраны
является, по сути, управлением государственного уничтожения. Застройщик — это
глава города, обладающий миллионными капиталами и покупающий и прессу, и все,
что можно.

И вот этому всему противостоит небольшая группа активистов.
Как вы думаете — велики ли у нее шансы?

Эксперты и жулики

И все-таки борьба продолжается — и борьба будет приобретать
все более острый характер. Обратите внимание, что мы за два дня до сноса дома №
126 по улице Ильинской подали в государственное управление экспертизу еще по
трем домам в том же квартале — по домам № 110, 112 и 114.

Но на сей раз экспертиза подписана уже не нижегородским
экспертом, а сотрудником государственного института искусствознания (ГИИ)
министерства культуры РФ, экспертом этого института, ведущим научным
сотрудником сектора Свода памятников архитектуры и монументального искусства
России, кандидатом наук по искусствоведению Екатериной Антоновной Шорбан,
членом федерального научно-методического совета по охране объектов культурного
наследия. Она — доцент кафедры истории архитектуры Московского архитектурного
института (МАРХИ), лауреат премии правительства РФ в области культуры за 2008
год. Это — человек, с которым мы сейчас работаем.

Вот и посмотрим, как сейчас поведет себя господин Хохлов. Он
обвинил Ирину Агафонову в профессиональной некомпетентности, он Давыдова
обвинил в непрофессионализме — посмотрим, как он будет действовать теперь.
Посмотрим, как он обвинит в непрофессионализме уважаемого и известного на всю
Россию московского эксперта. И какая будет реакция теперь уже московского
экспертного сообщества.

Далее мы будем обращаться в министерство культуры Российской
Федерации. У них есть полномочия в том числе и для выездных проверок, и для
отзыва господина Хохлова, чего мы и будем добиваться. Потому что Хохлов
занимается откровенным жульничеством и дискредитирует уважаемых экспертов.

Обратите внимание, что он делает. Он берет экспертизу,
вылавливает в ней каких-то формальных «блох», относительно которых есть
какие-то формальные мелкие оплошности, по поводу которых в положении о
государственной экспертизе сказано, что в случае нахождения таких оплошностей
государственный орган должен направить эксперту замечания и эти моменты нужно
совместно устранить.

Вместо этого на основании этих мелких оплошностей экспертиза
объявляется непрофессиональной, некомпетентной, практически ставится под
сомнение квалификация эксперта, которая получена им от министерства культуры
Российской Федерации. Это — такой вот жульнический ход. Суды наши оценку этому
жульническому ходу давать не хотят, потому что понятно — судам нет охоты
разбираться в вопросах, кем была хозяйка дома: купчихой или мещанкой и из чего
сделана лепнина, — вот такими вот вопросами.

Замечания же можно написать по любому научному тексту. Когда я
занимался археологией, я сдавал каждый год отчеты в институт археологии. И
каждый год любой археолог, будь он хоть доктор наук, получал и будет получать
от рецензента замечания на свои отчеты. Потому что иначе рецензенту скажут, что
он рецензируемую работу и не читал.

Один раз мне указали, что у меня человеческие останки в
могильнике зарисованы слишком схематично. Я зазвал на следующий год на раскопки
художника. И отчет этого следующего года получил замечание, что останки людей у
меня изображены слишком натуралистично.

Но все это не значит, что и в том, и в другом случае отчеты
мои не прошли — замечания были незначительными. Вот такими же незначительными
замечаниями господин Хохлов убивает все экспертизы. То есть, происходит
настоящее жульничество — и это уже стало тенденцией.

Борьба будет острой

Я не могу обещать нижегородцам, что мы остановим Их уже на
следующем объекте. Но я могу обещать — я уже обещал это, по-моему, полгода
назад и обещание свое держу, — что уничтожение каждого следующего объекта
культурного наследия в Нижнем Новгороде обернется для Них все большими и
большими репутационными издержками. Это Им гарантировано.

Мы будем воевать за каждый объект. Мы будем подвергать
чиновников, принимающих решения об уничтожении объектов, общественному
остракизму в средствах массовой информации, на публичных акциях, как это было
совсем недавно, когда была проведена гражданская панихида по дому № 126 по
улице Ильинской, уничтоженному накануне.

Люди прошли по улице Ильинской до управления государственной
охраны объектов культурного наследия, несли картонный гроб с надписью «Честь,
совесть, деловая репутация В. Ю. Хохлова и О. В. Сорокина», положили его к
дверям управления и там оставили.

На самом деле, у нас много чего заготовлено. И я просто
советую тому же Хохлову уйти в отставку, потому что ему предстоят несколько
тяжелых следующих месяцев — если он не покается и не станет должным образом
защищать объекты историко-культурного наследия.

И я думаю, что это только начало борьбы. Я думаю, что мы рано
или поздно остановим этот бульдозер.

По теме
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.
18.10.2021
Много ли многодетных семей нуждаются в праве на бесплатную парковку в Нижнем Новгороде?