16+
Аналитика
08.04.2021
Участившиеся задержания нижегородских коррупционеров – не уникальная для России ситуация.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
07.04.2021
Узбекистан – очень интересное направление внешнеэкономической деятельности нижегородских предприятий.
02.04.2021
Руководство Бора смотрит на проблему стелы как на какую-то временную, случайную.
01.04.2021
Программа развития Нижегородской агломерации презентована на самом высоком уровне
01.04.2021
Ретро-трамваи – хорошо, но гораздо важнее создать единую транспортную систему.
29.03.2021
«Единой России» необходимо приложить серьезные усилия, чтобы заинтересовать большую часть нижегородцев.
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
23 Июня 2010 года
270 просмотров

Человек десяти лет

Любая попытка узнать что-нибудь о
Станиславе Белковском из открытых источников сразу приводит к некоторому
конфузу. Его деятельность как политолога и политтехнолога в 2000-е затрагивала
едва ли не все важные темы десятилетия (Путин, Березовский, Ходорковский,
национализм, коммунизм, оранжизм – и все остальное тоже), однако ни по одному
из этих вопросов невозможно узнать что-либо достоверное.

Любое утверждение о деятельности
Белковского в том или ином источнике опровергается утверждением в другом
источнике, причем степень авторизации (или анонимности) этих источников тоже
очень широко варьируется. Ясно одно: все 2000-е Станислав Александрович
занимался активной деятельностью в политтехнологической сфере
, хотя
единственный однозначный эпитет, которым можно эту его деятельность
охарактеризовать, будет «противоречивая». Именно так о его деятельности чаще
всего обычно и отзываются.

Белковский в первую очередь – это
очень яркий публицист и общественный мыслитель, его читать всегда интересно.
Взгляд на общественные явления у него всегда неожиданный, хотя соглашаться с
ним, как правило, не тянет, скорее тянет спорить. Но в любом случае, с чем у
него всегда было все в порядке – так это с креативностью, новые идеи
порождались в огромном количестве, и часть из них воплощалась в медийном и даже
отчасти политическом пространстве.

Человек, обладающий подобными
качествами, в 1990-е почти неизбежно становился политтехнологом. В 2000-е
сфера политтехнологии начала с катастрофической скоростью вырождаться
, и в
ней удалось удержаться очень немногим людям – либо тем, которые очень сильно
этого хотели, либо тем, которые не нашли себе применения в другой области, либо
и то, и другое сразу. Во многом это было веление времени, хотя и конкретная
политика наших властей тоже сыграла большую роль. Любые альтернативные точки
зрения на происходящее, не говоря уже о каналах влияния, в 2000-х уже не то что
не приветствовались, но самыми разными способами целенаправленно уничтожались
или маргинализовались, и вся политическая борьба, которая вообще невозможна без
таких вещей, была остановлена тоже.

Быть политтехнологом в такой
обстановке, да еще политтехнологом с довольно отчетливой и последовательной
антипутинской позицией было, очевидно, непросто, и чтобы выживать в этой сфере
в качестве активного деятеля, надо было предпринимать целый ряд действий и
усилий какого-то совершенно особого рода. Упоминания о Станиславе Белковском
пестрят сообщениями на эту тему. «Теснее и дольше, чем с кем бы то ни было,
сотрудничал с Борисом Березовским
», – пока с ним «вконец не рассорился».
Работал в Киеве на различных политиков – «то на одного, то на другую», и при
этом сделал так много, «как никто другой», чтобы запугать наши власти угрозой
оранжевой революции. Опубликовал (в 2003 году) знаменитый доклад «Государство и
олигархия», в котором обвинил крупных собственников в стремлении отстранить
Путина от власти, и в течение нескольких лет стал ассоциироваться с
«человеком Кремля»
(тем более что Кремль тогда как раз занялся
упорядочиванием олигархической сферы, через судебный процесс над Ходорковским)
но через некоторое время стал последовательным защитником Ходорковского и
оппонентом Путина
.

Но в последнее десятилетие у
Станислава Белковского чувствовалось что-то вроде ностальгии по 1990-м и ранним
2000-м – времени, когда в стране происходила реальная борьба политических сил.
Федеральный центр, которому вечно не хватало в то время денег, заметно
проигрывал многим группам влияния, у которых как раз денег было в избытке.
Властные полномочия, конечно, давали определенные преимущества, но у нас в
стране сейчас деньгами (а не официальным положением) определяется многое, и
попытки надавить на властный центр довольно часто оказывались успешными. В этой
атмосфере лавировать между политическими силами, что-то организовывать,
заключать союзы и альянсы, а другие, наоборот, разваливать – для этого были все
возможности, и Белковский этим пользовался.

Все переменилось, когда нефтяная и
газовая рента резко выросла, и у федерального центра денег и влияния стало
столько, что вступить с ним в конкуренцию или открытую борьбу означало
совершить политическое самоубийство. Все 2000-е продолжалось это
политическое безвременье, которое с иных точек зрения выглядит великим благом,
а с других – великим злом для России
. Оживляться атмосфера в этом отношении
начала только в 2008 году, с началом кризиса, и недаром тогда Белковский начал
публиковать на АПН серию материалов под названием «Кризис. Отец родной».

«2008-й стал самым удачным годом
для России за долгое историческое время», пишет Станислав Белковский в
предновогодней итоговой статье на АПН. «Экономический кризис – [это] и есть
главный успех России в уходящем году. Благодаря кризису Россия поняла, что сон
разума, который подавали нам как колбасно-воровскую стабильность на все
времена, рождает все-таки лишь чудовищ. А лучший год России еще впереди.
2009-й? Дай-то Бог!
».

Надо признать, что Белковский
одним из первых в стране, еще осенью 2007 года, начал прогнозировать
приближение «масштабного экономического кризиса» в России
, правильно оценив
угрозу того, что начиналось как относительно безобидный и локальный ипотечный
кризис в США. Костяшки домино начали падать именно так, как он тогда
предсказывал, и продолжают падать так вплоть до настоящего времени – а это
удалось очень небольшому количеству аналитиков.

Белковский оценивает это в довольно
широком контексте, в рамках всей послевоенной истории, политической и
экономической: «После Второй мировой войны, когда развернулась глобальная
конкуренция двух моделей развития – социалистической (советской) и западной –
Запад, наряду с политическими свободами, предъявил миру общество потребления,
которое, подобно сладкоголосым сиренам, должно было в конечном счете завлечь в
свои сети и Второй (коммунистический), и Третий мир. В 1989 году, после падения
социалистических режимов в Восточной Европе, мир стал однополярным. Модель
"политические свободы + потребление" победила в качестве глобального
образца. Сам же постоянный рост материального потребления стал практически
безудержным». В 2007 году же, по мнению, Белковского, «началось крушение этой
финансово-потребительской пирамиды, которое в 2008-м приняло характер
глобального кризиса
».

При такой трактовке дальнейшее
развитие кризиса можно предсказывать довольно однозначно: мир распрощается со
своим послевоенным процветанием и вернется во времена, больше напоминающие
довоенное время. Для России это означает полный крах ее постсоциалистической
модели, которая, как впрочем и поздняя социалистическая, держалась на продаже
чрезвычайно дорогих сырьевых ресурсов на мировой рынок. Это значит, что
потрясения неизбежны, и наша политическая система начнет сейчас
трансформироваться под давлением самых разных факторов сразу.

В этом контексте Белковский и
воспринял первые удары грома, которые начали раздаваться (как ни странно, для
нашей власти довольно неожиданно) в последние два года. Первым ярким событием в
этой цепи было, пожалуй, возмущение в Пикалеве, и по этому поводу Белковский
написал статью с характерным названием «История Пикалевского бунта» – в которой
едва ли не наиболее внятно из всех выразил определенную точку зрения, совет
(или призыв) осуществить давление на власти единственным оставшимся способом: «Что
же из [всего] этого следует? Простой вывод. Не придавать значения Путину с его
изощренными интонациями и многослойными намеками. Хотите вырвать у этой власти
то, что вам причитается? Поступайте, как пикалевцы. Выходите на улицы,
перекрывайте дороги, творите власти реальные проблемы. Только в таком случае
власть испугается вас и что-то сделает для вас. Так оно устроено. И никак
по-другому
».

Принципиальная неуступчивость к
любым видам давления – хоть даже самого, сколь угодно оправданного,
общественного и демократического, хоть парламентского, хоть политического –
было едва ли не самым характерным признаком нашей власти в последнее
десятилетие, и в такой ситуации все 2000-е Белковский, при всей его активной
деятельности, выглядел как политическая фигура неким анахронизмом, «последним
из могикан»
. Как он впишется в новое время, которое сейчас на наших глазах
наступает – будет видно, но в любом случае вся модель отношений между властью и
обществом сейчас будет меняться, и она, видимо, не будет напоминать ни 1990-е,
ни 2000-е. Опыт России показывает, что такие изменения всегда (после накопления
определенного давления внутри системы) происходят резким скачком, и никто не
может заранее предсказать, какую конфигурацию примет политическая система на
следующем повороте.

Оригинал этого
материала опубликован в Русском журнале.

По теме
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Для Нижнего Новгорода и для всего региона 2021 год – особенный.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.